ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— А я и не догадывался, что вы меня хорошо изучили, — насмешливо протянул он.Я? Да я вас совсем не знаю, хотела промолвить девушка, но промолчала.— Вы не ответили на мой вопрос, — мягко напомнил Томас, но вдруг поднял руку. — Впрочем, не отвечайте. Не сейчас. — Затем наклонился к Синди, и, прежде чем его горячие губы коснулись ее рта, она быстро закрыла глаза. Их губы сомкнулись в глубоком, страстном поцелуе.Люсинда застонала и попыталась отодвинуться.— Что-то не так? — Райс на секунду выпустил ее из объятий.— Вы не находите меня привлекательной, — проговорила девушка неровным голосом. Но пока она произносила слова, ее руки вцепились в рубашку Томаса. Отбросив сомнения и вопросы, оставшиеся без ответа, Люсинда почувствовала, что поступает правильно — сопротивляться влечению просто немыслимо.— Наоборот, может, вы слишком привлекательны, — пробормотал Райс, осторожно проводя пальцем вдоль ее позвоночника. Девичье тело начало медленно плавиться в его объятиях.Нежно обхватив руками голову Люсинды и касаясь губами ее уха, Райс хрипло прошептал:— Так да или нет?— Да, — едва слышно сказала девушка. Ждала слишком долго, могла бы добавить она.Томас подхватил ее на руки и, пройдя через гостиную, ногой открыл дверь в спальню и положил на кровать.Он не стал включать торшер, оставил открытой дверь в гостиную — слабый свет, проникавший оттуда, окрашивал спальню и теплые тона.— Ты еще так молода, — бормотал Райс, и Синди с тревогой подумала: неужели он отступит?— Нет, — запротестовала она, — я знаю, что делаю.— Я имею в виду не возраст. — Томас сидел очень близко. Девушка положила руки на его плечи.— АО чем же? — Она старалась казаться спокойной, отгоняла мысль о том, что он, возможно, намеревается уйти.— Ты слишком наивна. Я представлял тебя совсем другой. Конечно, ты умеешь держаться как светская дама, но под оболочкой скрывается дитя.— Зато ты зрелый. И опытный, — хрипло добавила Люсинда. — Даже мудрый, как старик.— Иногда я чувствую себя таким.— И имеешь вереницу любовниц за спиной? — Девушка через силу засмеялась, но ее сердце сжалось от ревности к воображаемым пассиям.— Ну, положим, не вереницу, — проговорил Томас и так нежно провел пальцами по ее щекам, очерчивая линию губ, что у нее участилось дыхание. — Я не ловелас, — добавил он.— Нет? — Люсинда закрыла глаза.— Нет, — улыбнулся он.— Но я уверена, ты получал множество предложений.— О да. Ты права. Еще есть вопросы? — Тихо засмеявшись, Томас склонился и коснулся губами ее шеи. Люсинда обвила его руками и потянула к себе. Если у нее и оставались вопросы, то вспомнить их она уже была не в состоянии.Томас стянул с нее кофту, поднялся и, не сводя глаз с ее лица, стал раздеваться. Дрожа как в лихорадке, Синди следила за его медленными движениями. Ее откровенно жадный взгляд доставлял Томасу невыразимое наслаждение.Что бы он ни говорил, девушка понимала, что Райс — мужчина, искушенный в любовных тайнах. Его нагота вызвала в ней такое горячее страстное желание, что стало вдруг трудно дышать.Сложен Томас великолепно: подтянутый и мускулистый, как атлет, хотя спортом не занимался — нет времени.Она начала снимать длинную юбку, но Райс остановил ее вопросом:— Ты предохраняешься?— Предохраняюсь? От чего? — Люсинда не поняла. Она почему-то подумала о прививках, которые ей делали в детстве перед первым путешествием за границу.— Д как ты думаешь? От беременности, конечно.— Да, — машинально ответила девушка.— Хорошо. — Томас расстегнул молнию на юбке. Когда она стала стягивать кружевные трусики, он удержал ее руку, хрипло прошептав: — Подожди.Подождать? Невыносимо. Люсинда отчаянно хотела его.