ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Наследник Алвисида – 3

«Любовь сильнее меча»: Азбука, Терра — книжный клуб; Москва; 1997
Аннотация
Опасную тропу выбрал рыцарь Радхаур, потомок графов Маридунских. Ведет она в страну драконов, где дружбе и любви предстоят серьезные испытания...
Андрей Легостаев
Любовь сильнее меча
«Хей, капитан, наша жизнь — это только дорога.
Хей, капитан, этот бой — остановка в пути.
Хей, капитан, остановок не так уж и много.
Хей, капитан, и все меньше их впереди»
В.Васильев
ПРОЛОГ. ОЖИДАНИЕ
«Пьянеют лозы в сладостном веселье.
Садовник их срезает, чтоб висели,
Как головы казненных удальцов
На частоколе башенных зубцов».
Низами «Лейли и Меджнун»
Тучи сгустились над Рэдвэллом в одночасье. Не сказать, что весь день был ослепительно-солнечный, но и пасмурным не назовешь. А потом, украв вечер, холодный северный ветер понагнал тяжелых черных туч и они разродились хлещущими не по-весенни ледяными струями.
По насыпи к подъемному мосту замка подъехал рыцарь в сопровождении всего лишь одного оруженосца.
Створки ворот тут же распахнулись — рыцарь был желанным гостем в Рэдвэлле.
Караульный заприметил его алый плащ издалека и сообщил сенешалю, который лично вышел встретить друга хозяина замка.
— Рад приветствовать вас, барон Ансеис, в Рэдвэлле, — поклонился сенешаль. — Графа, правда, три дня уж как нет — отправился на королевский турнир в Камелот. Но в этом замке вы всегда долгожданный гость.
Барон въехал под свод ворот. Там было темно, ветер не заглядывал, а главное — можно было передохнуть от надоевших струй дождя и смахнуть капли с лица.
Гость легко спрыгнул с коня и обнял сэра Бламура, к которому после тридцатидневного сидения в замке под дьяволовым куполом проникся искренней симпатией.
— Давно не был у вас, — улыбнулся барон. — Вот все собирался, собирался, а нагрянул случайно, спасаясь от непогоды. Ездил к озеру Трех Дев, поговорить с отшельником…
— Так ведь сэр Таулас теперь при его величестве… — удивился было сенешаль.
— Нет, Бламур, там уже поселился другой отшельник, — усмехнулся Ансеис. — Думаю, вы еще услышите о нем. Я смогу у вас переночевать? Все равно хотел поработать в графской библиотеке.
— Конечно, оставайся на ночлег. Я распоряжусь, твоя комната будет готова. Мы как раз собирались за стол, приехали двое ирландских рыцарей, посмотреть на замок, поклонится месту, где ступала нога сына Божьего. Знаешь, Ансеис, чересчур много паломников стало приезжать к нам. До того — все больше простые люди шли, а теперь уже рыцари приехали, да еще из Ирландии.
— Погоди, — улыбнулся барон, — будут приезжать и из стран, о которых ты даже не слышал. А эти рыцари не алголиане часом? Из Ирландии же…
— Я спрашивал, — перебил сенешаль. — Алголиане, после прошлого лета — почетные гости в Рэдвэлле. Но нет, говорят — истинные христиане, потому и приехали посмотреть на стену, куда ступала стопа сына Божьего… А алголиане с тех пор даже носа не кажут — говорят, им их Алвисид в священных директориях запретил появляться в Британии.
— Эх, — потер руки барон, — сейчас бы для согрева кружку доброго эля да ломоть мяса.
— Так чего ж мы стоим?! О коне позаботятся, идем быстрее. Да, баронесса не освободилась от тягости?
— Должна со дня на день, — ответил Ансеис. — Сына назову Отлаком.
— А если дочь? — поинтересовался сэр Бламур.
— Открою тебе по старой дружбе маленький секрет, — хитро подмигнул гость, — у меня будет сын.
Сенешаль понимающе кивнул — наверняка, барон узнал это с помощью своей магии.
О бароне Ансеисе в округе ходили самые разные легенды, особенно о его подвигах в Камелоте. Барон никогда не опровергал эти слухи, хотя они мало соответствовали действительности — народная молва что не знает, то придумает, не догадываясь, что жизнь гораздо удивительнее любого вымысла.
Они быстро миновали двор и вошли в дом.
