ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она знала наверняка: любой словесный поединок между ними обязательно кончается ее поражением.
— Ты готова?
Она встала, стараясь не глядеть ему в глаза и заставляя себя сосредоточиться на образах Анны и Джейд. Неважно, что сделало его таким, каков он есть, — главное, что это Маршалл, холодный, беспощадный Маршалл, который время от времени забавляется с очередной женщиной и бросает ее, как прочитанную газету. У нее нет оснований полагать, что он поступит с ней по-другому, если она поддастся охватившему ее безумию, — он ни на минуту не должен заподозрить, что она доверяет ему и испытывает нечто большее, чем дружеские чувства. Разве может она соперничать с тенью Лоры? Несомненно, с годами он все больше ее идеализирует. У нее нет ни малейшей надежды.
— По-моему, было бы недурно пообедать в ресторанчике, который Инее порекомендовала нам утром. До него несколько миль, но время у нас есть. О'кей?
— Ладно, — машинально ответила она. Ей было явно не до еды.
Он позволил ей выйти из комнаты, даже не пытаясь к ней прикоснуться, но, когда они спустились по лестнице в маленький вестибюль гостиницы, он взял ее за руку и заглянул в глаза. На его твердых губах появилась сердечная, хотя и не без тени ехидства, улыбка.
— Ну как, здесь тебе спокойней?
— Не понимаю, о чем ты. — Она сердито отвернулась.
— Что-то не верится. — Увидев, что она выхватила у него руку, он улыбнулся еще шире. — Мы помолвлены, Келси. Если я беру тебя время от времени за руку, это вполне в порядке вещей.
— Ты же знаешь, что это не по-настоящему. — Ее глаза сверкали гневом, который должен был ее защитить; между тем они вышли на ослепительное солнце и направились к припаркованному у гостиницы “рейндж-роверу”. — Тебе не следует притворяться все время. Это действует мне на нервы.
— А может, мне это нравится, — вкрадчиво ответил он, сощурив глаза.
Она недоверчиво поглядела на него:
— А мне нет.
— А может, понравится — ты только расслабься и попробуй.
— Чтобы стать еще одной твоей бывшей пассией? Нет уж, спасибо, — с чувством сказала она, — я в эти игры не играю. — Тут она отступила от него на шаг, и он нахмурился.
— Понятно, — задумчиво протянул он. — Но физически ты меня хочешь, Келси, так ведь?
Ее потрясенные глаза встретились с его спокойным взглядом, и она застыла, держась за ручку машины.
— Ты обольщаешься. — Она это почти прошептала, и, несмотря на смысл сказанного, ее тон лишь подтверждал правоту его слов. Он ничего не сказал, но на его лице появилось спокойное, добродушно-циничное выражение. — Ты просто самоуверенный…
— Не такой уж и самоуверенный, — решительно перебил он ее, не сводя глаз с ее раскрасневшегося лица. — Однако я считаю, что правде нужно смотреть в глаза, а именно этого, как мне кажется, ты и избегаешь.
Она молча уставилась на него. Да кто он вообще такой?
— Садись в машину, Келси.
От нее не ускользнули нотки веселья в его голосе. Ах вот как, ему весело! Ей на мгновение страшно захотелось набраться мужества и вернуться в гостиницу.
— Я не намерен продолжать дискуссию на такую.., э-э.., интимную тему на автостоянке, да еще в португальском климате, когда стоит такая жара.
— Не я ее начала. — Она юркнула в “рейндж-ровер” прежде, чем он успел ей помочь, и устроилась на сиденье, гордо откинув назад голову. — Нечего все валить на меня.
— Не будь ребенком, — холодно заметил он.
Внезапно она ощутила страстное желание его ударить. Его холодная невозмутимость просто выводила ее из себя. Когда он устраивался поудобнее на сиденье рядом, Келси упорно смотрела прямо перед собой и резко дернулась, едва он дотронулся до кольца на среднем пальце ее левой руки.
— Спокойно. — Его взгляд был каким-то странным. — Что-то ты разнервничалась.
— Это все из-за тебя. — Слова эти вырвались у нее непроизвольно, и, осознав их смысл, она сердито прикусила губу. Теперь-то уж он воспользуется ее оплошностью на сто процентов! Однако, как ни странно, он молча завел мотор и, окинув ее непроницаемое лицо долгим задумчивым взглядом, со своим обычным шиком покатил по грунтовой дорожке, соединявшей гостиницу с шоссе, оставив Келси наедине с собственными далеко не утешительными мыслями.
