ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Кажется, я вам уже это рассказывал?– Да, но мне хотелось бы посмотреть развалины старого дома. Вы говорили, что там случился пожар?– Да. Грустно думать об этом. Вы ведь знаете, что дедушка погиб в огне?Брови Мэрилин удивленно поползли вверх.– Нет. Я не знала. Мне казалось, он умер от старости.– О нет. – Лицо Джемми побледнело. – Мы, Ньюсомы, всегда умираем насильственной смертью.– Джемми, кто вам это сказал?– Никто. Но мне нравится думать, что это так. Тогда бы я мог доказать кое-кому, какой я на самом деле храбрый.– Не говорите таких ужасных вещей, Джемми!– Да, это так, Мэрилин. Эти девочки, которые прислуживают вам, считают меня неженкой, но я им еще покажу.При упоминании о девочках кровь застыла у Мэрилин в жилах. От прикосновения пальцев Джемми по спине пробежала дрожь. Решимость, звучавшая в его голосе, пугала девушку.Мэрилин несказанно обрадовалась, когда закончился танец. Джемми подвел ее к миссис Квинс, которая беседовала с мистером Квинтоном. Увидев Мэрилин, он встал и тепло поприветствовал ее.– Не хочу мешать вам, миссис Квинс. Кажется, вы с мистером Квинтоном о чем-то говорили? Если это беседа личного характера, то я удалюсь.– Напротив, дорогая, мы с миссис Квинс как раз говорили о вас, – прервал ее мистер Квинтон.– Если это так, мистер Квинтон, – нерешительно произнесла Мэрилин, – то мне жаль, что из-за меня между вами произошел разлад.– Глупости, моя дорогая. Просто мы не могли прийти к общему мнению, когда и где сообщить вам то, что вы должны узнать.Мэрилин встревожилась, гладя на озабоченное лицо миссис Квинс.– Как бы то ни было, я вижу: дело серьезное. – Она медленно подняла глаза на мистера Квинтона. – Это касается того, о чем мы говорили в вашем доме на прошлой неделе?– Да, – последовал краткий ответ.– Так уж случилось, что я только что говорила об этом с Джемми. Я тоже считаю подлостью то, что барон так и не признал мистера Риверу своим сыном. Но раз уж он этого не сделал, а Себастьян много лет назад унаследовал плантацию Фарли Малларда, мне кажется, больше не стоит говорить на эту тему.Она резко повернулась и направилась к танцевальной площадке, где ее должен был ждать претендент на следующий танец. Двое собеседников остались стоять с удивленными лицами. Мэрилин почувствовала, как ее обдало жаром.«Надо пойти подышать свежим воздухом, – подумала она. – Не стоит больше говорить об этом. Вряд ли Себастьяну приятны все эти напоминания о наследстве. Возможно, если бы разговоры прекратились, он бы не питал такой ненависти ко всем, кто имеет отношение к «Древу Жизни». В том числе и ко мне», – грустно размышляла Мэрилин.Заглянув в бальную книжечку, она увидела, что как раз этот вальс оставляла Себастьяну, но тот и не думал ее приглашать. Гнев, еще не успевший затихнуть, вспыхнул вновь, и Мэрилин вышла на балкон, чтобы укрыться от толкотни.С балкона открывался вид на роскошный розарий. Мэрилин сделала глубокий вдох. Вечерний воздух бодрил, казался освежающим по сравнению с дневным зноем. У Мэрилин возникло чувство успокоения, словно напряжение последних нескольких дней оставило ее. Девушка облокотилась о мраморные перила, чтобы сорвать розу обвивавшуюся вокруг балюстрады.– Осторожно! Позвольте мне сделать это для вас… Мэрилин обернулась и оказалась лицом к лицу с Себастьяном. Он ловко сорвал розу и принялся отламывать шипы со стебля. Тем временем Мэрилин рассматривала его костюм: черный, с короткой, плотно пригнанной курткой поверх белоснежной рубашки; ярко-красный атласный пояс охватывал тонкую талию, на голове залихватски заломленное сомбреро, что подчеркивало твердую линию подбородка.– Итак, я преподношу вам красоту без шипов.– Вы на что-то намекаете, мистер Ривера?– Уверяю вас, нет.Мэрилин не понравился его снисходительный тон.– Вы готовы к тому, что этот вечер будет принадлежать нам, мисс Бэннон?– Нам, мистер Ривера?– Да. Ведь вас сочли прекрасной дамой, а следовательно, королевой бала.– Откуда вам это известно? – воскликнула Мэрилин.