ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Так что же
он сообщил вождю?
- Да, - нахмурился Йорик. - Зачем ему, черт возьми, понадобилось
выходить среди ночи?
- Оттого, - объяснила Гвен, - что племя Шартрезных одолжило большую
сумму из генеральского "банка", так он назвал его?
- Это сбережения, - объяснил Род. - Представь себе сваленные в банку
угли, для сбережения на протяжении ночи, дорогая.
- Странное то слово, и еще более странна сия мысль, - нахмурясь,
повернулась к нему Гвен. - Почему эти люди сами не хранят свои деньги?
Отчего они должны отдавать их другим хранить вместо них?
- Слишком большие возможности для воров, - объяснил Род. - А таким
образом, вместо того чтобы всегда беспокоиться из-за грабителей, им
приходится беспокоиться только из-за банкира, а где он, они всегда знают.
- Почти всегда, - сделал оговорку Йорик.
- Ну, верно, - признал Род. - Во всяком случае, так намного
действенней.
- Раз ты так говоришь, - вздохнула Гвен. - Хотя мне думается, что
твою гравитацию я пойму скорее, чем банки.
- А ты только представь себе, что чувствуют вольмаки. Так, значит
племя Шартрезных сильно задолжало Банку Вольмара, да?
- Да, однако у них имелись на хранении в банке необходимые для оплаты
средства. Тем не менее, они послали запрос о... - она нахмурилась, - о...
"процентной ставке"?.. на долг, по сравнению с "процентной ставкой",
которую они получали за свои хранящиеся деньги, - она наморщила лоб. - Что
такое "процентная ставка", милорд? Она означает степень внимания,
оказываемую вождем банкиру?
Роду пришлось с трудом сглотнуть.
- Полагаю можно выразиться и так, дорогая. Однако означает она то,
сколько платит банк племени Шартрезных за пользование их деньгами.
- Но с чего банку желать пользоваться деньгами? - уставилась на него
Гвен.
- По той же причине, что и любому из нас, - вздохнул Йорик.
- Чтобы вкладывать их, дорогая, - объяснил Род. - Скажем для
перекупки доли в торговом плавании какого-нибудь капитана. Он хочет
отправиться в плавание прямо сейчас, а не через десять лет, срок, который
ему пришлось бы копить самому.
- Значит сей банк наживает больше денег на плавании капитана?
- Намного больше, а он имеет дело со множеством капитанов, а не
только с одним.
Гвен нахмурилась, странно глядя на него, а затем вздохнула:
- Коль ты говоришь. Я понимаю значение слов, но не понимаю образа
мыслей, что порождает их.
- Я и сам не уверен насчет этого, - сознался Род.
- Однако, отчего банк платит Шартрезным за пользование деньгами, в то
время как племя платит банку за пользование его деньгами? Сие же просто
переливание из пустого в порожнее, милорд! В нем нет ни малейшего смысла!
- Не уверен, что он существует и для меня тоже, - признался Род. - Но
думаю, тут устроено так: если вольмаки получают двенадцать процентов -
двенадцать БТЕ на каждые сто, а выплачивают за одолженные деньги десять
процентов, то наживают два процента прибыли, храня деньги в банке, вместо
использования их для выплаты займа.
Гвен уставилась на него во все глаза.
Затем сделала глубокий вдох и сказала:
- Однако банк таким образом теряет два процента, о коих ты говоришь!
Отчего он платит больше, чем получает?
- В этом я тоже не улавливаю смысла, - признался Род. - В голову мне
приходит только одно объяснение: что банком, должно быть, управляет
Шаклар, и что он готов понести убытки, лишь бы сделать вольмаков
зависящими от него. В конце концов, если человек держит у себя под замком
все твои деньги, то будешь... не... слишком... склонен затевать с ним
войну! - он уставился в пространство раскрытыми во всю ширь глазами.
- Боже мой! Ну, конечно! Он откупается от них!
- Однако, тогда, если он посылает узнать о проценте на свои деньги,
разве сие не означает... - глаза Гвен тоже округлились. - Да, воистину!
