ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

стройная, великолепная, самоуверенная — полная противоположность невысокой, нерешительной скромнице Шанталь.
Она, должно быть, не так поняла его взгляд. Возможно, он просто очень устал. В конце концов, он даже не сразу узнал ее. Что до самой Шанталь, то его неожиданное появление совершенно сбило ее с толку. Не заметить, что он подслушивает!
Черт возьми! «Джулия, ты должна была оставить на подушке пачку презервативов!» Еще раз переживая неловкость той ситуации, Шанталь даже застонала.
Хороший способ произвести впечатление, мисс Самый профессиональный адвокат города!
И это при том, что умение производить впечатление было частью ее работы. Годфри попросил ее проконтролировать, чтобы уборщики сделали все как надо, и заполнить холодильник, но она хотела, чтобы дом на Меринди был совершенством.
Чтобы поразить племянника своего босса, поразить самого босса.
Она думала, что закончит и уйдет задолго до того, как прибудет племянник, но не приняла в расчет проблем с постелью и простынями, за которые отвечала Джулия. Шанталь хмуро посмотрела на сотовый телефон. Она нажала на повтор последнего номера и подождала девять гудков, пока сестра не взяла трубку.
— Алло! — Голос Джулии звучал так, будто она бежала.
— Ты была во дворе? Бежать было вовсе не обязательно.
— Успокойся, сестренка, ты ведь знаешь, я вечно куда-то бегу.
В этот момент Шанталь услышала в трубке низкий голос, а затем кто-то зашикал. Шанталь нахмурилась еще больше.
— Разве Зейн не на работе?
Ну… он был на работе. — Голос Джулии звучал весьма самодовольно. — Сейчас мы работаем над планами на медовый месяц.
Шанталь удивленно вытаращила глаза.
— Боже мой, ты же на шестом месяце. Ты не думаешь, что тебе лучше готовиться к материнству?
Джулия засмеялась, она сейчас часто смеялась.
— Я уже вполне готова. Слушай, между прочим, где ты?
— Я еду на работу. И благодаря тебе опаздываю.
— Неужели?
— Ты не прослушала сообщение, которое я тебе оставила?
— Извини, мы были заняты. — Джулия хрипло рассмеялась, а затем вежливо добавила: — И я уверена, ты справишься со всем сама.
— Моя проблема — это те черные простыни, что ты купила.
— Нет, они темно-голубые. Они просто кажутся черными, но при дневном свете у них глубокий синий цвет. Очень модные и эротичные, ты не считаешь?
Шанталь не думала сейчас об эротичных простынях. До появления в ее жизни Зейна Джулия тоже о них не думала, и Шанталь все еще не привыкла к этой новой, оживленной женщине вместо той мягкой и спокойной, какой была ее сестра раньше.
— Ладно, теперь о сегодняшнем вечере… — Джулия перешла на более деловой тон. — Тебя бы не затруднило купить кое-что для моей вечеринки, раз ты все равно в Клифтоне?
— Кстати, по поводу вечеринки…
— Нет, нет, нет! Ты моя единственная сестра и одна из моих подружек на свадьбе, и ты будешь на моей вечеринке.
— Я только хотела сказать, что могу немного опоздать.
— А, тогда я попрошу Тину. Но не слишком задерживайся и не забудь про костюм.
Как она могла забыть? Другая подружка невесты, сестра Зейна Кри, полностью контролирует все приготовления к свадебным торжествам, потому что, по ее словам, то, как это делает Шанталь, нуждается в серьезной корректировке. «Спорный вопрос», — фыркнула Шанталь, некоторые предпочитают ее тихие, изысканные обеды.
— Ты не забыла? — повторила сестра.
— Нет. — Шанталь глубоко вздохнула. — Но наши взаимоотношения нравились мне гораздо больше, когда я отдавала тебе приказы.
Джулия опять засмеялась, а потом с подозрением спросила:
— Какой костюм ты выбрала?
— Адвоката.
Джулия застонала, и Шанталь улыбнулась:
— Пока мы не повесили трубки, я должна сказать тебе спасибо.
— За что?
— За то, что ты помогла мне с магазинами. Если не считать простыней, все отлично.
— Не благодари меня, просто дай тому парню мою визитку. — (Шанталь на секунду закрыла глаза и попыталась представить, как она сует визитку Куэйду под дверь. Или в почтовый ящик.) — И еще ты могла бы добавить к ней свои рекомендации. Если бы этот Камерон Куэйд увидел твой сад, он бы точно подумал, что я хороший работник.
