ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Затем отбросил тряпку и уставился на свои руки.
— Ты была на работе?
Тон вопроса был будничным, но она заняла оборону.
— Да, я как раз шла домой.
— Так рано?
— Сегодня репетиция свадьбы. Через час. Я не видела и не слышала тебя все это время и подумала, что должна проверить, все ли с тобой в порядке. Может, ты заразился от меня?
— Я в порядке. И ты тоже выглядишь гораздо лучше.
— Чем в последний раз? — Она вспомнила о своей пижаме и красных глазах и засмеялась: — А что изменилось?
На этот раз он взглянул на нее в ленивом раздумье, словно смотрел сквозь ее практичную юбку и яркую, но строгую блузку. Тело у нее сразу сделалось горячим, чувства обострились.
— Милая юбка, — мягко сказал он. — И блузка… красивая. Но ты мне очень понравилась в той розовой пижаме… и ни в чем больше.
Ну конечно. Она болтала о лимонах и лекарстве от простуды, а он в это время думал, что она без нижнего белья. Она пыталась подавить в себе жар — головокружительный, приятный, страстный жар. Особенно когда он стал не спеша сокращать дистанцию между ними.
— Беспокойство о моем здоровье — единственная причина, по которой ты пришла? — Он остановился прямо перед ней. Шанталь даже не заметила, как попятилась назад, пока не почувствовала спиной что-то твердое. «Машина», — как в тумане подумала она. — Или у тебя были еще какие-то дела?
Он положил руки на капот машины, рядом с ее бедрами, и она почувствовала, как кровь в жилах закипела.
— Ты дрожишь, — сказал он.
Его руки потянулись к ее талии, и она подалась вперед. Если Камерон Куэйд хочет снять с нее юбку, она готова…
Он вложил ей в ладонь мобильный телефон, вибрирующий мобильный телефон, который был пристегнут к ее ремню.
Это оказалась Джулия, болтливая как всегда. Ее монолог дал Шанталь время привести мысли в порядок, а Куэйд направился к своим вещам на скамейке. В этот миг она готова была убить Джулию.
Однако произнесенное Джулией имя вернуло ее внимание к телефону.
— Куэйд не отвечает на телефонный звонок? — повторила она. Он замер и повернулся к ней. «Джулия», — сказала она ему одними губами. — Думаю, я могу спросить у него, хочет ли он с тобой поговорить.
Она наслаждалась паузой, пока Джулия переваривала сказанное.
— Где ты? — с подозрением спросила сестра.
— Сейчас? В гараже.
— И он тоже там?
— Да, он здесь.
Она передала ему трубку. Когда первые слова Джулии вызвали у него улыбку, а последующая тирада заставила его рассмеяться, Шанталь почувствовала укол ревности.
Ревность к сестре? К ее без пяти минут замужем и безумно влюбленной сестре?
Тряхнув головой и отбросив такую невероятную мысль, она взглянула на Куэйда и увидела, что тот выпрямился, на щеках заходили желваки.
— Я так не думаю, — сухо сказал он. — Разве нет кого-нибудь…
Должно быть, Джулия прервала его. Он провел рукой по лицу и тяжело вздохнул.
— Ну хорошо, я согласен.
Он оглянулся и встретился взглядом с Шанталь. Лицо у него было таким напряженным, что она не могла дышать на протяжении целой бесконечно длящейся секунды.
— Леди, вас поведу я.
Поведет… куда? Шанталь судорожно перебирала в голове все те места, куда он может ее повести. Его грудь. Этот плоский живот, на который она украдкой посматривала чуть раньше… Но тут она вдруг поняла, что он все еще говорит с Джулией. А смотрит прямо на нее. Что все это значит?
— Ты же говорил, что не будешь делать того, чего не хочешь, — сказала она, забирая у него телефон.
Это не такое уж большое дело. — Куэйд пожал плечами с кажущимся безразличием, но она заметила в этом жесте какое-то напряжение. — Просто надо сегодня прийти. Митч не сможет. Зейн на работе — что-то надо отбуксировать, — и Джулия не знает, кого еще можно попросить.
Прийти на свадебную репетицию, послушать клятвы и обеты? Ее сердце жалости. Чертова Джулия, как только она могла поставить его в такое положение! И Митч тоже хорош.
— Ты не обязан делать это. Мог бы сказать, что занят.
Он все еще стоял, облокотившись на машину, и пристально смотрел на нее, глаза блестели опасным светом.
