ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Гвен пожала плечами.
- Мы случайно оказались в подозрительном месте, в то время, когда
убили человека, милорд.
- Да, но я сильно сомневаюсь, что мы были где-то поблизости от этого
"Места Встречи Солнца" или как там оно называется, к тому же я не верю в
случайные совпадения, особенно, когда они так удобны.
- В каком смысле ты мнишь их удачными? - нахмурилась Гвен.
- Для наших врагов.
- За это я выпью, - Йорик поднял кружку, а также стакан.
- Ты за что угодно выпьешь, - но Род все таки чокнулся с ним. - За
врага - чтоб ему пусто было.
- Кто бы он ни был, - Йорик выпил, а затем поставил стакан и нагнулся
вперед. - Но согласен с вами, майор, кто-то определенно задумал вас
достать.
- Когда же я это сказал? - уставился на него Род.
- По пути из замка, - объяснила Гвен.
- О, - нахмурился Род. - Да, я сказал что-то в этом духе, не правда
ли?
- Он часто такой бывает?
- Время от времени, - ответил Род, но Гвен заверила Йорика: - Только
когда его занимают важные дела.
- О, - Йорик снова повернулся к Роду. - Именно тогда-то вы и
делаетесь еще и параноиком?
- А что означает сие слово? - нахмурилась Гвен.
- Подозрительным, - объяснил Род. - Он имеет в виду, что у меня такое
ощущение, будто меня все хотят достать.
- О! - Гвен снова повернулась к Йорику. - Нет, в таком состоянии он
пребывает всегда.
- Но на этот раз он прав.
Они в удивлении оглянулись, этот голос не принадлежал никому из них.
Стройная новоприбывшая носила такое же обмундирование, как и все
прочие солдаты, но заставляя его выглядеть совершенно женским. Это не
могло быть намеренным: ее коротко подстриженные белокурые волосы уступали
по длине шевелюрам большинства мужчин и оставляли незакрытыми уши, но и в
прическе, и в том как она держалась, и в ее тонких чертах было что-то
такое, заставлявшее ее выглядеть безусловно женственной.
- Это - профессиональное мнение, - добавила она. - Они задумали
достать вас.
- Кто? - потребовал ответа Род, но Йорик негромко осведомился. -
Человека какой профессии?
- Тайного агента, - отрезала она, - шпионки. - И Роду. - Вам уж лучше
знать. Кто предпочел видеть вас скорее мертвым, чем живым? Правда, это не
имеет большого значения, на этой планете всякий, к кому цепляются, для
меня друг.
Род лишь глядел на нее во все глаза, но Гвен отодвинула стул.
- Не соблаговолите ли присесть?
Женщина нахмурясь села.
- У вас странная манера выражаться.
- Мне очень неприятно быть грубым, - сказал Род, - но кто вы?
- Я - Шорнуа Шерше, и вам лучше выслушать всю историю. Я была агентом
правительства, пяти лет назад.
- Пять лет, - нахмурился Род. - Примерно в то самое время и произошел
переворот ПЕСТ, если я правильно помню... - Он сумел оборвать фразу,
прежде чем брякнуть "уроки истории".
- Да, - кивнула Шорнуа. - Я была тайным агентом партии Власти,
раскапывая для них информацию и помогая устраивать убийства некоторых из
более откровенных врагов. Я знала, что помогаю убивать людей, но никогда
не видела, как это происходит, и поэтому меня это не очень беспокоило. Да
я и не думала, что меня станет волновать такое. Но после переворота я
вдруг обнаружила, что служу в тайной полиции, и начальство приказало моей
группе взять одного профессора. Это был мягкий старый дурень, тихий и
скромный, и по всему в его доме видно было, что они с женой хорошо
заботились друг о друге. Мы вытащили его посреди ночи из постели и погнали
его пинками из дома в аэромобиль без огней и он пришел в ужас, оцепенел от
страха, но ни разу ни в чем нас не винил. Ни одного проклятья, ни одного
гневного слова, только глядел на нас этакими большими, испуганными
глазами, которые знали и понимали... Поэтому на него, конечно, навалились
еще крепче. Даже по пути в ШК его обрабатывали. Подвергали жестоким
злобным побоям, пока он не потерял сознания. Мне повезло, я должна была
только вести машину. Но все равно, я поневоле все слышала...