Райе склонился над ней, и у девушки перехватило дыхание от прикосновения жадного языка к груди. Его пальцы осторожно сжимали нежные бутоны сосков, затем двинулись ниже, к плоскому животу, и, вскрикнув от наслаждения, Синди раздвинула ноги. Сладкая судорога прошла по телу, когда она почувствовала между ними руку Томаса, которая опустилась, отыскивая сокровенную впадину. Найдя ладонь Люсинды, Райс судорожно прижал ее к своей горячей напряженной плоти. Девушка хотела увидеть его лицо, но он не дал ей повернуться. Его язык, дразня, изучал податливое тело. Реальность перестала существовать… Жгучая боль на мгновение пронзила Люсинду, когда он погрузился в горячее нежное лоно, но быстро притупилась…Несколько позже, еще лежа в объятиях, девушка с удивлением подумала, что давно известные сравнения, казавшиеся раньше плоскими и избитыми, оказались удивительно точными. Неужели физическое влечение столь велико? — спрашивала она себя.Но вслух произнесла совсем другое:— Когда ты улетаешь?— Рано утром, — ответил Райс, взъерошивая ее светлые волосы. — Почему ты спрашиваешь?Она медленно провела рукой по его бедру и подумала, что Томас вряд ли будет скучать. Хотя он избегает случайных связей, их встречу он отнюдь не считает своей судьбой. И уж, конечно, вряд ли он ее любит. Неожиданно ей стало больно: неужели чувство не имеет никакого отношения к тому, что произошло?— А что будет, когда ты вернешься? — спросила поспешно, девушка, словно выпала из лодки и отчаянно цеплялась за борт.Он нахмурился.— Будет с чем? — переспросил он.— С нами.Его рука еще продолжала ласкать Люсинду, но глаза сузились.— Я займусь своими делами, ты мне по-прежнему подчиняешься. И, конечно, продолжим заниматься любовью.— Как просто!— А разве не так?— Но жизнь-то гораздо сложнее, — возразила девушка.Босс насмешливо улыбнулся.— Ты говоришь совсем как взрослая, — протянул он.Синди ответила резче, чем намеревалась.— А я и так взрослая.— Значит, должна все понимать сама и не обращаться за разъяснениями. Я не желаю связывать себя никакими обязательствами, — сказал он очень жестко.— Ты просто развлекаешься!— Ну, такая философия тебе, кажется, хорошо знакома.Люсинда подумала, что вряд ли смогла бы объяснить, насколько плохо она разбирается в подобной философии. Да, она развлекалась месяцы напролет, ни о чем не заботясь и избегая всякой ответственности, как сказал бы Томас, только ее похождения не имели никакого отношения к сексу.— Полагаю, да, — девушка постаралась, чтобы голос прозвучал беспечно, и ей показалось, что Райс расслабился.— И с Реджиной ты тоже забавлялся?— Она особенная женщина, — проговорил Томас задумчиво. — Внешне мы выглядели идеальной парой. — Он помолчал. — Мы одинаково смотрим на жизнь, у нас сходные характеры. Но, в конце концов, этого оказалось недостаточно.— Ты жалеешь? — Синди задала вопрос очень осторожно, чувствуя, что в любой момент Томас замолчит.— Почему? — опять заявил он жестко. — Что случилось, то случилось. Однако я извлек урок.— Какой? — Девушка даже не поняла, почему спросила, хотя заранее знала ответ.— Брак не для меня. — Райс весело засмеялся. — Давай займемся чем-нибудь более интересным. — Он сжал ее грудь, и тело ответило на ласку раньше, чем она. Томно вздохнув, Люсинда кивнула, и, с нежностью глядя на нее, Томас засмеялся. — Ах ты, маленькая распутница! Тебе ведь нравится секс, правда?Уступая зову естества, девушка притянула Райса к себе, смело отвечая на ласки, дразня и возбуждая его.С чувством острого наслаждения и своей власти над мужчиной Люсинда наблюдала, как вожделение вытесняет в нем остальные чувства. Их ласки стали обоюдными и, казалось, им не будет конца. Напряжение нарастало.Как возникла безудержная страсть? Синди догадывалась и прежде, но теперь истина стала очевидной. Под физическим влечением скрывалось более сильное, властное и гораздо менее управляемое чувство — любовь. С обычным желанием, наверное, можно справиться, но против любви Люсинда не имела никакого оружия. Да и разве она бы им воспользовалась? Без малейшего колебания девушка отдавала себя ему, жадно лаская широкие плечи, грудь, сильные бедра. Тела взаимно отвечали на страсть. Волна наслаждения опять захлестнула обоих, и реальность отступила…Когда Томас сказал, что ему пора уходить, Люсинда взглянула на часы, — уже было далеко за полночь.— Нужно собираться, — сказал он, поднимаясь. — Приму-ка душ. С удовольствием пригласил бы и тебя, но, боюсь, времени в обрез.Девушка сонно улыбнулась и опять опустилась на подушки, рассеянно слушая шум льющейся воды.