ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— У вас все получится, когда вы научитесь расслабляться.
Через секунду он сделает шаг назад, махнет на прощанье рукой и медленно побредет домой. При мысли об этом ее охватила паника. Шанталь хотела реабилитироваться после своей промашки с поцелуем, хотела снова заставить его улыбаться.
— Мой последний удар требует от меня большей благодарности, чем простое спасибо. — Она облизнула пересохшие губы. — Может, вы останетесь на ужин?
— Готовить буду я? — спросил он.
— Я брала уроки.
— Страшновато. Вы сказали, что уроки гольфа вы тоже брали.
— Я еще никого не отравила. — Она сделала паузу для того, чтобы Куэйд оценил вышесказанное, а также потому, что ей понравился его ответ. — По крайней мере в последнее время.
Считая удары сердца, она думала, что он не ответит на шутку, но, когда ее уже охватило разочарование, он улыбнулся. Эти ямочки на его щеках…
— Скажите, Шанталь… Уроки гольфа, уроки готовки. А вы делаете что-нибудь просто так?
— Я бы сказала, что нет, хотя я только что пригласила вас на ужин и думаю, что прошла экзамен. — Ее голос звучал тихо и хрипло, вовсе не так беззаботно, как ей хотелось. — Вы останетесь, если я пообещаю расслабиться?
Он ответил не сразу, и в наступающих сумерках она не поняла, что значит выражение его лица. Секунды тянулись как вечность. Возможно, ей следовало глубоко вздохнуть. Возможно, засмеяться и разрядить обстановку. Возможно…
— Не думаю, что это хорошая идея, — мягко сказал он.
— О, — разочарованно вздохнула она. — Есть какая-то определенная причина?
— Вот как я вижу ситуацию: я дал вам урок гольфа потому, что я у вас в долгу. Затем вы приглашаете меня на ужин, потому что считаете, что обязаны мне. А потом я приглашу вас на обед, потому что буду должен вам за ужин. — Он сделал паузу, достаточно длинную, чтобы она успела представить свечи, цветы, колени, соприкасающиеся под столом, и руки, касающиеся друг друга на белоснежной скатерти. — И когда же все эти знаки благодарности закончатся?
Сердце у Шанталь громко билось, она облизнула пересохшие губы и подумала о его антикварной кровати, покрытой атласом, услышала шуршание ткани в ночной тишине.
— Лучше прекратить это здесь и сейчас, вы так не думаете?
Думала ли она? О чем вообще она думала? Если Камерон Куэйд захотел бы начать серьезные отношения, женщины выстроились бы в очередь до самого Клифтона. Если бы он захотел, чтобы женщина нежилась у него на атласных простынях, он бы нашел такую, которая знала бы уже, как это делать, а не ту, что нуждается в уроках на тему «Основы взаимоотношений между мужчиной и женщиной».
— Перед тем как уйти, я хотел бы спросить вас кое о чем, — мягко продолжил он. — Вы сказали, что Джулия проектировала ваш сад.
Шанталь слегка воспрянула духом.
— Мы вместе. Хотите все осмотреть? У меня как раз есть в кармане ее визитная карточка.
Она вынула из кармана визитку и протянула ему. Он взял ее, даже не взглянув.
— Как насчет того, чтобы провести здесь экскурсию завтра? Сейчас становится слишком темно.
— Завтра я появлюсь дома поздно. К сожалению.
— Работа?
— Уроки гольфа. — Она скорчила гримаску.
— Не страшно. Я попрошу Джулию показать мне какие-нибудь другие ее работы.
— Я отменю урок, если смогу, но Крейг с трудом нашел для меня время.
— Уверен, он постарался. — Куэйд повернулся, чтобы уйти, и на его губах появилась циничная усмешка. — Увидимся, Шанталь.
Что он хотел этим сказать? Она была уверена, что он что-то хотел ей сказать. Не имел ли он в виду… Она закричала, громко, чтобы он услышал:
— Крейга интересует только плата за его уроки.
— Ну, если вы так говорите…
— И он никогда меня не рассматривает.
Он обернулся, и она разглядела его улыбку, белеющую в темноте.
— Ну и дурак.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Ничегонеделание было вовсе не таким хорошим занятием, как ему представлялось. Куэйд пришел к этому заключению через шесть дней, когда бродил по своему мокрому от дождя саду. Ему не терпелось взять в руки лопату, мотыгу или машинку по стрижке кустов, но инструкции Джулии Гудвин были яснее некуда. «Ни к чему не прикасайтесь, пока я не разрешу».