Потом мы приземлились на крышу Большого Дома, и мне пришлось помочь
отнести его в здание. Лицо у него настолько залило кровью и распухло, что
я б его ни за что не узнала. Мы уложили его на стол, приготовленного для
садистов, - лицо у нее задергалось, а затем перестало. - О, этот процесс
стараются приукрасить, называя его "допросом", но все равно, это просто
обыкновенная пытка. Вместо тисков для пальцев к нему прикрепляют
электроды, но мука есть мука. Мне не пришлось оставаться и смотреть как
его пытают, но все равно я чувствовала себя испачкавшейся и униженной,
словно меня превратили в нечто меньшее, чем человек. Мне сказали, что я
могу вернуться к себе, но пошла прямо к Боссу и заявила ему, что
завязываю.
Он сидел себе в том кабинете с пластмассовыми стенами за столом из
нержавеющей стали, и лишь посмеялся надо мной. А затем сказал: "Секретную
службу нельзя покинуть, Шерше. Из нее есть только один выход, ногами
вперед". "Договорились", - бросила я и вышла из его кабинета, хлопнув
дверью. Но к выходу я направилась как можно быстрей. Не бегом, это бы все
выдало, но шла очень быстро. Однако Босс слов на ветер не бросал, едва я
завидела главный вход, как заметила бегущего мне на перехват стрелка. Я
просто продолжала идти, в то время как он остановился и прицелился в меня,
а затем в последнюю секунду дернулась в сторону. Он потерял зря время,
пытаясь вести дуло пистолета следом за мной, а потом выстрелил, но разряд
даже близко от меня не угодил. Я резко ударила ногой и попала ему пяткой
прямо под подбородок. Голова у него отдернулась назад, и что-то хрустнуло,
но я приземлилась по другую сторону его тела и приземлилась в беге прямо
через дверь.
Она остановилась, переведя дух, вся дрожа, и Йорик мягко спросил:
- Насколько далеко вам удалось уйти?
- Примерно с километр. Потому что к зданию как раз подлетел курьер на
аэромобиле. Я наставила на него пистолет, выкинула из машины и умчалась,
но успела лишь перевалить через парапет и спуститься в город, прежде чем
за мной бросили перехватчика. Я находилась в Старом Городе - той части,
где улицы сворачивают то туда, то сюда - естественно выросшей, понимаете?
Я нырнула туда, и пропала.
- Но вы знали, что там лучше не задерживаться, - негромко высказал
догадку Род.
- Конечно, - пожала плечами Шорнуа. - Правда большой разницы это не
имело. К рассвету установили кордон, а по моему следу бросилась целая
армия агентов Секретной Службы. Я подошла к лотку с продуктами и уплела
тарелку с соей, а когда вышла, на меня навалились скопом.
- Сильно? - спросил Йорик.
Шорнуа ожгла его взглядом.
- Очень.
Она повернулась к Роду.
- Но я выздоровела. О, у меня еще местами кое-где текла кровь, когда
меня приволокли в суд, но это было всего пару часов спустя. И Секретная
Служба представила шесть свидетелей, заявивших под присягой, что они
видели, как я убила того стрелка, их конечно же и близко не было. Хотя
один их них, думаю, наблюдал происходящее по монитору скрытой камеры. Это
не имело значения, потому что прокрутили запись - и судья постановил
"Переоформить ее".
Гвен непонимающе нахмурилась, но Род побледнел.
- Они намеревались стереть вам память и вписать в мозг новую
личность?
Шорнуа кивнула.
- А если меня не будет в живых, так какая мне разница? Но я не
добралась даже до приготовлений. Меня затолкали в аэромобиль отвезти в
центр переформирования, но мы так и не взлетели. Там уже ждал курьер, с
документом. Похоже, как раз в то время, когда я стояла перед судьей.