Они стремились забрать свои деньги дабы быть вольными затеять войну.
- Не понеся на ней убытков, - мрачно заключил Род. - Что служит для
Шаклара более чем веской причиной послать курьера среди ночи. Какое именно
сообщение он нес?
- Что процентная ставка как раз ныне увеличилась на пять долей сотни.
- Пяти процентное повышение, мгновенно? - выпучил глаза Род, а Йорик
присвистнул. - Этот вождь Шартрезных умеет заключать сделки! Ничто так не
побудит Шаклара дать им небольшую дополнительную прибыль, как угроза
войны.
- Очень ловко, - согласился Род. - И что же послало в ответ племя
Шартрезных... вежливое "да" или уведомление о снятии денег со счета?
- Сержант Талер принес обратно послание, хвалящее генерала Шаклара за
его честность, и ничего более.
- Это значит, что они оставили деньги на депозите, - Род с шумом
втянул в себя воздух. - Знаешь, а Шаклар и сам не слишком плохой барышник.
Что такое пять процентов по сравнению с предотвращением войны? Возможно,
он наткнулся на совершенно верную идею, пытаясь ввести вольмаков в
современный мир, но он не был уверен, что это распространялось и на Гвен.
- Тогда сюда! - позвал со стороны лестничного спуска голос Чолли. -
Внимание, мистер и миссис! Тут кое-кто хочет с вами поговорить!
Род вскинул голову, по жилам у него забурлил адреналин.
По лестнице спустилась Шорнуа с ярко-розовым лицом.
- Похоже, вы недавно оскреблись, - улыбнулась Гвен.
- Конечно, - огрызнулась Шорнуа. - А вы б не стали, да?
- О! Я думал, вы отлично выглядели в том цвете, - возразил Йорик.
Род расслабился, чувствуя, как уменьшается у него в крови адреналин.
- Да, это были настоящая вы.
- А, засохните! - вспыхнула она.
Род на мгновение уставился на нее, сбитый с толку.
- В чем дело? Разве вам не нравилось быть вольмачкой?
- А как вы думаете? - фыркнула она. - Не так-то это легко, быть
оранжевой.
Йорик подтолкнул к ней ногой ящик.
- Садитесь. Расскажите нам, что произошло под большим открытым небом.
- Не обращайте внимания на их дерзости, - посоветовала Гвен. - По
правде же, они в душе рады видеть вас вернувшейся живой и здоровой.
- Скрывают они это, безусловно, неплохо, - проворчала Шорнуа.
- Спасибо, - кивнул Род. - А теперь, расскажите нам, что там
произошло.
Шорнуа фыркнула и рухнула на ящик.
- Ничего. Абсолютно ничего.
Они на миг уставились на нее.
Затем Род вдохнул и прислонился спиной к стене.
- Все равно мы, по-настоящему, и не могли ожидать ничего большего. Но
ведь должен же был прийти кто-то к Месту Встречи Солнца.
- О, он пришел, и это был Хван, что и говорить.
- Но он почуял неладное? - а затем Род стукнул себя по лбу подушечкой
ладони. - Конечно, что со мной случилось? Он же знает в лицо всех членов
своего племени! Почему я не...
- Не беспокойтесь, я это учла, - уголки рта Шорнуа загнулись книзу. -
Он вождь пурпурных, и поэтому я носила краску оранжевых. И подстроила все
отлично: когда он подошел туда на заре, когда небо только-только начало
алеть на востоке, он застал меня на коленях, льющей горючие слезы, - глаза
ее потеряли фокус, она отпустила медленный, критический кивок. - Да, я
разыграла все отлично... Несколько минут он лишь просто стоял там. Я
притворялась, что не замечаю его. Затем он протянул руку и схватил меня за
плечо, - она скривилась. - А хватает он сильно! Вот и говори тут о
стальном захвате...
- Надеюсь, он не поранил вас! - озабочено нахмурилась Гвен.
- Не думаю, что он собирался это сделать, - покачала головой Шорнуа,
- и, полагаю, по его понятиям он выразил сочувствие. Он сказал: "Женщина.
Почему ты плачешь?"
