ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Скалли тоже ума приложить не могла, что делать дальше. Но
у Молдера, судя по его напрягшемуся лицу, возникла некая новая отчаянная
идея. Он покусал губу. Чуть пригнулся, впившись Ме-лиссе-Сидни взглядом в
лицо Ч и тихо, просительно сказал:
Ч Я не умер. Я только ранен, я потерял сознание Ч а сейчас снова готов сра
жаться. Прошу тебя, вернись на поле, покажи мне, где вы спрятали оружие Ч и
мы отомстим проклятым янки…
Скалли внутренне ахнула. Доктор Крэй-мер возмущенно всколыхнулась, но н
е решилась прервать сеанс.
Какое-то мгновение Мелисса оставалась неподвижна. Оно словно было чем-т
о ошеломлена. Простые слова Молдера парализовали ее. Потом ее лицо медле
нно осветилось сумасшедшей радостью узнавания. На глазах ее проступили
слезы, какое-то мгновение казалось, что сейчас он бросится Молдеру на шею
. Но она сдержала себя.
Ч Это ты… Ч низким, рвущимся голосом произнесла она. У Скалли защемило с
ердце. Даже на фотографии с Уорреном эта женщина не была такой, как сейчас
Ч заплаканная, некрасивая, преданно и благоговейно глядящая на обалдев
шего Молдера. Наблюдать это было невыносимо, настолько полна она была бе
змерным счастьем внезапного обретения того, что утратила давно и безнад
ежно. Чужое горе видеть нестерпимо, но подчас стократ нестерпимей видеть
чужое счастье. Особенно когда оно такое, в слезах. Ч Это ты, любимый. Может
быть, твои глаза и поменяли цвет, но разве я не увижу за ними твою душу!
Слезы потекли по ее щекам. Молдера бросило в дрожь.
Ч Как долго! Сердце разрывается, когда так ждешь. Мне не хватает тебя! Я не
могу… Ч она замотала головой от нестерпимой боли и отчаяния. Слова ее вы
рывались из самой глубины раздираемого мукой сердца. Ч Я не могу без теб
я жить. И ты не можешь без меня, я знаю…
Ч Хватит, Ч решительно произнесла доктор Крэймер и поднялась со своег
о места. Ч Это переходит все границы. Эксперимент негуманен.
Эти фразы прогнали наваждение. Глаза Мелиссы погасли, она шмыгнула носом
, вытерла слезы рукой и растерянно оглянулась.
Ч У меня опять был обморок?
Ч Совсем короткий, Ч успокоительно сказала доктор Крэймер. Ч Идемте с
юда, милая. Вам надо умыться, а потом я сварю вам кофе.
И посмотрела на Молдера уничтожающим взглядом. Мелисса медленно поднял
ась. Молдер, словно опаленный, сидел в какой-то прострации, опустив голову
. Он даже не оглянулся, когда Мелисса и доктор Крэймер вышли из кабинета.
Тогда Скалли подсела к нему, на подлокотник его кресла. Обняла за плечи. И
почувствовала, что Молдер весь дрожит.
Ч Это болезнь, Фокс, Ч ласково проговорила она. Ч Все, что она говорит
Ч это проявление болезни, не более. Она не смогла ответить ни на один конк
ретный вопрос. Когда ее спрашивали прямо, она уворачивалась так или инач
е Ч то уходя в другую личность, то устраивая этот театр… Ч в голосе Скалл
и скользнула неприязнь, почти негодование. Ч У нас нет ничего, чтобы как-
то подтвердить ее слова. Где ты будешь искать эту Элизабет, этого Скотта…
Ты никак не сможешь доказать, что она хотя бы отчасти говорит правду.
Молдер поднял голову. Теперь уже его глаза пылали огнем.
Ч Ничего нет? Ч спросил он почти с гневом. Ч А я?

21:07
В кресле для пациентов сидел Молдер Ч без пиджака и галстука, в рубашке с
небрежно закатанными рукавами. Глаза его были полузакрыты, но он не спал.
Когда доктор Крэймер завершила необходимые манипуляции и произнесла н
еобходимые слова, она, как и в прошлый раз, поднялась и пересела в глубину
кабинета, уступив место напротив Молдера Скалли.
Некоторое время ничего не происходило. Молдер дышал все спокойнее, все м
едленнее.
Ч Можно, Ч сказала затем доктор Крэймер из своего угла.
Ч Молдер, Ч спросила Скалли негромко, Ч что ты видишь?
Молдер ответил не сразу. На его расслабленном лице проступило усилие Ч
а потом черты его страшно, горестно исказились.
