ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я бы предпочла…— Ты уже объясняла, — резко прервал он, не обращая внимания на официанта, застывшего на почтительном расстоянии. Когда тот отошел от столика, Райс наклонился к девушке: — Давай отправимся в Испанию или в Грецию. Что ты предпочитаешь?— Канарские острова, наверное, — откликнулась Люсинда неохотно. Райс холодно посмотрел на нее.— Думаю, ни одну из женщин не пришлось бы уговаривать отправиться в экзотическое путешествие.— А я не из их числа! — отрезала Синди.— Определенно, нет, — ответил Томас. Не скрывается ли в замечании очередная колкость? — подумала она, но решила не выяснять. Нужно научиться вести себя с Райсом прилично и не искать в каждом слове и жесте скрытый смысл.Однако она знала, почему так получается. Хотя Люсинда не жалела о том, что, не воспротивившись влечению к мужчине и его обаянию, провела с ним ночь, она не могла простить себе того, что влюбилась в Райса. У него же ситуация проще: женщина, которую он любил и на которой собирался жениться, предпочла другого, а тут подвернулась Синди. В жизни многое меняется, думала она с сожалением, единственное, что остается постоянным, — наше прошлое. Она старалась привыкнуть к будущему — свадьбе, путешествию, ребенку, который появится на свет. Реальная действительность перечеркнула надежды юности, показав ей, как наивен розовый флер…Свадьба оказалась довольно заурядным мероприятием: в одну минуту из Люсинды Блэр она превратилась в миссис Райс, о чем свидетельствовало обручальное кольцо.Молодожены пригласили нескольких друзей, зато отец созвал весьма обширный круг знакомых. Они бы страшно обиделись, уверял он дочь, если бы свадьба его единственной дочери обошлась без их участия. После короткой церемонии регистрации все отправились в дом мистера Блэра, где он, отчаявшись уговорить Люсинду закатить пышную свадьбу, устроил званый обед.Среди гостей находились Брюс и Реджина. Новобрачная старалась не смотреть на нее, представляя, что творилось в душе Томаса, — он терял эту женщину навсегда.Синди пыталась выглядеть оживленной и радостной. Но напряжение сказывалось.— Держись, — вполголоса скомандовал Томас, обнимая жену.— Улыбаюсь изо всех сил, — не поднимая глаз, ответила она.Никто ничего не замечал. Свадьба шла своим чередом.За столом возникла оживленная беседа, поминутно прерываемая смехом.Отец гордо расхаживал по комнатам, радуясь, как ребенок. К концу вечера, когда гости стали расходиться, Люсинда столкнулась с Реджиной.— Я никак не могла поговорить с вами, — сказала та, усаживая миссис Райс на диван рядом с собой. Люсинда попыталась улыбнуться в ответ на мягкое сердечное приветствие, но чувствовала себя смертельно усталой. Ей хотелось спать.— Я совершенно сбилась с ног. — Новобрачная не стала вдаваться в подробности, — кроме отца, о беременности никто не знал. Она по-прежнему казалась стройной, свободные платья понадобятся еще не скоро.— Да, все случилось очень быстро, — улыбнулась Реджина, — как у нас с Брюсом, Мы тоже собираемся вскоре пожениться. Видимо, расстанусь с работой, чтобы помочь Брюсу управляться с имением. Я уже предупредила его, чтобы привыкал сидеть дома.Мисс Таббс засмеялась, и, глядя на нее, Люсинда тоже заулыбалась, но от зависти у нее сжалось сердце: она представила, какая счастливая семейная жизнь ожидает Ре джину.— За Томаса я тоже очень рада, — тихо заговорила она, вновь становясь серьезной. — Мы очень сблизились.— А сами вы не чувствуете некоторую?.. — Синди пыталась найти подходящее слово.— Обиду? — пришла на помощь Реджина, — Нет, не особенно. Я как бы предчувствовала, что, выйдя замуж за Томаса, совершу ошибку, но никак не могла понять, в чем тут дело. Только влюбившись в Брюса, поняла, чего мне не хватает. Вообще ситуация очень похожа на мою карьеру. Я всегда хорошо училась, мне везло, я сразу получила хорошую работу, быстро продвигалась по службе, добилась определенного успеха. — Она пожала плечами. — И тем не менее, я без сожаления откажусь от дел.Люсинда задумчиво смотрела на мисс Таббс, затем спросила:— Как вы думаете, если бы вы с Райсом поженились, у вас были бы дети?