- Минутку, - поднял палец Йорик. - Разве он не захотел узнать, как
вас зовут?
- Нет надобности, - покачала головой Шорнуа. - Я была из другого
племени, вот и все, что ему требовалось знать. И что я не нарушаю границу,
потому что я находилась на священной земле, которая открыта для всех.
Поэтому я ответила ему, что плачу по человеку, убитому вчера утром. А Хван
сказал: "Но ведь он не из твоего племени".
- Ах вот как! - медленно поднял голову Род. - Значит когда Хван нашел
труп, на нем должно быть, еще была раскраска.
- Значит смыл ее Хван, - нахмурился Йорик.
- Да, чтобы скрыть личность жертвы, - наморщил лоб Род. - С какой
стати ему вздумалось это сделать?
Но Шорнуа мотала опущенной головой и махала перед собой руками,
выставив ладони:
- Нет! Погодите! Стоп! Вы упускаете из виду самое главное!
- Что именно? - спросил Род.
- То, что Хван хочет объединить все племена, и мертвый вольмак может
стать очень мощным общим фокусом. Но труп послужит для этой цели гораздо
лучше, если никто не будет знать, из какого племени он происходит.
С миг они сидели не двигаясь. Затем Род медленно кивнул.
- Да... такое возможно...
- Более чем "возможно", - фыркнула Шорнуа.
- Значит, он сказал вам, что вы не из племени убитого? - обратилась к
ней Гвен.
Шорнуа кивнула.
- Так почему же я плачу? Ну, тут, уж скажу я вам, мне пришлось
соображать быстро! Но я сообразила и сказала ему, что плачу по всем
вольмакам, что я плакала бы по любому, погибшему от рук колонистов! - она
нахмурилась. - Я ожидала, что он предложит мне встать, но он и не подумал.
- И ожидали, что он потеплее отнесется к плачущей женщине? - тихо
сказал Род.
Шорнуа прожгла его взглядом:
- Я же сказала вам, что не соответствую их стандартам красоты!
Род в это не поверил.
- Все равно, вы же женщина, и у вас горе. И вы достаточно молоды. Вы
ожидали чего-то, похожего на рыцарский отклик, не так ли?
Шорнуа еще с миг попрожигала его взглядом. А затем рот у нее
скривился и она произнесла:
- Да, ожидала. Но не дождалась никакого, даже призрачного.
- Ну, - усмехнулся Йорик, - вы же знали, что у вольмаков процветает
мужской шовинизм.
- Разумеется, - вставил Род. - Любая первобытная культура обязана
быть патриархальной.
- Не "любая", - поднял ладонь Йорик. - Но у этих парней - да.
Происходит, несомненно, от подражания коммерческой лит- и кинопродукции, -
он снова повернулся к Шорнуа. - Так вы, значит, все равно встали, а?
Она раздраженно пожала плечами.
- Я наживала себе растяжение шейных мускулов.
- Итак, вы встали, - сделал вывод Род. - Медленно, извиваясь,
немножко скромно повиляв бедрами.
В глазах у Шорнуа вспыхнула ярость, но она не ответила.
- Это не сработало? - мягко спросил Род.
Ярость немного растаяла. Шорнуа неохотно наклонила голову:
- Он всего лишь принялся вразумлять меня. Указал, что мне не следует
так переживать из-за этого. Так как я настоящая женщина, то больше
приобрету от присутствия колонистов, чем потеряю.
Род нахмурился.
- Он что, язвил или как?
- Нет... - покачала головой Шорнуа. - Судя по его тону, он просто
констатировал факт. Словно приводил логический довод, понимаете?
- В этих культурах, где все силы уходят на борьбу за существование, в
конечном итоге возникает нездоровое пристрастие к здравому смыслу, -
заметил Йорик. - Так как же вы ответили на такой аргумент? В конце концов,
у вольмаков и впрямь наблюдается излишек женщин с вытекающей отсюда
полигамией, - он нахмурился. - Однако же странно. Как-то трудно ожидать,
что вождь уж настолько беззаботно отнесется к тому, что женщина его народа
уйдет к мужчине его врагов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...