Оруженосец барона, уже неоднократно бывавший в замке и знавший всех воинов, держа под уздцы коней разговорился с караульным, который только рад был хорошей беседой скрасить скуку службы.
Ничто на лице барона Ансеиса не выдавало его озабоченности. А на душе было неспокойно — сегодня, через несколько часов, его законная супруга Аннаура родит сына. Он должен быть там, в своем замке, пожалованном ему верховным королем Британии за мужество и неоценимые услуги в последней войне с саксами. Замок по соседству с Рэдвэллом оставался после смерти престарелого сэра Насьена и его сына без хозяина. Теперь там жил барон с супругой — думал, что будет постоянно наведываться в Рэдвэлл, но не получалось часто…
Вот и сегодня он совершенно не собирался никуда выезжать из замка. Тем более, в такую погоду. Барон слукавил — у озера Трех Дев он был несколько дней назад, и тогда не заглянул в Рэдвэлл просто потому, что очень устал и хотелось побыстрее домой, к Аннауре.
А в Рэдвэлле у него были очень важные дела, очень. Но только, разумеется, не в ту ночь, когда любимая супруга должна принести ему первенца — законного наследника.
С ума сойти — у него, Хамрая, бывшего любовника богини Моонлав, человека, на котором лежит страшное заклятие Алвисида, будет ребенок!
— Давай плащ, — предложил Бламур, — его высушат и отнесут в твою комнату. И пойдем быстрее за стол. Проголодался, наверное, после дороги, да и гости заждались. Им будет интересно послушать твой рассказ о Камелоте.
Ансеису самому было интересно посмотреть на четверых гостей, ради которых он бросил жену в такой день и, забыв о всех делах, помчался в Рэдвэлл. У этих четверых мысли были надежно скрыты от всех — даже тайлорс, маг, по сути, всемогущий, не мог проникнуть в них. Значит — они тоже маги. Маги не бывают простыми паломниками.
Именно поэтому барон сейчас и здесь, хотя сердце его в десятке миль отсюда, в комнате, где в окружении лучших повивальных бабок разрешалась от бремени его любовь. Он знал, что там все будет в порядке, что его присутствие необходимо здесь, но все равно на душе было неспокойно.
— Знаешь что, Бламур, — сказал барон, — ты иди к гостям, а я переоденусь. Там, в моей комнате, по-моему, оставались мои вещи?..
— В вашей с госпожой Аннаурой комнате все по-прежнему, никто ничего не трогал, — заверил сенешаль.
— Вот и прекрасно. Я переоденусь, приведу себя в должный вид… Мне надо подумать. А гости пусть выпьют эля, которым так славятся ваши погреба — и мои рассказы на сытый желудок пойдут веселее…
— Пусть будет по-твоему, — согласился сенешаль и тут же предположил:
— Может, ты их вообще видеть не хочешь? Так ведь никто тебя не заставляет…
— Ну что ты, Бламур, — рассмеялся Ансеис. — Просто хочу предстать в должном виде, а не как мокрый гусенок. Да еще свербит одна мыслишка, надо для проверки посмотреть в графской библиотеке несколько книг. Но я быстро. Только, если не трудно, пошли ко мне кого-нибудь с кубком эля — дождь, а во рту пересохло.
— Сейчас принесут. Кликнуть слугу, чтобы посветил путь?
— Не надо, я сам, — сказал барон и уверенно двинулся в темноту коридора.
В этом замке он провел тридцать дней в сплошной ночи. К тому же, сенешаль знал, что маг отлично видит в темноте и в провожатых не нуждается.
— Бламур, — вдруг обернулся барон.
— Что, Ансеис? — с готовностью обернулся сенешаль.
— Не говори своим гостям обо мне. Что-то голова разболелась. Может, я не спущусь, а они будут ждать… Никому не говори, хорошо?
— Конечно, — пожал плечами Бламур.
Он привык доверять Ансеису, зная его, как честного отважного рыцаря и хорошего друга графа. А вот кто такие ирландские гости сенешалю неизвестно — вдруг барон, владеющий магией, не случайно в такую погоду оказался здесь? Надо и самому быть настороже, от второй чарки эля сегодня придется воздержаться.