— О, да. — И тут дамы увидели, как Брюс кивает из другого конца комнаты, постукивая пальцем по циферблату часов.Реджина поднялась и, улыбаясь, сказала:— Томас всегда хотел иметь семью. Полагаю, он сделал бы все возможное, чтобы ребенок появился сразу. Его родители рано умерли. Он мечтает вырастить детей, дать им образование и… дождаться внуков.Люсинда провожала гостей в хорошем настроении, обдумывая услышанное: понятно, почему Томас так торопил со свадьбой. Подошел муж и обнял ее. Счастливая пара, наверное, думают окружающие, пронеслось у нее в голове. И никто не догадается, ради чего устроен спектакль…В машине, направляющейся в аэропорт, Синди сидела с закрытыми глазами, откинувшись на спинку сиденья, и размышляла.Томас пришел к ней в тот вечер, потому что хотел ее, желал почувствовать тепло женского тела. И что бы ни говорил он сам, Люсинда знала: если бы не появился Брюс, на ее месте оказалась бы сейчас Реджина.Их с Томасом взгляды во многом совпадали. Во всяком случае, раньше. Вряд ли теперь положение изменилось. Влечение Райса чисто случайное, оно исчезло бы очень быстро, потому что не Люсинда нужна ему, а просто привлекательная женщина, которая помогла бы пережить трудный период. Неожиданная беременность изменила ситуацию и превратила злополучную ночь в пожизненное обязательство.Открыв глаза, Синди посмотрела на четкий профиль мужа. Если бы не разговор с Реджиной, она бы не догадалась, как он хочет иметь детей.Томас разбудил жену, когда машина подъехала к зданию аэропорта. Она широко зевнула и вытянулась, насколько позволял салон.— Проснулась? — с улыбкой спросил Райс. — Может, отвезти тебя на тележке, чтобы ты продолжала дремать?— Я не виновата, — сердито ответила Люсинда и опять зевнула. — Это все гормоны.Томас расхохотался.— И как долго гормоны будут нести ответственность за твои поступки?— Месяцы, — ответила она, открывая дверцу, — а то и годы.Синди искоса бросила взгляд на мужа. Раскованный, удивительно привлекательный — в желтой рубашке и темно-зеленых джинсах.В зале аэровокзала толпился народ, однако час пик закончился. Уверенно, как потенциальный пассажир международных рейсов, Райс подал билеты и удостоился повышенного внимания, поскольку места находились в салоне первого класса.Синди безучастно стояла в стороне, наблюдая за суетой. Единственная из всех она не радовалась возможности совершить увлекательное путешествие.Длительный перелет, вызывавший у нее ужас, Люсинда благополучно проспала, а очнувшись, с неудовольствием обнаружила, что начинает получать радость от предстоящего отдыха.Едва молодожены сошли с трапа, как на них обрушилось сумасшедшее солнце. Последний раз Люсинда ездила с отцом в Испанию лет десять назад и успела забыть, какие здесь яркие краски: деревья пронзительно зеленые, цветы вызывающе красные, небо — безупречно голубое. Природа навевала покой и ленивую истому.И хотя Люсинда надела легкое платье, она изнемогала от жары, мечтая скорее добраться до душа.Но, войдя в номер, она вдруг с тревогой вспомнила, что наступил медовый месяц, а значит, им нужно спать в одной кровати. Вот странно: вышла замуж и не задумалась о последствиях.На пороге Синди с опаской оглядела двуспальную кровать. Муж, снимая рубашку, сухо произнес:— Ну, что ты замерла? У тебя такой вид, будто тебя сейчас съедят. — И ушел в ванную, оставив дверь открытой. Стараясь не смотреть на супружеское ложе, Люсинда стала торопливо распаковывать чемоданы.Когда Томас вышел, единственной одеждой служило ему полотенце, небрежно повязанное вокруг бедер. Смутившись, она резко спросила:— Ты что, не мог одеться?Райс остановился, посмотрев на жену долгим взглядом. Затем очень медленно подошел к ней.— Ты забыла, что мы законные супруги? — В голосе звучала ледяная вежливость. От недавней непринужденности и обаяния не осталось и следа.— Мы прекрасно знаем, что единственная причина, по которой мы здесь оказались, — будущий ребенок, — сказала она. — На нас сейчас никто не смотрит, зачем же притворяться?