ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Утверждали, что торговля с окраинными
планетами - убыточное предприятие действительно убыточное, стоимостью в
биллион термов. А тюремная планета была сплошным убытком, ведь
преступников намного дешевле убивать. Поэтому оно просто прекратило
торговлю. Следующий фрахтер и привез нам эту новость.
- А как получилось, что вообще был "следующий" фрахтер? Я думал,
торговлю прекратили.
- Мы вели небольшую самостоятельную торговлю с некоторыми из других
окраинных планет, но никакого дальнейшего снабжения с Земли к нам больше
не поступало, ни новых механизмов, ни запасных частей. Любезный
губернатор-генерал заключил мир с туземцами как раз вовремя.
- Вы в силах содержать себя самостоятельно?
Шорнуа кивнула.
- Вольмаки дают продовольствие и волокно, а наши мужчины добывают и
перерабатывают ископаемые. Но конечный результат в том, что мы больше не
тюремная планета, мы колония. А Шаклар не только генерал, но и в первую
очередь губернатор, и поэтому может делать с нами практически все, что ему
заблагорассудится. Если он захочет разрешить нам уйти, мы сможем уйти. Но
куда? - Она махнула рукой. - За той стеной нет ничего кроме травы и
вольмаков.
- Он не разрешит вам покинуть планету?
- О, разумеется, если сочтет, что кому-то из нас следует дозволить
такое - и если нам это по карману, - она пожала плечами. - Он, знаете ли,
не в состоянии даром раздавать космические корабли.
Род обменялся взглядом с Йориком.
- Ну, когда придет время, мы найдем способ достать наличные.
- Я думаю, леди может быть полезна, майор. - Йорик кивнул. -
По-настоящему, полезна.
- Пропылесось себе мозги, - отрезала Шорнуа. - Я предложила вам
помочь, а не служить.
- Да такого у меня и в мыслях не было, - добродетельно заверил ее
Йорик. - Я имел в виду помощь знаниями. Я знаю основные факты насчет этой
планеты и насчет ПЕСТа.
- Да кто ж их не знает? - скривила губы Шорнуа.
- Да, но, ну, э... - насчет Вольмара. Вы пробыли здесь несколько лет,
знаете что и как. Всегда полезно иметь на своей стороне кого-нибудь из
местных.
Шорнуа пожала плечами.
- Я такая же местная, как и все, кто здесь шатается. По крайней мере
я знаю, кто есть кто, и где зарыты собаки, во всяком случае некоторые. И я
провела некоторое время у вольмаков.
- Как вы дошли до такого? - нахмурилась Гвен.
- Они выглядели менее опасными, чем солдаты, и были такими, пока у
меня длился испытательный срок. Но испытательный срок в каждом племени дал
мне год, а за это время я успела встать на ноги и засунуть свои эмоции на
место, - Шорнуа пожала плечами. - Что я вам могу сказать? Это
подействовало.
- Так, - задумчиво проговорил Род, - значит вы готовы помочь, если мы
поможем вам.
- Да, если вы поможете мне убраться с этой планеты.
- Если сумеем.
- Ну, разумеется, если сумеете, - нетерпеливо мотнула головой Шорнуа.
- Конечно, - задумчиво продолжал рассуждать Род, - если нам удастся
убраться с этой планеты, то вы сделаете нас меченой командой. Я имею в
виду, у ПЕСТа должен здесь быть по крайней мере один агент, и если вы
улетите, он живо стукнет своим. А тогда не успеете вы одолеть первый
световой год, как по вашему следу тут же бросится убийца.
- Я это понимаю, - голос у Шорнуа сделался надтреснутым. - И не могу
винить вас, если вы не захотите идти на такой риск.
Род пожал плечами.
- На этот счет я не слишком тревожусь. Особенно раз мы планируем
убраться через машину времени. В конце концов, пока мы на Вольмаре никакие
убийцы нам не грозят, а без вашей помощи мы можем и не дожить до отлета с
планеты.
- Я б сказала, что так оно и есть, - кивнула Шорнуа. - Вы сами
сказали, что убийство того вольмака произошло в чересчур удачное время.
