ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Это вопрос или констатация факта?— Наблюдение.Томас ничего не ответил. Помолчав, сказал, не глядя на девушку:— Я не хочу, чтобы ты уходила.На его шее выступили багровые полосы, слова прозвучали довольно резко. И Люсинда вдруг осознала, что босс волнуется. Возможно, впервые в жизни Райсу приходилось просить: ему, который привык приказывать и не сомневаться в послушании.Неожиданно Люсинда поняла: ей необходимо видеть и слышать Томаса каждый день, она желала заниматься делом, которое ей по душе. Но девушка знала — ее стремления тщетны. Ей казались странными смешные надежды на то, что когда-нибудь, если она очень постарается, Райс полюбит ее.— Я не могу остаться, — произнесла Синди ровным голосом.Босс отодвинулся, засунув руки в карманы.— Хорошо. Тогда больше не задерживаю. — Томас вернулся за свой стол. — У тебя есть расписание моих встреч до конца недели, — быстро заговорил он, просматривая какую-то папку и извлекая из нее бумаги. — Я ухожу. Если понадоблюсь, свяжись по телефону. Можешь идти.Босс ни разу не взглянул на девушку, хотя она медлила покинуть кабинет.— Все, Люсинда. — Томас наконец поднял глаза. Она кивнула и вышла.В задумчивости девушка сидела перед машинкой. Ну что ж, жизнь продолжается, время излечивает раны. Она могла сколько угодно вспоминать житейские истины. Увы, ни одна из них не приносила успокоения. Потому что она оказалась в новом странном мире, не зная его правил. Впереди длинный, темный туннель, и Люсинда не представляла, что делать дальше.Но сейчас она не задумывалась о будущем. Потом. Времени достаточно. И в который раз девушке отчаянно захотелось, чтобы была жива мать. Отцу, конечно, можно доверять, но он вряд ли поможет в сложившейся ситуации, хотя делал все, чтобы заменить дочери мать.На следующий день в офис пришла Салли, новая секретарша. Веселая и энергичная, она немного отвлекла Люсинду от мрачных мыслей.Босс недолго поговорил с ней и распрощался. Однако даже за столь короткое время он произвел на миссис Маккен соответствующее впечатление. Несколько ошарашенная, она сказала:— Мистер Райс очень подавляет, правда?— Привыкнете, — ответила Люсинда, доставая папку и извлекая документы. Она не желала обсуждать Томаса.— А вы привыкли?— Да, — сказала девушка бесцветным голосом. — Работы здесь много, — Синди старалась говорить бодрым голосом — незачем смущать Салли, — но он очень обязательный человек и всегда терпеливо объясняет непонятное. — Последнее утверждение выглядело несколько преувеличенным, но Салли немного успокоилась.В пятницу Люсинда могла покинуть офис со спокойной душой, не опасаясь, что миссис Маккен без нее не справится с делами.В пять тридцать, собравшись уходить, девушка поймала себя на мысли, что надевает пальто слишком медленно. Она снова оглядела кабине!, страстно желая увидеть Томаса. В последний раз, прежде чем он навсегда исчезнет из ее жизни. Люсинда с ним почти не общалась. Райс пропадал на бесконечных деловых встречах, а когда возвращался, то работал в основном с Салли.Синди направлялась к метро, когда неожиданно перед ней появилась Мэри. Материализовалась, как вампир, подумала, едва сдержав стон, Люсинда.— Как жизнь? — Мэри, видимо, решила не отставать от нее.— Прекрасно. — Синди даже стиснула зубы, чтобы спутница не заметила, как ей плохо. Правда, вопрос не требовал правдивого ответа. Видимо, он являлся прелюдией к более важному разговору.— Да? Я тебе не верю! — воскликнула Мэри.— Твое дело, — безразлично ответила Люсинда.На станции обе встали за билетами. Вечером в час пик, в толпе, над которой пульсировало рекламное освещение, а главное, рядом с Мэри, Синди почувствовала себя плохо. Острые глазки мисс Саймон буквально сверлили Люсинду, и от них наверняка не укрылась ее внезапная бледность.— Слышала, ты уходишь. — Мэри не оставляла попыток завязать беседу. Синди не ответила. — Чем же вызвано столь неожиданное решение?Люсинде казалось, что очередь совсем не движется. Перед ней стояли по меньшей мере пятнадцать человек, и, конечно, мужчина у окошечка никак не мог найти бумажник.