ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее взгляд встретился с его, и больше она его не отводила. Страх, слезы. О, мой бог. Страх за нее, слезы из-за нее. В груди у нее закололо, и к ней вернулась надежда. Она должна ему кое-что объяснить, все ему рассказать…
— Я должна сказать тебе…
— Я видел твою машину и…
Они заговорили одновременно и одновременно замолчали.
— Я никогда еще не был так напуган.
— Я тоже. Я думала, что у меня не будет возможности рассказать тебе.
— О ребенке?
— Да.
Это был просто легкий шепот. Когда она попыталась отобрать у него свою руку, его хватка стала сильнее, и это придало ей силы. Решительности.
— Я собиралась сказать тебе. Сегодня. Я слышала, что ты вернулся, и ехала домой… — Голос у нее задрожал, и ей пришлось остановиться. На глаза опять навернулись слезы, раздражая ее, мешая. Она ненавидела свою слабость, свою робость.
— Тем утром… — он остановился, изучая их переплетенные руки, — ты ходила к доктору?
— Нет.
— Он был слишком занят?
Шанталь тряхнула головой, затем вздрогнула — она совсем забыла о шишке.
— Нет, просто не захотела.
Он сжал ей руку еще крепче, до боли, и она отвернулась, чтобы не видеть его злости.
— Послушай, я знаю, ты не хотел этого…
— Чего?
Он так громко вскрикнул, что Шанталь, приоткрыв рот, посмотрела на него.
— Почему ты решила, что я не хочу ребенка?
— В тот день, когда родилась Бриди, как только Зейн произнес слово «ребенок», ты убежал с такой скоростью, как будто за тобой гнались все черти ада.
Он отстранился и удивленно посмотрел на нее.
— И ты подумала, что у меня отвращение к детям?
— А что еще я могла подумать?
— Ты поэтому так среагировала, когда сказала, что порвался презерватив? — Он еще крепче сжал ей руку.
Она осторожно кивнула и услышала, как он рассмеялся. Он смеялся с облегчением, и еще он смеялся как бы над самим собой.
— Кстати, насчет непонимания. — Он тряхнул головой. — Когда я увидел Зейна, в его глазах… Черт, да я ничего так не хочу, как ребенка. Детей. Смех. Хочу, чтобы мой дом стал таким, каким был в моем детстве.
Он вздохнул, и это был вздох мучительной надежды.
— Когда я узнал, что сделала Кристина, когда понял, что у меня даже не было выбора насчет ребенка…
— Кристина была беременна?
— Да, но я не знал, она мне даже не сказала, просто пошла и сделала аборт и продолжала жить дальше, как будто зуб удалила, или что-то в этом роде.
О, мой бог. Эта женщина… просто что-то невероятное.
— Я узнал об этом после взбучки на работе. Когда я напрямую спросил у нее обо всем, она рассказала мне историю о беременности… в качестве дополнительного подарочка.
— Ты все еще любишь ее? — Не все слова слетели с ее губ, а ей уже захотелось взять их обратно. — Забудь. Не отвечай.
— Я не люблю ее и даже не знаю, любил ли я ее когда-нибудь. — То, как просто он сказал это, заставило Шанталь ему поверить. — Я не помню, чтобы чувствовал когда-нибудь к кому-нибудь то, что чувствую к тебе.
Хороший ответ. Нет, прекрасный ответ.
— И что же ты чувствуешь? — спросила она хриплым голосом.
— Я хочу, чтобы ты всегда была рядом. Я не могу даже помыслить о жизни без тебя. Ты мой друг, моя любовница, моя жена. — Он поцеловал нежную кожу у нее на запястье. — Я люблю тебя, Шанталь. Я знаю, это не самое романтичное место, и, черт возьми, я сам не романтик…
Шанталь думала иначе. Особенно когда он встал на одно колено.
— Ты выйдешь за меня?
Из глаз у нее полились дурацкие, душащие ее слезы, и она смогла только всхлипнуть в ответ: — Да. А вдруг он не расслышал?
— Да, да, да.
Он нежно поцеловал ее в лоб, в щеки и наконец в губы. Она подумала, что ее сердце сейчас просто разорвется от любви.
— Заберешь меня домой?
Он засмеялся так же нежно, как и поцеловал.
— Пойду посмотрю, что можно сделать.
— Подожди, — ее возглас остановил его в дверях, — вернись.
— Все, что пожелаешь. Похоже, ты чувствуешь себя уже лучше.
— Ты замечательно умеешь целоваться.
— Исцеляющее прикосновение?
— Отчасти. — Она на секунду замолчала, внимательно глядя на него. Вот он, мужчина, который полюбил ее, мужчина, который станет ее мужем. Ее вечный возлюбленный. — Есть еще кое-что, что я должна сказать тебе.
— Не знаю, смогу ли я выдержать еще один сюрприз.
— Думаю, этот ты выдержишь.
Он удивленно приподнял бровь.
— Я люблю тебя, Камерон Куэйд, всем сердцем. И ничего в мире я не хотела бы сильнее, чем быть твоей женой и родить тебе много детей.
Куэйд улыбнулся, опустил голову, и ей показалось, что в глазах у него заблестели слезы.
— Они все будут такие же командиры, как ты? — спросил он.
— Очень возможно.
— Хорошо. — Он удовлетворенно кивнул и повернулся к выходу. — Меня это устраивает.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...