— Кто сказал, что я не хочу?
— Я думала…
— Я бесплатно пообедаю, выпью. И покатаюсь на свадебном «мерседесе».
Так вот что предложила ему Джулия! Вот куда он ее поведет! Шанталь была в негодовании.
— А я имею право вставить хоть слово?
— Только если быстро. Тебе придется подбросить меня на место через полчаса, и ты, наверное, захочешь еще принять душ и переодеться. Уж я-то точно.
— И что, ты думаешь, мне надеть?
Он изучающе прищурил глаза, на его губах появилась легкая улыбка.
— Что-нибудь, что легко снять.
Куэйд прекрасно заменил Митча на репетиции. Молчаливый, сосредоточенный, лицо напряжено. В течение обеда он был непривычно спокоен.
Билл сидел слева от Шанталь и слишком много говорил о красивых пейзажах севера, сопровождая свои рассказы выразительной и чрезмерной жестикуляцией. Из-за этого она все ближе подвигалась к Куэйду, который сидел по другую руку от нее. В результате она оказалась так близко, что это стало уже неприлично. Шанталь чувствовала, что готова взорваться.
Если бы Куэйд не предложил долить всем еще вина, она бы сделала это сама. Хоть какое-то разнообразие. Он подошел к бару, оперся о стойку и непринужденно заговорил с симпатичный блондинкой-барменшей.
Шанталь страстно хотела сейчас быть на ее месте. Потом кто-то встал между ними, и он выпал из ее поля зрения. Этот кто-то была Пруденс Форд, которая опустила свои впечатляющие волосы на стойку прямо рядом с Куэйдом.
Кри заметила это и обратилась к брату:
— Иди, спасай Куэйда, стервятники на горизонте.
Значит, не только ей он казался таким неотразимым, он притягивал женщин, как магнит стальные скрепки.
Какие же у него все-таки планы в отношении ее?
Простой вопрос для такой умной девочки, как ты, Шанталь.
Разве он не предложил ей надеть что-нибудь, что легко снять? Она опустила глаза вниз, на свои джинсы на пуговицах и рубашку, застегнутую до самого горла. Конечно, ей хотелось надеть легкую юбку и топик. Или еще что-нибудь из одежды, оставшейся на кровати.
Но она не хотела выглядеть слишком… уступчивой.
Если он хочет чего полегче, пусть получает Пруденс Форд. Эта женщина знает, чего хочет от мужчины. Но ведь и ты хотела этого сегодня утром, Шанталь. И ты бы сделала это сегодня после обеда, Шанталь, в гараже Куэйда, на машине Куэйда, в машине Куэйда…
Так в чем дело?
Еще один дурацкий поступок, если уж называть вещи своими именами, если отбросить свой основной инстинкт и посмотреть правде в глаза…
Стоя в розовой беседке Джулии и наблюдая за напряженной фигурой Куэйда, она чувствовала, как внутри у нее все сжалось. Она слышала, как дрогнул у Джулии голос, когда та произносила слова клятвы, и хотела бы быть в эту минуту на ее месте. Она хотела слышать эти священные клятвы любви и верности, преданности и единства, хотела смотреть в его завораживающие зеленые глаза и слышать слова, слетающие с ее собственных уст.
Она хотела от Куэйда гораздо большего, чем просто секс.
Ну вот она и признала это. Шанталь сидела спокойно, стараясь глубоко дышать, расслабиться и прийти в себя. Она поняла, что же на самом деле с ней происходит.
Кинув взгляд в сторону бара, она увидела, что появился Зейн и мужчины вернулись за стол. Ее смущенный взгляд встретил взгляд Куэйда, задержался, и сердце застучало по ребрам, как молоток.
Ей надо уходить отсюда. И быстро.
Налепив на лицо фальшивую улыбку и стараясь не встречаться ни с кем глазами, она пробормотала что-то насчет завтрашней работы и о том, как много дел у нее накопилось после отгулов. Потом взяла сумку и поспешно направилась к двери.
Оказавшись через тридцать секунд возле своей машины, она увидела его.
Куэйд был в десяти ярдах от нее, затем подошел ближе. Обойдя длинный трейлер, закрывавший ему обзор, он увидел, что ее блестящая серебристая машина поцарапана. От одного конца до другого тянулась глубокая царапина.
— Ох, — мягко выдохнул он.
Она не повернула головы, но он услышал, как она прерывисто вздохнула, увидел злость в ее глазах.