Ч Гетто, Ч сказал Молдер. Ч Я вижу гетто, Ч он запнулся. Ч Битое стекло
… Руины.
И много трупов прямо на мостовой. Мой отец… он тоже мертв. Это Скалли. Скал
ли вздрогнула.
Ч Я… я Ч женщина. Польская еврейка из Варшавы, вот кто я. Я даже не могу по
дойти к отцу, проститься с ним и закрыть ему глаза… Рядом с ним стоит офице
р гестапо. Это наш Курильщик, Человек-Канцероген. Из жизни в жизнь зло воз
вращается как зло. А любовь возвращается, как любовь. Запомни, Скалли. Из ж
изни в жизнь, вечно. Любовь сводит души навсегда. Одни и те же души в разных
людях живут вместе из века в век…
Господи, подумала Скалли, если бы и впрямь было так, какая это оказалась бы
скучища.
Молдер застонал.
Ч Моего мужа уводят… уводят. Его отправят в лагерь. Наверное, его сожгут.
Он…
Ч Мелисса. Мелисса… На мгновение он умолк.
Ч Я умираю у нее на руках… Ч сказал он потом. Губы его задрожали. Ч Она в
се-таки успела… нашла меня, но… я умираю посреди этого поля, и она… Господ
и, помоги ей, ведь ей так тяжко! Ее зовут Сара, Сара Кэвенох. Она живет в Эпсо
н-хаусе, округ Хэмлтон. Это Ч Мелисса. Мы не успели пожениться, проклятая
война… А федераты наступают. Их не сдержать, нет. Нас совсем мало осталось
. Мой сержант тоже убит. Он Ч Скалли.
Молдер чуть улыбнулся и замолчал. Скалли слушала, затаив дыхание.
Ч Я закрыл его собой и спас, Ч вдруг сказал Молдер. Ч Но только на пять м
инут. Какой плотный был огонь! Боже милосердный, спаси мою Сару, пусть все
эти пули пролетят мимо, пусть пролетят мимо, Господи… Ч Он безнадежно вз
дохнул. Ч Ах, она тоже молилась. Боже, говорила она, спаси моего Салливана.
А теперь она плачет. Если бы вы слышали, как она плачет! Она ведь не знает, чт
о я умер всего лишь на время и теперь жду ее. Она еще не знает, что мы будем в
месте снова, снова и снова… Скорее бы. Скорее бы. Уснуть бы и проснуться, ко
гда она уже снова рядом…
Ч Молдер, Ч позвала Скалли. Ч Молдер. Он чуть помотал головой.
Ч Моя душа устала ждать. Моя душа устала. ..
Ч Молдер, Ч неожиданно для себя самой выкрикнула Скалли, Ч где бункер
а? Оружие где, Молдер?
Он не ответил. Глаза его закрылись, и голова свесилась на грудь.

Архив округа Хэмлтон Хэмлтон, Теннесси 23:12
Какой-то бес занес Скалли в архив. Она не верила во всю ту дребедень, котор
ой был наполнен сегодняшний вечер Ч но не попробовать проверить ее не м
огла, ведь она была профессионал.
Сначала она долго листала тяжеленный том, называвшийся «Карты и схемы бо
евых действий. 1863-1865». Том был подробным, и в конце концов она отыскала схему
стычки, произошедшей двадцать шестого ноября. Насколько она могла судит
ь, все совпадало с теми обрывками сведений, которые ей довелось услышать
нынче. Действительно, федераты подходили со стороны, где росла отдельная
группа деревьев Ч неясно было, существовала она тогда, или еще нет, Скалл
и была не сильна в познаниях относительно живучести деревьев, а на карта
х флору не рисуют. Боевой порядок южан располагался как раз над схроном, к
оторый каким-то чудом нашел Молдер утром, а строго на север, порядка пятид
есяти ярдов от него был обозначен Эпсон-хаус Ч та самая ферма, которая пр
евратилась теперь, почти полтора века спустя, во Дворец Семи Звезд. Но, как
и следовало ожидать, никаких подземных сооружений на плане не указывало
сь.
Действуя скорее себе назло, Скалли поставила том на его место и, перейдя к
другому стеллажу, повела пальцем по пыльным корешкам подшивок актов гра
жданского состояния. Нет, это неудобно, надо знать даты. На другой полке ст
ояли данные переписей. Просто списки населения. Она вытащила один из том
ов. Ветхий, затертый. Полтора века прошло.
Наверное, лучше бы она этого не делала. Ей спокойнее бы жилось.