— Послушай, сестренка, он, возможно, и не останется жить в этом доме.
— Ты не спросила Годфри?
— Я спросила, но он знает о планах своего племянника не больше меня.
— Это легко выяснить. Когда он приезжает?
Шанталь заерзала на сиденье. Почему-то ей не хотелось делиться с сестрой новостями о встрече с Камероном Куэйдом — по крайней мере до тех пор, пока она сама со всем не разберется.
— Сегодня.
— Ну, значит, когда ты зайдешь поприветствовать его как соседа, просто спроси, надолго ли он.
Шанталь не то рассмеялась, не то фыркнула. «Когда ты зайдешь…» Ха!
— Что? Я думала, задавать вопросы — любимое занятие всех адвокатов.
— Ты слишком много смотришь телевизор, — сухо проговорила Шанталь — большую часть времени она тратила на чтение и разбор документации, а не на расспросы. Она метнула взгляд на коробку с файлами на соседнем сиденье, и сердце у нее забилось сильнее — в скором времени что-то должно измениться и эти бумаги должны помочь ускорить процесс.
— Ну так что, ты увидишься с ним в эти выходные? — настаивала Джулия.
— А ты не думаешь, что дизайн этого сада может подождать, скажем, до того, как ты выйдешь замуж?
— Ни за что! Мне нужно еще какое-то занятие, кроме размышлений о том, что мы будем делать, если пойдет дождь.
— Ты сама решила устроить свадьбу в саду, — возразила Шанталь.
— Да, да, я знаю, я выбрала свадьбу на открытом воздухе и готова ждать до весны, чтобы мои гости увидели что-нибудь еще, кроме голых деревьев.
— Например, твой живот, — поддразнила Шанталь, и сестра рассмеялась.
Они попрощались, как раз когда Шанталь затормозила на первом из трех светофоров на главной улице Клифтона. Учитывая предыдущие события, она не удивилась бы, если бы все светофоры показывали красный. Проигрыватель переключился на следующий диск, и она вспомнила, что оставила один из них у Куэйда дома. Прекрасно, если понадобится предлог, чтобы позвонить новому соседу…
Когда зайдешь, спроси…
Если бы Джулия знала!
Этим утром она не спросила его ни о чем действительно важном.
Например: что такой лихой адвокат, как ты, делает в австралийском захолустье?
Или: это Годфри попросил тебя поработать на него?
Ответы на эти вопросы могут ударить по ее собственной карьере. Распрямив плечи, Шанталь напомнила себе, что она больше не неуклюжий подросток, а зрелая двадцатипятилетняя женщина, профессионал. Она поработала над своими недостатками, преодолела страх того, что может не оправдать чьи-то надежды, и теперь полностью сосредоточена на собственной работе.
А если так, остается одно: завтра она поедет в Меринди и задаст свой вопрос.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Через две минуты Шанталь уже была возле стоянки за зданием офиса. Слава богу, там оказалось свободное место. Возможно, день не так уж и плох.
С трудом удерживая в одной руке ключи и телефон, Шанталь взяла под мышку кейс, другой рукой прижала к себе коробку с файлами. Она толкнула бедром дверцу машины — один из тех редких моментов, когда крепкие бедра совсем не помешают, — и с трудом пробралась мимо тесно стоящих автомобилей.
Дверь открылась, едва она поднялась на ступеньки. Да, похоже, день начинает меняться к лучшему. Мужчиной, открывшим ей дверь и взявшим у нее коробку и кейс, был Годфри Батт собственной персоной.
— Тяжеловато. — Он водрузил ее пожитки на стол.
— Дело Уорнер. После разговора с Эмили я провела еще кое-какое расследование…
— Очень хорошо.
Шанталь не понравилось, что ее перебили, но продолжать, пока босс не закончит, было невозможно.
— А как твоя другая работа? Меринди готов к приезду Камерона?
— Да, абсолютно. — Она заставила себя улыбнуться. — Сегодня утром я позвонила и заказала цветы и еду.
— Цветы? Мило. Уверен, Камерон оценит твои усилия.
Шанталь не была столь же уверена, но кто она такая, чтобы придираться к словам шефа, когда он выглядит таким довольным?