– О, об этом нетрудно догадаться. Особенно если миссис Квинс предупреждает меня и дает указания, как себя вести, чтобы не смутить вас моей грубостью. Я должен стать вашим кавалером и отбросить все чувства, кроме, разумеется, самых восторженных.– Вы? Почему вы? – Мэрилин все еще не могла поверить, что миссис Квинс сказала Себастьяну о ее избрании королевой бала. Боже милостивый! Неужели сам Себастьян избран королем? Только не это! Она не сможет выносить его сарказм на протяжении оставшегося вечера. – А вы король бала?– Совершенно верно, мисс Бэннон. Я должен стать вашим королем. Не забудьте изобразить удивление, когда об этом объявят. Я знаю, что могу положиться на ваши актерские способности. Вы прекрасная актриса.– Да как вы смеете?– Ах да, пока я не забыл. Избегайте миссис Розвелл. Кажется, эта милейшая дама использовала свое влияние, чтобы именно меня выбрали королем. Бедняжка считала не подлежащим сомнению избрание своей дочери Нэнси королевой бала. Похоже, в семействе Розвеллов строились кое-какие матримониальные планы. В любом случае, услышав, что вы избраны королевой, она поймет, что птичка улетела. Но не бойтесь, мисс Бэннон, я буду самым внимательным из королей.– Да вы…вы…– Кто я, мисс Бэннон? – Себастьян перехватил ее руку, которая поднялась, чтобы ударить его по щеке. Мэрилин пришла в ужас от того, что едва не совершила такой не подобающий леди поступок.– Ответьте мне, мисс Бэннон, кто я? Человек, живущий за счет несчастья и нищеты других людей? Не сомневаюсь, вам не чужд некоторый сарказм. А что касается ваших актерских способностей – разве вы не актриса, притом неплохая? Кто бы мог подумать, что в тот день, когда вы ездили со мной по моей плантации, вы отвлекли меня от диверсии, которая замышлялась неподалеку? – Он с силой сжал ее руку, заставив девушку вскрикнуть от боли. Казалось, Себастьян сразу же раскаялся и быстро отпустил Мэрилин. Она смотрела на него с недоверием, озадаченная его заявлением. Себастьян отвел глаза.Какой бы коварной он ни считал Мэрилин, эта девушка вызывала в нем страстное желание. Прежде чем она успела опомниться, Себастьян привлек ее к себе и впился в ее губы жадным, нетерпеливым поцелуем. Мэрилин попыталась вырваться, но теплые губы Себастьяна обжигали и вызывали ответную страсть. Ее тело прильнуло к его телу, а губы ответили на его призыв. Мэрилин казалось, что ее затягивает мощный водоворот, и Себастьян Ривера – единственная надежда на спасение.Себастьян резко оттолкнул девушку, его черные глаза заглянули в глубину ее глаз. Мэрилин услышала, как он едва слышно прошептал ее имя, а затем снова притянул к себе, чтобы поцеловать еще раз.– Дьяволица, – прорычал Себастьян и оттолкнул ее так сильно, что девушка едва не упала. Его лицо пылало гневом. Резко повернувшись, Себастьян ушел, оставив Мэрилин одну. Лишь роза, растоптанная каблуком во время его поспешного ухода, осталась на балконной плите как напоминание о том, что Себастьян был здесь.Мэрилин не знала, долго ли простояла на балконе над розарием. Она едва осознавала, что начался следующий танец, и где-то молодой человек ищет ее, чтобы потанцевать с нею. Мэрилин не могла вернуться в зал в таком состоянии. Раздался звук шагов. Обернувшись, она увидела мистера Квинтона.– Вот вы где, моя дорогая. Я вас искал. Возможно, нам больше не удастся поговорить до вашего отъезда на плантацию. Я должен кое-что сказать вам.Мэрилин постаралась взять себя в руки.– Я слушаю вас, мистер Квинтон.– Это очень неприятное известие, но миссис Квинс уверила меня, что у вас хватит мужества, чтобы принять это к сведению.– Думаю, что да, мистер Квинс.– Я тоже так думаю, Мэрилин. – Казалось, он пытается преодолеть нерешительность. – Ваш отец был и моим другом, и другом старого барона Ньюсома. Старина Фарли Маллард тоже знал его, и всегда отзывался о нем наилучшим образом. Полагаю, дочь Ричарда Бэннона сможет выслушать правду и принять ее, какой бы горькой она ни была.Он посмотрел на Мэрилин серьезным взглядом.Что бы ни собирался сказать мистер Квинтон, девушка уже поняла, что это чрезвычайно важно.– Я готова, мистер Квинтон.