— Думаю, ты правильно поступила, — продолжала Мэри. — Я бы сделала то же самое. Он переспал с тобой только потому, что ты оказалась под рукой. — В ее голосе звучала нескрываемая зависть. , Мэри, конечно, не могла не знать, что она совсем не интересовала босса, возможно, он даже не подозревал о ее существовании. И все же она позволила себе удовольствие мерзко судить о том, что для нее самой оказалось недоступным.— Девушке нужно быть гордой, — не отставала мисс Саймон. — Что ты собираешься делать?— Искать другую работу, — коротко ответила Люсинда.Мужчина у окошка наконец отыскал бумажник, и очередь продвинулась. Слава Богу!— А ты уверена в своих способностях? — тихо прозвучало за спиной, и девушка замерла: что крылось за этими словами?— Вакансий для секретарей очень много. — Тревога не оставляла Люсинду. Купив билет, она повернулась и резко сказала: — На твоем месте я бы перестала думать про Томаса. Ты ему не подходишь, так что напрасно теряешь время.— Посмотрим, — злые глазки жестко смотрели на девушку. — Желаю тебе всего наилучшего. — И с ехидной улыбкой она продолжила: — Думаю, тебе будет приятно узнать, что после твоего ухода у меня открываются перспективы.— То есть? — удивилась Синди.— Тебе теперь, конечно, все равно. Ну, так вот, сегодня я видела босса и сумела убедить его взять меня на твое место. Хотя я делаю много ошибок, когда печатаю, но зато нахожусь в курсе дел компании, хорошо знаю клиентов. А Салли переходит в мой отдел. — Хитрым взглядом она окинула Люсинду из-под густо накрашенных ресниц. — Правда, очень мило с его стороны?Ничего не ответив, Синди резко повернулась и буквально бегом бросилась к платформе. Хоть бы скорее оказаться дома! Как же так? — изумлялась она. Мэри займет ее прежнюю должность, а Райс даже не сообщил ей. Это же предательство. Неужели эта шлюшка в конце концов окажется в его постели? Люсинда почувствовала, что ее лихорадит…В следующую неделю она почти не выходила из дома, вяло слоняясь из угла в угол: ею овладела апатия, все валилось из рук, поминутно лились слезы.Как Синди ни старалась, не думать о Томасе она не могла. Не выходила из головы и Мэри Саймон. А кроме того, она не представляла, как жить дальше и следует ли рассказать о случившемся отцу. В их отношениях установилась враждебность — дочь понимала, что виновата она одна, но из-за гордости не намеревалась сделать первый шаг, и нынешняя ситуация только усложняла задачу.В пятницу вечером Люсинда сидела с чашкой чая перед телевизором, почти не вникая в слишком запутанный сюжет какого-то детектива. Ее больше занимали собственные мысли. Неожиданно в дверь позвонили.Тяжело вздохнув, она, явно недоумевая, пошла открывать. И остолбенела, увидев на пороге Томаса.— Что ты здесь делаешь? — прошептала она в ужасе.Серые глаза смотрели холодно, но губы улыбались. Он шутливо спросил:— Разве так встречают бывшего босса? Люсинда не пошевелилась.— Зачем ты пришел? — снова поинтересовалась она.— Узнать, как у тебя дела, разумеется, — продолжал Райс непринужденно.Распахнув дверь, он направился в комнату. Люсинде оставалось или закрыть дверь, или, собрав силы, спокойно потребовать, чтобы Райс немедленно покинул ее жилище. Она предпочла первый вариант. Томас беспокойно ходил по маленькой квартирке, останавливаясь, чтобы выглянуть в окно, из которого открывался крайне унылый вид на улицу — ни деревца, ни лужайки. Окраина, чего ожидать!— Не хочешь кофе? — Люсинда чувствовала себя неловко.Он кивнул.— Да, если не трудно.— Не трудно, конечно.Они оказались в странной ситуации и искусственно поддерживали вежливый диалог.Хозяйка, приготовив кофе, принесла чашку гостю.— Итак, как живешь? — спросил он, отпивая ароматный напиток, и посмотрел на нее тем самым взглядом, от которого ей всегда становилось не по себе.— Замечательно, — с некоторым вызовом ответила Синди.— Сказала отцу, что ушла с работы? — продолжал Томас.Она покачала головой.— Я еще не разговаривала с ним с тех пор… Сообщу на следующей неделе.