— То же самое случилось как-то с моим «бимером». Новеньким, всего две недели как купил.
Я свою купила четыре недели назад. — Она дотронулась до дверцы, нежно провела пальцами по царапине. — И что ты сделал?
— Сообщил в полицию и отправил машину в ремонт.
Она засмеялась.
— Тогда я сделаю то же самое.
Шанталь наклонилась к водительской дверце, но он остановил ее, положив руку на плечо.
— Дай мне ключи, я поведу. Она тряхнула головой.
— Никто не водит эту машину, кроме меня.
— Ты не в себе, расстроена, а ты и так ездишь слишком быстро. Я еще жить хочу.
— Сегодня неплохой вечер для прогулки пешком.
— Это ты и хотела сделать, когда убежала из бара? Прогуляться пешком до дома?
Все еще держа руку у нее на плече, Куэйд почувствовал, что она задрожала.
— Я… я не думала. Я вовсе не думала бросать тебя.
— Рад слышать. А теперь дай ключи.
— Я больше не злюсь, и я хорошо вожу машину.
— Это твое субъективное мнение, я ведь уже ездил с тобой. Ты водишь слишком быстро. — Она открыла рот, чтобы возразить, но он не дал: — Помнишь, как ты подрезала грузовик на Килти-Хилл? Еле-еле справилась тогда с управлением. Скажи, Шанталь, ты можешь говорить о чем-нибудь и при этом не спорить?
Куэйд специально сделал ударение на словах «о чем-нибудь». Его глаза скользнули по ее губам, потом переместились на грудь, поднимавшуюся и опускавшуюся в такт прерывистому дыханию. Он провел рукой по ее плечу, по руке, потом опять вверх, к плечу, почувствовал, что она немного дрожит, и понял, что сам дрожит тоже.
Затем взял из ее ослабевших рук ключи.
— Пока ты не начала придумывать, почему я не могу вести машину, могу сказать тебе, что я не превышаю скорости, вежлив с другими водителями и выпил всего один бокал вина этим вечером.
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
Через десять минут Шанталь стала угнетать тишина в машине. Можно было бы поставить какую-нибудь музыку — у нее большой выбор, — но она заметила, как ехидно ухмыльнулся Куэйд, глядя на ее коллекцию бойз-бэндов.
А вдруг он думает, что она все еще переживает, отдав ему ключи? Шанталь никак не могла отбросить терзавшие ее сомнения и наконец решила поговорить.
Кроме того, оставался еще один вопрос…
Он все еще хочет, чтобы она оказалась без одежды?
О господи, пора прекратить думать об этом…
— Надеюсь, ты не хочешь спросить меня…
— Эта фраза только подтолкнет меня к тому, что я действительно хочу спросить, — перебил он, но она услышала в его голосе смешок.
«Хорошо, — подумала она, — весело — это хорошо».
Он махнул рукой, сильной, мужественной рукой с длинными изящными пальцами. Вспоминая его руку на своем плече, она почувствовала, как ее охватывает знакомый жар, острая волна желания, и ощутила на себе его взгляд. Он следил за тем, куда она смотрела.
Поймали. Лицо у нее вспыхнуло, она отвернулась, кашлянула и стала вспоминать, о чем хотела спросить.
— Я тут думала насчет твоего «эмджи». Ты собираешься на нем ездить?
— Может быть. — Он улыбнулся своей неуловимой сексуальной улыбкой, от которой на щеках у него появлялись ямочки.
— На самом деле это машина моего отца. Он долго возился с ней, потратил несколько лет, разыскивая разные части. Ты когда-нибудь слышала о четвертом правиле ремонта машины?
Шанталь покачала головой.
— Оно гласит: парень, у которого есть деталь, которая тебе нужна, продал ее вчера.
— Звучит очень похоже на Законы Мерфи.
Еще хуже. — Их глаза встретились и задержались на мгновенье, пока ему не пришлось опять посмотреть на дорогу. — У отца пропал весь энтузиазм после смерти мамы. А я решил заняться ею, пока жду, что там надумает Джулия насчет моего сада. Решил закончить работу над машиной отца. Своего рода дань…
Его голос сорвался, и Шанталь мысленно закончила за него: дань памяти. Да. Потрясенная этими словами, она помолчала.
— Поэтому ты и восстанавливаешь сад? Ради твоей матери?
Он перестал барабанить пальцами и взглянул на Шанталь, на лице было написано удивление, но глаза потеплели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...