У Люсинды горели щеки, больше от того, что Томас стоял слишком близко. Стоило ей протянуть руку, и она бы коснулась его сильного тела. С трудом совладав с собой, Синди подняла на мужа глаза.— И что нам следует делать? — мягко спросил Райс, но его интонация не обманула Люсинду, она внутренне вздрогнула.— Каждый будет вести свой образ жизни, — неуверенно предложила она, нервничая.— И время от времени случайно встречаться в ресторане? — с иронией проговорил Томас.Синди ничего не ответила. Тогда он крепко сжал пальцами ее руку и ровным голосом произнес:— А теперь послушай меня. Мы женаты. Ищи не ищи причины того, что произошло, ничего не изменится. И я не собираюсь избегать близости, когда мы останемся наедине.— Ч-что, что? — заикаясь, пробормотала Люсинда.— Я считаю наш брак настоящим, а не фиктивным, понятно? — Томас помолчал, давая жене время на размышление. Она смотрела испуганно.— Ты сам не веришь в то, что говоришь.— Я утверждаю абсолютно серьезно. Я не намерен, живя с тобой под одной крышей, проводить время с другими женщинами.— То есть ты не будешь мне изменять, да? Женщине, которую не любишь? И надеешься, что я тебе поверю?Нахмурясь, Томас с недоумением посмотрел на Люсинду.— Что за вздор?— А Мэри? — Люсинда с трудом произнесла это имя, но постаралась не выдать своего негодования. — Ты же взял ее на мое место, не поставив меня в известность. Видимо, имелись веские причины?Сжав губы, Томас смотрел на жену.— Ну и дурочка! Да Мэри у меня не работает! Ну почему ты веришь всему, что тебе говорят? Люси, мне иногда хочется задушить тебя! Хватит об этом! — приказал Томас. — А теперь посмотри на меня.Люсинда подняла глаза, и у нее застучало сердце.— Ну же, — хрипло проговорил Райс, — обними меня.— Нет. Не могу.— Не криви душой. — Томас ехидно усмехнулся. — Или ты специально избегаешь меня? Разве ты не хочешь меня? Признайся, Люси!От насмешливой интонации у Люсинды зарделись щеки.— Нет, — солгала она, со страхом глядя в холодные глаза мужа. — Ненавижу себя за то, что произошло. Я поддалась эмоциям и искалечила свою жизнь. И хотя мы женаты, ситуация не меняется.— А что произойдет, если ты уступишь мне еще раз? — мягко сказал Томас и нежно коснулся пальцами ее подбородка. — Или небеса рухнут на землю?— Я не хочу обсуждать эту тему, — прошептала Люсинда. — Разговор бесполезный.— Нравится тебе или нет, но тебе придется меня выслушать, — жестко сказал муж. — Ты же никогда не сталкивалась с неприятностями, да? И тебе трудно смотреть в глаза?— А Реджина лучше бы вела себя в подобной ситуации? — спросила Люсинда с нескрываемой горечью. — Ты всегда стараешься подчеркнуть, что я безнадежная неудачница. У тебя одинаковый подход ко всем женщинам? Увы, я никогда не стану такой, как твоя бывшая подруга.— Разве я заявлял, что ты неудачница? — удивленно спросил Томас, и Люсинда поняла, что едва не выдала себя.— Однако всегда подразумевал, — пробормотала она. — Понимаю, у меня слишком благополучная жизнь. Но разве я виновата?— Ты ревнуешь меня к Реджине? — спросил Райс. — Так же, как к Мэри Саймон? Знаешь, как это называется?Люсинда резко отодвинулась от мужа и подошла к окну. Видимо, не следовало вспоминать о Реджине, как, впрочем, и о Мэри. Она не сдержалась. Ее ослепила ревность. Мэри, конечно, — обыкновенная интриганка, но мисс Таббс угрожает ее благополучию.— Ну? — повторил Томас, подходя к жене. — Отвечай!— Ты ревнуешь меня к Брюсу? — избегая ответа, спросила она в свою очередь.— Ты не была с ним помолвлена, — напомнил Райс, — и не состояла в любовной связи.Люсинда порадовалась, что муж не видит ее лица, поскольку она смотрела на полоску травы во дворе отеля.— Ну, а если бы?..— Вопрос гипотетический.— А если бы случилось на самом деле? — допытывалась супруга.— Ну, хорошо. — Томас помолчал. Люсинда многое бы отдала, чтобы узнать, о чем он думает. — Зачем ревновать тебя к человеку, который тебе не подходит. Рано или поздно ты сама бы разобралась в своих чувствах. — Он отвернулся. — Прими душ и постарайся уснуть.— Да, ты прав. — Синди подошла к кровати и, взяв купальные принадлежности, направилась в ванную.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Загрузка...

загрузка...