Цель его - отправить вас с женой за решетку или в раннюю могилу.
- У нас-таки есть враги, - признал Род. - И мне думается их больше
устроил бы вариант ранняя могила.
- Мы будем очень рады вашей подмоге, - заверила Гвен.
Шорнуа бросила на нее странный взгляд, но поблагодарила:
- Спасибо, леди. Так что же у нас имеется?
Род пожал плечами.
- Пурпурный труп, - и добавил с мрачной улыбкой. - Хотя все пурпурные
в наличии.
Йорик развел руками.
- Вот примерно и все сведения, какие у нас есть. Не совсем то, что
можно назвать избытком информации.
- Никак не достаточно, - согласилась Шорнуа. - Мы должны узнать
побольше, прежде чем сможем строить какие-то догадки насчет того, кто же
на самом деле его убил.
Йорик откинулся на спинку стула, сплетя пальцы на животе и вертя
большими пальцами.
- Ну, вы - местный эксперт. Скажите, где нам достать новые сведения?
- На месте преступления, - ответила Шорнуа.

- Воистину, нет никакой особой надобности, - отнекивалась Гвен. - Вас
наверняка влекут и собственные дела.
Возможно как раз слово "влекут" заставило юного рядового удвоить свои
усилия.
- Да полно, мэм! Я же с Браксы! Мы там, бывало, все время сами делали
себе метлы, - он быстро усмехнулся ей через плечо. - Как же еще нашим
мамулям держать в чистоте наши дома? - Он снова повернулся к помелу Гвен.
- Видите, только эта веревочка вот здесь остается незавязанной. Ей нужен
всего навсего подобающий рифовый узел. А теперь, вы только прижмите его
пальчиком вот здесь...
Гвен так и сделала. Конечно, ей при этом понадобилось нагнуться и
придвинуться поближе к молодому человеку. Тот с трудом сглотнул и так
дернул узел, что чуть не порвал бечевку.
А за спиной у него Род набросил веревочную петлю на одну из торчащих
вдоль гребня стены пик дюймовой толщины и махнул остальным. Шорнуа
вскарабкалась по ней, перебирая руками, а сразу за ней и Йорик. Род влез
последним и перебросил веревку на противоположную сторону стены. Первым по
ней соскользнул Йорик, затем Шорнуа. Род смерил сердитым взглядом спину
молодого человека, а затем повернулся, спрыгнул, ухватился за веревку и
съехал по ней вниз, совершив мягкую посадку. Шорнуа так и уставилась на
него.
- Как вам это удалось? Я имею в виду, не переломав себе стопы?
- Практика, - хмыкнул Йорик. - Пошли, давайте-ка убираться отсюда, -
он стремглав проскочил открытую полосу ярко освещенной земли и скрылся в
тени рощи, в пятидесяти футах от нее. Никто не поднял тревоги, часовой в
этот момент смотрел на нечто иное. Род задержал дыхание, чувствуя, как
подступает, грозя поглотить его, жгучая ревность. Затем раздался тихий
свист и шорох, и, резко обернувшись, он увидел, как Гвен заходит на
посадку верхом на помеле.
Шорнуа обернулась и так и подскочила.
- Как вы сюда попали?
- Надеюсь, тот молодой человек сочтет, что с ним более чем щедро
расплатились за его доброту, - резко бросил Род.
- Муж, умоляю тебя, - Гвен мягко коснулась ладонью его предплечья. -
Какой тут предоставлялся выбор? Мадемуазель Шорнуа он бы ни за что не
доверился.
- Достаточно верно, - Род проглотил приготовленные слова: "Разреши
поздравить тебя с удачным развлечением, я имею в виду отвлечением. И если
я еще раз когда-нибудь столкнусь с этим щенком, то вырежу ему печень и
гляделки".
- Поистине, муж, сие недостойно тебя, - глаза Гвен неодобрительно
расширились. - Не забудь, что сей юноша говорил с грамарийской ведьмой, и
более того, ведьмой, умеющей внушать нужные мысли и чувства. Поистине,
сему юноше было не на что надеяться.