Потому что она нашла Сару Кэвенох. И она нашла Салливана по фамилии Бидл.

Когда она ставила том на место, ее руки дрожали. Она долго терла их друг о д
руга, отряхивала и снова терла, пытаясь уверить себя, что делает это лишь п
отому, что хочет избавиться от налипшей пыли.
Поколебавшись немного, она перешла в другую комнату. В правом углу, у окна
, которое в этот поздний час занавешивала плотная портьера, стояли масси
вные, допотопные каталожные кубы со старомодными надписями на ящиках. На
одном из кубов водружена была табличка «Фотографии». Седьмой ящик этого
куба, второй во втором ряду, назывался «Фотографии Ч Люди Ч Гражданска
я война». Скалли выдвинула этот ящик.
Учет в округе был что надо. Это вам не Европа, где что ни четверть века, то кт
о-нибудь кого-нибудь обязательно бомбит или хотя бы раскатывает танкам
и. Через пять минут Скалли нашла фотографию Салливана Бидла, сделанную в
1862 году. Он был в военной форме и немного походил на Молде-ра. Впрочем, навер
ное, всего лишь молодостью и лихим, решительным и в то же время добрым взгл
ядом. И Скалли нашла фотографию Сары Кэвенох, сделанную в 1865 году. Женщина с
фотографировалась во всем черном; два года прошло после гибели так и не с
тавшего ее мужем Бидла, но, по всей видимости, она все это время не снимала
траура. Сняла ли вообще? Теперешняя Мелисса была красивее ее. Но и та, и дру
гая были одинаково печальны.
Скалли украла обе фотографии.

Девятый полицейский участок Чаттануга, Теннесси 27 ноября, 10:20
Магнитофон умолк. Казалось, последние слова еще звучат в комнате для доп
росов: «Как долго! Сердце разрывается, когда так ждешь. Мне не хватает тебя
! Я не могу… я не могу без тебя жить. И ты не можешь без меня, я знаю»…
Но это лишь казалось. Мелисса долго всматривалась в фотографии. То в одну,
то в другую. Брови ее были страдальчески заломлены. Она молчала. Молчал и М
олдер, сцепив пальцы и глядя на сидевшую напротив женщину. А больше в комн
ате никого не было.
Ч Не верю, Ч сказала Мелисса и кинула фотографии на стол. Ч Я в это не ве
рю.
Ч Почему? Ч тихо спросил Молдер.
Ч Потому что… потому что этого не может быть. Никогда. Это было бы слишко
м просто… слишком хорошо. Слишком красиво. Мне можно закурить?
Ч Конечно, Мелисса.
Он придвинул ей пепельницу. Дал огня. Она нервно закурила.
Молдер молчал, выжидая. Она бросила на него короткий, косой взгляд и снова
уставилась в сторону.
Ч Не думаю, что вы мой герой. По-моему, я не могла бы вас любить. Да еще… так…
преданно, самозабвенно. Нет. Этот ваш гипноз… С гипнотизера и спрашивайт
е. Вы мне совсем не нравитесь.
Ч Я понимаю.
Она помолчала снова. Поглядела на тлеющий кончик своей сигареты, брезгли
во стряхнула пепел.
Ч Если бы все это было правдой… я захотела бы начать все сначала. Я бы зах
отела отбросить эту бессмысленную жизнь, как… как… Ч она долго искала с
равнение. Потом презрительно сказала: Ч Как бракованную деталь с конвей
ера. Детали идут одна за другой, десять, двадцать, все нормальные, готовые
работать. И вдруг одна с изъяном. Разве это трудно Ч смахнуть ее в отбросы
? Разве это грех?
Ч Мелисса, если бы это было правдой, никакая, даже самая неудавшаяся жизн
ь не была бы бессмысленной и бесцельной. Если бы это было правдой Ч цель о
ставалась бы всегда.
Ч Я не считаю свою жизнь неудавшейся.
Ч Тогда почему же… там, в погребе…
Ч Потому что, Ч затверженно сказала она, Ч воинство Сатаны взяло верх
над нами.
Ч Это я Ч воинство Сатаны?
Ч Да, Ч ответила она без колебаний. Дверь открылась. Вошла Скалли, а след
ом за нею в комнату заглянул Верной Уоррен по прозвищу Эфесянин. Он пытли
во посмотрел на Молдера, потом, снисходительно и ласково, на Мелиссу. Слов
но на милого, но безнадежно больного ребенка. Чужого ребенка.
Ч Нас отпустили, Ч сказал он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...