Ансеис прочувствовал беспокойство сенешаля и послал в него успокаивающую волну. Вечно хмурый сэр Бламур был на самом деле добродушным и бесхитростным воином, на нем держалась не только — и не столько — оборона замка, но и все огромное хозяйство; молодой граф в детали не вникал. Незачем сенешалю лишних проблем: если незваные гости и несут угрозу, то сэру Бламуру с ней все равно не справится — не меч и умелая рука будут необходимы. Для этого он, старый маг Хамрай, и примчался сюда в непогоду, в час, когда женщина, с которой судьба подарила ему счастье познать чудо любви, лежит в муках.
Барон прошел в отведенные ему графом комнаты, запер за собой на щеколду дверь. Открыл тяжелый сундук, достал одежды, разложил на аккуратно заправленной постели — без него в комнату входила лишь служанка, боязливо смахивающая пыль и перестилающая камыш, чтобы все всегда было готово к приезду барона. Он медленно снял перевязь с мечом, распахнул промокший камзол. Руки двигались сами, без участия головы.
Что его встревожило, в конце концов? Почему он не с женой, когда появляется на свет его первенец? Первый ребенок! Хотя он живет на свете больше двух столетий, он и мечтать не мог об отцовстве — он, Хамрай, достигший пределов магической мощности…
И в тысячный раз вспоминаешь и проклинаешь все: Моонлав, Алвисида, Великую Потерю Памяти, о которой сейчас говорят как о чем-то далеком-далеком, нереальном, ушедшем в предания минувших лет. И никто уже не представляет себе ужас тех дней…
Хамрай (тогда его еще звали иначе — Динант, сын французского рыцаря Бильора-Высокого) сбежал из родного замка до Великой Потери Памяти с заезжим колдуном, невесть чем соблазнившим восьмилетнего мальчишку.
Хамрай не помнил уже почти никаких подробностей. Вообще все, что было до Великой Потери Памяти, подернуто странной дымкой — словно было во сне.
Что Хамрай отчетливо вспоминал, так это как он с одиннадцатью другими такими же мальчишками жил в загаженной пещере в диких горах и как чародей, прививший ему первые магические навыки, издевался над ними. И Хамрай (так его прозвал колдун, имя которого мальчишка тысячи раз проклял и даже мысленно, после стольких лет, старался не называть) не выдержал унижений, отвратительных тварей, населявших пещеру, и тяжких ежедневных работ.
Он бежал, боясь преследования и превращения в какую-нибудь отвратительную тварь, вроде гадюки безрукой. Он заблудился в горах, чуть не умер с голоду, потом прибился к добрым людям. Приютившие мальчишку горцы оказались разбойниками — людьми грубыми и жестокими даже друг с другом. Они постоянно подшучивали над мальчишкой и зачастую эти забавы были для него очень болезненны…
Но среди них был колдун, не маг даже, а так на уровне деревенских знахарей — почувствовал способности мальчишки и как мог развивал их; если бы не он, Хамрай бы сразу ушел от разбойников.
Куда бы он ушел? В том возрасте не задумываются над вопросом «куда?», важно «зачем?». Или «от кого?»…
Хамрай жил с ночными повелителями горных троп почти три года, возмужал, огрубел… Хотел даже внешне походить на главаря.
Ансеис усмехнулся, вспомнив как долго потом отучался от идиотских привычек, что набрался от предводителя разбойников — человека сильного, жестокого и отчаянного, но недалекого и много о себе возомнившего.
Однажды разбойники решили взять штурмом горный городок, но кто-то заранее предупредил стражу и была устроена засада. Почти все нападавшие погибли, а оставшихся в живых солдаты искали по окрестностям и на главной площади сажали на кол. Хамрай единственный уцелел: раненый, голодный, с одним кинжалом в руках, в горах… Уцелел чудом…
Сколько чудесных спасений было в его жизни? Разве все вспомнишь, память — коварная подруга, подбрасывает тебе давно потерянные детали когда их не ждешь, а другие надежно скрывает под завесой забвения.
Но как он после встречи со снежным барсом едва дополз до входа в пещеру, где был оборудован чей-то дворец и дверь случайно (случайно ли?) оказалась заперта не до конца, он не забудет никогда в жизни. Никогда… Потому, что это оказалась пещера богини Моонлав, ее уединенное пристанище, она в нем даже и не жила почти.
Может, молодой колдун-недоучка, отлежавшись, и поспешил бы прочь от странного места, но Хамрай не мог уйти — огромный зал занимали книги. Книги, привезенные со всех сторон света, лежавшие стопками и даже сваленные в огромные кучи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

загрузка...