Секретная Служба подступилась к Генеральному Секретарю, убеждая его, что
сотрудники тайной полиции - люди военные, и поэтому меня не потрудились
переформировать, а просто погрузили на баржу с осужденными и отправили нас
всех на Вольмар, - губы у нее плотно сжались. - Путешествие было не из
приятных. Оно длилось три недели, и только трое осужденных были женщинами.
Остальные солдаты пытались выстроиться к нам в очередь. Но трех как раз
достаточно, чтобы охранять друг друга с тыла. После того как мы убили пару
особо настырных, остальные отвалили. Они попытались уговорить корабельное
начальство связать нас, но им ответили, что их дело просто привести эту
проклятую калошу на место и заставить ее улететь, а проблемы осужденных их
не касаются. Нам приходилось спать по очереди, но мы добрались сюда целыми
и невредимыми.
- А здесь? - глаза у Гвен сделались огромными.
- Теперь немного полегче, - пожала плечами Шорнуа. - О, две другие,
когда они выяснили, сколько они смогут заколачивать, коль скоро осужденные
снова стали получать чеки с жалованием, они открыли лавочку. Теперь у них
собственные дома, и каждая из них побогаче любого мужчины на этой планете.
Гвен теперь сделалась бледной, и рука ее дрожала, когда она подняла
свой стакан, а затем опять поставила его.
- Однако, все же вы не... как вы сказали?..
- Не занялась промыслом, - кивнула Шорнуа. - Но сперва мне
приходилось отбиваться каждый день, от двух-трех за каждые сутки, пока я
не завоевала себе определенную репутацию. Теперь пристают всего лишь
двое-трое за неделю. Но те, кому удается здесь выжить, народ смекалистый,
когда дело начинает становиться опасным, они дают задний ход, и поэтому
мне не пришлось ни разу никого убивать.
- Однако, разве они не могли напасть на вас сообща? - прошептала
Гвен.
- Вот потому-то я и сидела вон там, - Шорнуа дернула головой в
сторону столика в углу против входа. - Мне видна дверь и все помещение, но
сзади на меня никто напасть не сможет. Хотя никто и не пытался, - она
пригубила эль, но поморщилась, словно тот горький. - Надо, по крайней
мере, в этом отдать должное мужскому шовинизму: когда нас так мало, каждая
весьма драгоценна. Сам по себе любой из них мог бы напасть на меня, но он
не хочет, чтобы его попытку увидел кто-то из его приятелей.
- Они его за ноги повесят, - негромко догадался Йорик.
- Вероятно, для упражнений по стрельбе, - пожала плечами Шорнуа. -
Лучше его, чем меня.
Подняв кружку, она сделала долгий глоток, а затем со стуком опустила
ее на стол.
- Так что, вот таким вот образом. Я не могу пройти по этому городу
без риска подвергнуться насмешкам, и поэтому, если к кому-то пристают, я
на их стороне. Особенно женщин, - она кивнула на Гвен. - И мне думается, я
могу доверять вашему мужчине. Поскольку, он с вами - так с чего ж ему
понадоблюсь я? - Рот у нее сжался до самоуничтожения. - О, только не надо
смотреть на меня таким сочувственным взглядом! Я знаю, что спрос на меня
достаточно большой, - она повернулась и сердито посмотрела на Рода. -
Возможно, чересчур большой. Я хочу убраться с этой планеты настолько
сильно, что не могу думать ни о чем другом. А вас прежде здесь не было,
значит вы не из приговоренных и поэтому можете получить отпускную.
Возможно, вы сумеете вытащить и меня.
- Я думал, тут военная тюрьма, - нахмурился Род. - А Шаклар всего
лишь начальник тюрьмы. Откуда у него может взяться власть отпустить вас?
- Он может делать все, что захочет, теперь, - уточнила с невеселой
улыбкой Шорнуа. - ПЕСТ порвал с нами связи четыре года назад, фактически,
сразу после того как я сюда попала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...