- Более чем в одном смысле, - вздохнул Род. - И тебе незачем
ссылаться для объяснения на свои способности. Полагаю, я не имею ни
малейшего права сердиться на него, не так ли?
- Истинно так, - выдохнула, приникнув к нему Гвен. - Но мы
задерживаемся.

- И как это она, черт возьми, знает, куда идти? - пробормотал в
сторону Йорика Род. - Ладно, допустим, у этой планеты имеется пара-тройка
лун, так что светит нам почти всю дорогу, а когда зашла большая луна, она
как раз предложила подождать нам двадцать минут, пока не взошла другая. Но
даже с ее светом я едва вижу в двадцати футах перед собой!
- Ну, а я вижу отлично, - усмехнулся Йорик. - Вы, сапиенсы,
просто-напросто размякли, вот и все. Слишком много тысячелетий освещенных
улиц.
- Что ж она? - пробурчал Род. - Неандерталка?
- Недостаточно хорошо сложена, - покачал головой Йорик. - Какая-то
костлявая, понимаешь? И лицо какое-то плоское и угловатое. Но я думаю, под
всем этим она все-таки милая малышка.
На самом-то деле, по мнению Рода, Шорнуа была классической
красавицей, или была бы ею, если б ее лицо постоянно не ощетинивалось
враждебностью. А тело у нее было каким угодно, только не костлявым. Однако
он мог понять, почему она не дотягивала до неандертальского идеала
женственности. Но вот что касалось замечания о ее внутреннем облике, то он
усомнился.
- Должно быть ты видишь глубже, чем я.
Йорик пожал плечами.
- Вы, сапы, должно быть почти что слепые.
Род гадал, не хотел ли он, чтоб его слова истолковали в обоих
смыслах.
- Пошли, - ускорил шаг Йорик. - Нам требуется догонять всерьез.
Шорнуа широко шагала впереди них с таким проворством, словно не
понимала, что подымается по тридцатиградусному склону. Наконец, она
остановилась, и мужчины, отдуваясь и кряхтя, поравнялись с ней и с Гвен,
молчаливо вставшей у плеча Рода.
- Вот оно, - махнула рукой Шорнуа.
Они стояли на вершине гребня, ориентированного примерно с востока на
запад. Лунный свет показывал расстилавшуюся на много миль вокруг них
равнину, бесконечную степь, нарушаемую только изредка попадавшейся рощей
да линией чахлых деревьев, тянущихся через прерию, отмечая русло то ли
реки, то ли ручья.
Род сделал глубокий вдох:
- Вид еще тот.
Шорнуа кивнула.
- При солнечном свете он еще эффектней, но думаю, мы не можем
дожидаться его. Вот Действительно Место Встречи Солнца, - и она показала
рукой.
В нескольких футах впереди них с земли подымалась каменная лестница.
Тридцатью футами дальше на фоне ночи высилась темная громада поставленной
стоймя плиты. Шорнуа выудила из куртки крошечный фонарик и направила его
на каменную плиту. Луч показал, что верхушку поставленного на попа камня
разровняли и обтесали спереди и сверху, а потом сделали на плоской
поверхности зарубки, восемь глубоких, высеченных в камне борозд. Первая,
четвертая и восьмая выглядели очень глубокими.
- Шаманы каждое утро приходят сюда встречать солнце, - объяснила
Шорнуа. - Делают они это по очереди. Это, конечно же, религиозный ритуал,
но у него есть также и очень практическая цель - каждое утро Шаман Дня
видит, насколько близко подходит солнце к одной из больших зарубок.
Средняя означает равноденствие (здесь в году шестнадцать месяцев, две луны
совершают оборот восемь раз в году, и они поочередно определяют месяцы).
Фигура, изображаемая первой бороздой - это зимнее солнцестояние. Солнце
начинает путь там, движется вниз к средней борозде, означающей весеннее
равноденствие, идет дальше к восьмой борозде, означающей летнее
солнцестояние, а потом движется обратно к средней борозде, отмечающей
осеннее равноденствие, и далее обратно к первой.
- Новогодней, - догадался Йорик.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...