– Помните, вы пришли ко мне и попросили, чтобы я помог вам выяснить, какие у вас права на «Древо Жизни»? Также вы спросили о неких таинственных фразах, которые ваш отец записал в дневнике незадолго до своей кончины. Видите ли, дитя мое, хотя у меня и нет доказательств, я сообщил вашему отцу, что у меня есть основания полагать, что Картайл Ньюсом хладнокровно убил старого барона и нарушил его волю.Возглас, вырвавшийся у Мэрилин, и ее потрясенное лицо опечалило мистера Квинтона.– Я сказал, что доказательств у меня нет. Однако я уверен, что так оно и было. Рассказываю же вам все это потому, что если Картайл Ньюсом смог убить родного отца, лишь бы завладеть плантацией, то боюсь, что он сделает это и с вами, начни вы отстаивать свои права на наследство. Подумайте об этом, дитя мое. Есть записи, которые показывают, что барон часто превышает свой кредит. Его плантация никогда не принесла бы ему столько денег, сколько он тратит в год. И все-таки он ухитряется платить свои долги. У меня есть подозрения, что уже несколько лет Картайл Ньюсом пользуется вашими деньгами для личных нужд. Ваш бедный отец считал, что его доля вложена в плантацию, однако если верить документам, это совсем не так. Поэтому, пожалуйста, дитя мое, воздержитесь от требований предоставить вам отчет, пока я не выясню все до конца. Вы можете создать очень опасную ситуацию.Вдруг до них донесся громкий крик и шум толпы.– Боже мой, что случилось? Похоже на революцию! – воскликнул мистер Квинтон.Балкон, на котором они стояли, тянулся до парадного входа, оттуда и доносились крики. Мэрилин и мистер Квинтон торопливо направились к тому месту, откуда открывался вид на улицу. Их взором предстала ужасная картина. Кучер пытался отвести лошадей от маленького скрючившегося на дороге тела молодой женщины. Мэрилин застыла в страхе. Она увидела, как сквозь толпу пробрался Карл и склонился над покалеченным телом. Это была та девушка, с которой он говорил перед балом. С искаженным от страха лицом Карл наклонился к ней, слезы текли по его щекам. Он нежно погладил девушку по голове, вытер пыль с ее лица. И тогда Мэрилин поняла, что Карл любит эту несчастную, любит всем сердцем.Подошел какой-то высокий мужчина и положил руку на плечо Карла пытаясь увести его с собой. Мэрилин узнала барона. Карл выпрямился и с ненавистью посмотрел на отца.– Ты сделал это! – воскликнул он. – Ты во всем виноват!Не веря своим глазам, Мэрилин смотрела, как молодой человек поднял руку, чтобы ударить барона. Подбежали люди и оттащили Карла от отца. Если бы он ударил барона, тот упал бы замертво.Карл продолжал кричать:– Ты сделал это, ты… – Его плечи содрогались от рыдания, по щекам текли слезы. – Ты сделал это, будь ты проклят! А я… я помог тебе!Суета в толпе не позволила Мэрилин видеть барона. Почему Карл обвинял его в несчастном случае с девушкой? Почему он… И вдруг все показалось до омерзения понятным: внимание Карла к гостье, когда он так явно любил другую, советы барона сыну то прогуляться в саду вместе с Мэрилин, то съездить с ней на прогулку верхом, и так далее в том же духе. Все очень просто: барон хотел, чтобы Карл женился на ней, и тогда он мог бы полностью владеть плантацией. Чувства сына заботили его не больше, чем страдания насекомого, которое он растоптал на дороге.Сердце Мэрилин обливалось кровью от сострадания к Карлу. Она отчаянно хотела найти способ как-то помочь ему.Толпа поредела, и Мэрилин увидела, что несколько мужчин принесли дверь, чтобы положить на нее раненую девушку. Карл отстранил посторонних, и сам осторожно поднял маленькое покалеченное тело. Мэрилин заметила слабое движение руки несчастной, словно она хотела обнять Карла. Мэрилин стала молиться, чтобы девушка выжила, молилась за Карла, но почему-то не могла молиться за барона, чтобы Бог простил ему его страшные грехи. Глава 11 Не успел стихнуть гул голосов в бальном зале, как у парадной двери послышались громкие крики. Мэрилин оглянулась, чтобы посмотреть, из-за чего поднялась суматоха, как вдруг кто-то вбежал в зал и проговорил:– Желтый Джек!Все мужчины столпились вокруг незнакомого человека, наперебой задавая вопросы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...