Когда он попытался возразить, она спросила, хочет ли он, чтобы ему помогали, или нет. Он согласился встретиться с ней в субботу в полдень, когда, как объяснила Джулия, она могла вырваться.
— Проблемы с транспортировкой, — сказала она, — и плюс, судя по прогнозу, всю неделю будут дожди.
Его раздражала необходимость ждать, раздражали затянувшиеся дожди, пустой дом, необходимость заказывать где-то еду, в то время как он любил домашнюю кухню. А он еще отказался от приглашения Шанталь…
За долгую дождливую неделю он понял, что потерял: Шанталь сбивала его с толку, восхищала и раздражала одновременно. Когда она пригласила его к себе на обед, пообещав при этом расслабиться, он почувствовал непреодолимую потребность сбежать, пока не поздно. Как будто она представляла для него какую-то опасность.
Как будто.
Конечно, было что-то в ее мягких кудрявых волосах, остром язычке, что-то манящее в шелковистой коже и ярких глазах. Хотя, если говорить объективно, Шанталь Гудвин не была красавицей. Она, кажется, и не стремилась быть привлекательной. Такой, какой была, например, предавшая его Кристина.
Он как-то позвонил Шанталь — ее не оказалось дома. Ничего удивительного для такого занятого адвоката, как она. И, пожалуй, его это даже устраивало.
Лучше сконцентрироваться на приведении в порядок собственного сада, решил он.
Громкий шум мотора вывел Куэйда из его печальных размышлений, и он увидел на дороге большой тягач.
Джулия Гудвин водит тягач?
Когда машина остановилась, Куэйда охватило какое-то волнение. Наконец из машины вышла женщина.
Это был своеобразный вариант Шанталь — только более стройный и более высокий. Ее улыбка была просто ослепительной. Однако пульс Куэйда оставался спокойным. Если бы эта сестра Гудвин пригласила его на ужин, он не побоялся бы принять приглашение.
— Камерон Куэйд, я полагаю? Меня зовут Джулия Гудвин, но вы, должно быть, и сами догадались.
Улыбнувшись в ответ, он подал ей руку.
— Просто Куэйд.
— Просто Куэйд? Хм. — Они обменялись крепким рукопожатием. Ни трепета, ни искры, ни жара. Странно, если учесть впечатление, которое произвела на него ее сестра… Но это даже к лучшему, тем более что вслед за ней из машины вышел высокий мужчина и по-хозяйски положил ей руку на плечо.
— Зейн О'Салливан. — Он протянул Куэйду руку.
— Через две недели он станет моим мужем, — добавила Джулия.
— Счастливчик. — Куэйд встретился с огромным парнем взглядом.
— Я тоже так думаю.
— Ты в этом просто уверен, — поправила его Джулия, повернувшись на каблуке на 360 градусов. Движение заставило пальто распахнуться, и, когда она его запахивала, снова что-то дрогнуло в душе Куэйда.
Джулия Гудвин была, несомненно, беременна.
Пытаясь собраться, он заставил себя не задерживать на ее животе взгляд. Она была не первой беременной женщиной, с которой он встречался в последние месяцы, с тех пор как узнал о Кристине. О той беременности, которую она решила прервать.
— Когда ожидаете? — медленно спросил он, и голос прозвучал неожиданно напряженно.
— В начале ноября.
— Какие-то проблемы? — О'Салливан смотрел на него довольно враждебно. Куэйд не винил его — чужой мужчина беззастенчиво таращился на живот его невесты.
Куэйд заставил себя улыбнуться.
— Никаких проблем. Просто удивился, вот и все.
— Понятно. Для нас это тоже стало сюрпризом. Лучшим, какой только можно пожелать. Этот малыш, — Джулия погладила живот, — всегда меня радует. Хотелось бы сказать то же самое и про его папу.
Она смягчила упрек, вложив ладонь в руку Зейна и нежно улыбнувшись ему. Хотя его отношения с Кристиной длились четыре года, Куэйд не мог припомнить, чтобы она смотрела на него так же. Черт, да за последний год она не находила времени даже на то, чтобы поговорить с ним о чем-то, кроме работы.
— Я пообещала Зейну, что не буду заниматься физической работой, — продолжала Джулия, — но, возможно, вы сможете тоже его успокоить. Ну, там вскапывание, поднятие тяжестей.