— У вас не найдется нескольких минут, сэр? Дело в том, что я хотела бы обсудить кое-что касательно дела Эмили Уорнер.
— Я как раз хотел сейчас уйти. Это срочно?
— Это важно.
— Какие сроки? Сегодня, на этой неделе, в этом месяце?
— Последнее, — неохотно призналась Шанталь. — Но я была бы очень вам благодарна, если бы вы рассмотрели это дело раньше.
— Поговори с Линдой, пусть найдет время на следующей неделе. — Он был уже у двери, когда остановился, задумчиво поджав губы. — Ты играешь, Шанталь?
Вопрос застал ее врасплох. Играет ли она… во что? Он изобразил руками удар клюшкой, и ее озарило: пятница, ну конечно, традиционная игра в гольф между партнерами и Уважаемыми Людьми.
Сердце у нее заколотилось, в голове возник образ зеленых лужаек, продолжительных прогулок с Уважаемыми Людьми и их дружелюбное и покровительственное похлопывание по спине.
— Я довольно давно не играла, — медленно произнесла она, — не было практики.
— Возьми несколько уроков. Новый тренер из Городского клуба хорошо поработал над взмахом Дока Лукаса. Когда будешь в форме, присоединяйся к нам.
— Это было бы… — Она пыталась найти подходящее слово. Великолепно? То, чего я всегда ждала? Превосходно? Лучшего и не пожелаешь? Она сглотнула. — Спасибо, сэр.
Дверь за ним закрылась, и Шанталь несколько минут пыталась справиться с охватившей ее бурей эмоций.
Наступит день, и ее игра пойдет так, как надо, ей не придется грустно наблюдать, как ее мячи, один за другим летят в воду, словно лемминги в море. Это даже не было игрой, потому что игра — это нечто веселое, а в тренировках под опекой старшего брата нет ничего веселого.
Ну, просто у Митча нет педагогических способностей. (Шанталь встала и отодвинула в сторону стул. Она никогда не могла сидя думать о пустяках.) Не говоря уже о том, как он набрасывался на нее, издевался и смеялся над ее неловкостью. Как можно чему-то научиться в таких условиях? С приличным учителем и хорошими объяснениями она научится бить по этому дурацкому мячу.
Она училась так всему: подготовка, практика, терпение. Следуя этому своему кредо, она всегда всего добивалась.
А как насчет секса? — тихо спросил внутренний голос.
«Ну да, ну да», — согласилась она. Плохая подготовка, недостаточно практики, нетерпеливый учитель.
Она снова села в кресло и взяла телефон. Прижав трубку плечом к уху, она перелистала страницы справочника, набрала номер и открыла свой «Ежедневник». Провела рукой по волосам, скорчила недовольную гримаску, но все-таки вычеркнула поход в парикмахерскую, затем безжалостно вычеркнула еще шесть пунктов в колонке «планы», включая покупку простыней на один размер больше, и вписала уроки гольфа.
На самом деле Шанталь ненавидела гольф, но она будет загонять этот маленький белый мячик из ямки в ямку, если это поможет ее карьере. Это не значило, что ее обычная работа была скучной, скорее… однообразной. Очень хотелось какой-нибудь сложной работы, какого-то иного стимула.
— Городской клуб профессионалов Клифтона. Могу чем-нибудь помочь?
— Да, — живо ответила она, — мне нужны уроки, и много. Когда я смогу начать?
Двадцать четыре часа спустя Шанталь заглядывала в окно дома Камерона Куэйда. Тишина в ответ на ее неоднократный стук в дверь могла означать, что он крепко спит. Она вовсе не хотела, чтобы он открыл ей дверь, встав с постели — полуодетый, с голой грудью и взъерошенными волосами.
Страх мурашками пробежал по ее спине… по крайней мере она решила, что это страх или нерешительность. Поеживаясь, она повернулась и спустилась с крыльца; но затем остановилась. Страх? Да чего ей бояться? Полуодетого мужчины? Как бы не так. Вчера вечером она бросила вызов Кри О'Салливан, устраивающей эту дурацкую домашнюю вечеринку. После такого скандала мужчину с голой грудью можно было бы сравнить разве что с прогулкой в парке.
Шанталь тяжело вздохнула, и изо рта у нее вырвалось облачко белого пара. Она решительно шагнула назад к двери и изо всех сил ударила медным молотком. Резкий металлический звук, наверное, разнесся по всей округе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...