Итак, Райс не намерен связывать себя обязательствами. Странно, но эта мысль не вызывала ни отчаяния, ни сожаления. Да разве можно гневить Бога из-за того, что произошло? Томас желал получить удовольствие, и хотя она страстно надеялась на нечто большее, внутренне согласилась принять все как есть. Иначе пришлось бы отступиться. Но хватит ли у нее сил? Конечно, ее ожидает сильная боль, влечение и наслаждение стоили будущих мучений. Однако сожалеть поздно.Молча наблюдая, как Томас вытирает волосы, Синди с тоской думала о том, что он исчезает на три недели: открытие филиала компании за рубежом требовало его личного присутствия. Босс всегда стремился довести начатое дело до совершенства и не представлял, что кто-то другой лучше воплотит его идеи. Именно поэтому Райс достиг прочного финансового положения в бизнесе. Не потому ли он разорвал отношения с Реджиной, что их связь оказалась не на должной высоте?Томас подошел к девушке, наклонившись, поцеловал ее в лоб, словно пожелал ребенку спокойной ночи. Она улыбнулась.— Я буду звонить каждый день, — пообещал Райс.Люсинда кивнула.— А если возникнет вдруг серьезная проблема? — поинтересовалась она.— Пошли телеграмму. В крайнем случае, я немедленно возвращаюсь из командировки, хотя мне не хотелось бы прерывать поездку.Синди не терпелось спросить, будет ли босс скучать, но сознавала, что вопрос запрещенный, и удержалась от любопытства.Томас тихо вышел, а она долго лежала с открытыми глазами, чувствуя себя совершенно опустошенной. Затем незаметно уснула.На следующее утро после некоторых колебаний она решила остаться дома еще на один день.Следующую неделю Люсинда не находила себе места: она была полностью предоставлена самой себе.Спустя три дня она поняла, что телефонные звонки поднимают ее настроение. Слушая его голос, она почти физически ощущала присутствие босса.— Скучаешь? — весело спросил он накануне.Она рассмеялась и ответила так же легко:— Конечно! Накопилось много вопросов, которые лучше решать тебе как боссу, а не мне, твоему секретарю.В коротких разговорах даже незначительная реплика могла выдать ее настоящие чувства, которые Люсинда тщательно скрывала. К тому же в глубине души теплилась надежда, что со временем секс перерастет в глубокое серьезное увлечение, и она старательно отгоняла мысли, что ему надоест с ней встречаться. Однако, рассуждала Люсинда, страсть не является основой для долгой привязанности. К тому же она не представляла себе в качестве идеала женщину, которая нравится Райсу, привлекая его только с определенной стороны.И тем не менее Люсинда убеждала себя в том, что в жизни всего можно достичь, нужно лишь приложить старание.И Синди стала считать дни до приезда босса.Однажды вечером, когда она заканчивала работу, в кабинет вошла Мэри. С их первой встречи они почти не общались друг с другом.Правда, иногда они сталкивались в гардеробе и перебрасывались несколькими вежливыми фразами, но не более того.Люсинда быстро убирала стол, показывая, что очень спешит и разговаривать ей некогда. Но Мэри, бросив на нее пронзительный взгляд, весело спросила:— Ну, и как ты справляешься без начальства?— Прекрасно, — не поднимая головы, ответила девушка, продолжая собирать бумаги.— О нем тут бродят слухи… — Взяв со стола ручку, Мэри принялась внимательно ее рассматривать.— Да? — преувеличенно равнодушным голосом сказала Синди.— Да. — Мэри Саймон положила ручку на место.Как всегда, она была сильно накрашена и, игнорируя правила служебного этикета, одета в яркую открытую блузку и чрезвычайно короткую черную юбку. Впрочем, ее наряды всегда подходили более для ночного клуба, нежели для работы. Мужчинам, несомненно, нравился ее сексуальный вид, что Мэри вполне устраивало.— Говорят, он расстался со своей подругой. — Гостья выжидательно посмотрела на секретаршу.— Правда? — Люсинде становилось труднее поддерживать разговор в небрежном тоне. Ей совсем не хотелось обсуждать личные привязанности босса.— Точно. Полагают, они поругались, потому что его пассия нашла себе другого мужчину.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...