Переключившись со своих горьких мыслей, Куэйд посмотрел на Зейна.
— Я заинтересован только в дизайне и консультации, все остальное я хочу делать сам.
О'Салливан внимательно посмотрел на него, потом кивнул:
— Похоже на правду.
Куэйд снова взглянул на Джулию.
— Но вы не учли свадьбу. Вы ведь, вероятно, будете заняты.
— Шанталь берет на себя организацию.
— Все устраивает она?
— Она главнокомандующий, — ответила Джулия. — Мне просто хочется себя чем-то занять.
Куэйд показал на разросшиеся клумбы.
— Вы думаете, этого будет недостаточно, чтобы занять вас?
— Это все крохи от пирога. Кстати о пироге. У вас не осталось кусочка шоколадного пирога?
Куэйд беспомощно посмотрел на О'Салливана, но тот лишь пожал плечами.
— Среди покупок, что я делала для вас, был пирог «Сара Ли». Хотя лучше не стоит. — Посмотрев на свой живот, Джулия печально улыбнулась: — Мне лучше угомонить свой аппетит, особенно когда обед готовит Шанталь.
— Она хорошо готовит? — не мог не спросить Куэйд.
— Она хороша во всем, за что берется.
— Кроме гольфа.
Он не хотел делиться своими наблюдениями, но так уж получилось. Вслед за этим замечанием последовала недоуменная тишина.
— Шанталь играет в гольф? — недоверчиво спросила Джулия.
— По крайней мере берет уроки.
— У Крейга Маклеода из Городского клуба.
— Гольфист-красавчик? — уточнил О'Салливан, словно удивляясь, что Джулия не в курсе дела.
Пока парочка обсуждала своего бывшего одноклассника, Куэйд раздумывал о его прозвище. Он не знал, смеяться ему или начать волноваться.
— Его называют красавчиком?
— Не в лицо, конечно.
— Что, должна добавить, соответствует действительности, — вмешалась Джулия. — Как вы узнали об уроках Шанталь?
— Она упомянула об этом. Так, между прочим.
— Между прочим? Хм. И часто вы так беседуете?
— Мы соседи.
Возможно, это было плодом его воображения, но ему показалось, что взгляд Джулии стал немного серьезнее.
— Что ж, Куэйд, прежде чем мы займемся садом, скажите, какие у вас планы сегодня на вечер?
— Эй, сестренка, где ты? — Голос Джулии из автоответчика звучал радостней, чем обычно. Хотя, может быть, Шанталь так казалось, учитывая ее собственное невеселое настроение. — Боюсь, тебе придется попотеть у плиты — мы придем меньше, чем через час. Поэтому и звоню. Надеюсь, ты не будешь против, если мы приведем с собой твоего соседа… хоть он и заставил себя поуговаривать! Ты должна произвести хорошее впечатление. В любом случае скоро увидимся.
Шанталь медленно опустилась в кресло — Куэйд придет на ужин. Это именно то, о чем она мечтала по ночам. Но ведь его, что называется, приведут на поводке, Джулия умеет отлично уговаривать. Шанталь опустила голову. На самом деле она готова была убить Джулию, но сначала надо было взять себя в руки. И, немного подумав, Шанталь решила сначала привести в порядок дом, а потом уже себя.
Она расставила в гостиной стулья, взбила подушки на креслах, поправила стопку журналов и убрала с пола у камина свои рабочие папки.
Сердце билось все чаще. Она взглянула на себя в зеркало над каминной полкой — волосы в беспорядке, безобразный коричневый свитер. У нее сорок минут, надо составить план действий. Музыка — именно то, что нужно во время стресса.
Шесть быстрых шагов — и она у стереосистемы. Шанталь наклонилась, нажала на кнопку и нахмурилась. Где ее любимый диск?
Да этот диск все еще в доме Куэйда.
Услышав шум приближающегося грузовика Зейна и голос Джулии: «Можешь нас не встречать, мы сами войдем», Шанталь быстро натянула свои лучшие джинсы и свитер цвета ржавчины, который занимал почетное второе место среди остальных.
Ее любимый свитер — белая ангора — лежал вывернутым наизнанку на кровати — он показался ей непрактичным, во время готовки она его наверняка испачкает. Пара черепаховых заколок в волосы, припудрить разгоряченное лицо и наконец, приложив немалые усилия, заставить себя успокоиться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...