— Однако говорить о плохих новостях не очень-то приятно, не правда ли? — Босс холодно усмехнулся и продолжал пристально разглядывать ее, что выводило девушку из душевного равновесия. Она вдруг почувствовала, как в ней поднимается возмущение: Люсинда не просила Райса приходить сюда, она не желала его видеть. Единственное, о чем девушка мечтала, — забыть его навсегда.— Что-нибудь подыскиваешь? — спросил Томас;Она опять покачала головой.— Начну на следующей неделе.— Значит, тебе предстоят трудные денечки, а? — Он не скрывал сарказма.— Да, — согласилась Люсинда. От его тона ей становилось не по себе.— В нашей компании появилась вакансия. — Райс пристально смотрел в ее глаза. — Ушла помощница одного из финансовых директоров — Лиана Престон. И если хочешь…— Нет! — почти крикнула Синди.Вернуться? Ни за что! Даже если у нее не останется ни пенни и никаких перспектив на будущее.— Нет? — по выражению лица Райса она поняла, что другого ответа он и не ожидал.Хоть бы он ушел! — думала Синди. Она так нервничала, что сердцу стало больно, и, чтобы не упасть в обморок, ей пришлось вцепиться в подлокотники кресла.— Почему ушла Лиана? — Она облизнула губы. Поддерживая отвлеченный разговор, Люсинда могла продержаться еще некоторое время. — Мне казалось, ей нравится работа.— Да, конечно. Но она перешла в фирму мужа своей сестры, у них возникли какие-то проблемы, содержать секретаря на полную ставку накладно. Лиана в деньгах теряет, но зато ей не придется платить ренту за жилье — сестра отдает в ее распоряжение верхний этаж своего дома. — Томас насмешливо посмотрел на Люсинду. — Отчаянные ситуации требуют отчаянных решений, так ведь?Аккуратно поставив чашку на стол, гость поднялся.— Ты выглядишь усталой. — Он подошел к ней. — Мне, наверное, лучше уйти.Девушка кивнула с облегчением.— Если не желаешь меня видеть, я больше не появлюсь, — спокойно добавил Томас.Она опять кивнула и собралась подняться, чтобы проводить его, однако он неожиданно сказал:— Не вставай. Пожалуйста. — Райс улыбнулся, от чего в душе Синди возникла безотчетная тревога. Он наклонился над ней и положил руки на подлокотники.— Мы ведь не хотим, чтобы ты утомлялась? — произнес Райс многозначительно.— Что ты имеешь в виду? — проговорила Синди слабым голосом.— Сейчас объясню. Ты думала, что я не узнаю? Ты же беременна, да? Глава седьмая Люсинда оцепенела. Все мысли мгновенно вылетели у нее из головы, но, очнувшись, она побледнела.— Кто тебе Оказал?— Незачем играть в прятки, — отрезал Томас.Конечно, он непременно бы догадался, что она беременна. Достаточно внимательно понаблюдать за ней, чтобы заметить — она поправляется.Когда Синди поняла, что забеременела, она решила сразу же уйти с работы. Но дальше этого она не пошла. Теперь же дело осложнилось. Если известно Томасу, значит, он обязательно при первой же встрече расскажет отцу. А дочь не собиралась ему открываться.Она приложила руку ко лбу.— Как ты узнал? Райс усмехнулся.— Какая разница! Мэри Саймон сообщила, что ты плохо выглядишь, по-видимому, беременна.Тяжелый удар. Люсинда закрыла глаза, пытаясь представить, где состоялся доверительный разговор: в кабинете босса, где Мэри присела на край стола, у стойки в баре или в его постели? Следовало догадаться, что сослуживица заметила ее состояние. Теперь загадочное замечание о новой работе, о том, что Синди вряд ли справится с «трудными денечками», вырисовывалось отчетливо: Мэри догадалась об истинной причине ее ухода.— Почему же ты сразу не сказал? — спросила Люсинда с возмущением. — К чему такие шарады?— Надеялся, ты сама будешь со мной откровенной. — В голосе Томаса зазвучала ярость. — А ты вообще замкнулась.— Разве я обязана посвящать тебя в личные дела? — спросила девушка звенящим от напряжения голосом. — Тебя это совершенно не касается. — И тут же поняла, что говорить так не следовало. У Райса перекосилось лицо, и Люсинда заторопилась объяснить: — То есть… я имела в виду…— Не продолжай, Люси! Запомни: именно это меня касается!— Да, ребенок твой, — горячо подхватила она, — но мне от тебя ничего не нужно. Оставь меня в покое. Лучше бы ты вообще никогда не появлялся на моем пути!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...