Первые несколько миль она сидела неподвижно, вся сжавшись, но затем красота сонного пейзажа, проплывавшего за окном, зачаровала ее, жаркий воздух также сделал свое дело, и она расслабилась. Да, он прав, она нервничает, а ей этого никак нельзя. Ей нужен весь ее ум, чтобы не позволить их и без того очень хрупким отношениям разрушиться после нескольких дней общения. Она понимала, что он не станет ей навязываться, и со своей всегдашней честностью призналась сама себе, что ему это и не потребуется: она, как спелый плод, готова сама упасть в его протянутую ладонь.
На мгновение она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Как хотелось бы ей быть хоть чуточку поопытнее, как хотелось хотя бы не быть девственницей — может, это вооружило бы ее инстинктивным знанием, как защититься от него; но едва эта мысль мелькнула у нее в голове, она тут же поняла, что все это абсолютная чепуха. Она просто-напросто по уши влюблена в него, и никакие события в прошлом или будущем не спасут ее от той власти, которой обладает над ней этот холодный, беспощадный человек, сидящий рядом. И виной всему ее собственная слабость.
Глава 7
— Симпатичное местечко, правда? — После получаса в дороге они остановились в маленьком тихом городке, который грелся здесь в лучах солнца еще со времен древних римлян. Келси сразу отметила новые постройки — два роскошных особняка и торговый центр выделялись среди приземистых беленых домиков, но они были вписаны в ландшафт тактично и со вкусом; однако сухой, жаркий юг был отсюда далеко, и наплыва туристов вряд ли можно было ожидать. — Инее говорит, что местные жители со всей округи съезжаются вон в тот ресторанчик на холме.
Келси взглянула туда, куда показывал Маршалл, и увидела очаровательный белоснежный домик, стоявший поодаль от остальных зданий среди апельсиновой рощи на невысоком холме, с которого был виден почти весь городок. Дороги на холм не было — она кончалась за добрых сто ярдов до начала подъема, и к широким полукруглым воротам ресторана вела лишь немощеная извилистая тропинка.
— Пошли. — Он помог ей вылезти из “рейндж-ровера” и на ходу взял ее за руку, и тут же ее щеки слегка порозовели — этот нежно-розовый оттенок можно было бы принять за загар, но солнце тут было ни при чем. Она вспомнила о лежащих в сумочке солнечных очках и поспешила достать их свободной рукой; у нее было предчувствие, что в ближайшие несколько часов лучше соблюдать инкогнито.
Через несколько минут они прошли через распахнутые ворота в беленой стене, окружавшей харчевню, и оказались во дворе, где лучи солнца, пробиваясь сквозь листву апельсиновых деревьев, бросали причудливые тени на столы, застланные крахмальными белыми скатертями, и резные деревянные стулья. Изнутри стена была сплошь увита старыми бугенвиллеями, которые защищали глаза от блеска белой краски и создавали теплую тень, придавая интерьеру редкое очарование.
Большинство столиков было занято, но стоило им появиться на пороге, как к ним проворно подскочил, сияя улыбкой, толстячок — владелец заведения; его радушие было искренним, хотя и немного напыщенным. Широким взмахом руки он указал им на маленький столик для двоих и тотчас вернулся, неся с собой украшенное вычурным узором меню, которое передал Маршаллу так, будто вручал закадычному другу бесценный дар; он также поставил на стол небольшой кувшинчик белого домашнего вина, который настоятельно просил принять в подарок, чтобы “утолить жажду после дальнего пути”. Если учесть, что он понятия не имел, кто они такие и издалека ли приехали, хозяин вел себя очень мило. За шесть недель пребывания здесь она уже успела заметить, что португальцы — народ гостеприимный.
— Ты не возражаешь, если закажу я? Она заглянула в меню и тут же кивнула; из того, что там было написано замысловатым шрифтом, она не поняла ни слова. Маршалл продиктовал заказ дородной румяной официантке, которая стояла в почтительной позе у столика и, как только он кончил, смущенно улыбаясь, удалилась, оставив их вдвоем. Подняв глаза, Келси обнаружила, что он смотрит на нее в упор.
— Я старался не рисковать. — Он улыбнулся ей, а она попыталась ответить в том же спокойном и непринужденном тоне, но его почти обнаженное тело, мелькавшее перед ее мысленным взором, этому как-то не способствовало. Прищурив глаза, он откинулся на спинку стула.
— И что же ты выбрал? — неловко спросила она после паузы.
— На закуску — ветчину со свежим инжиром, а потом курицу. Годится?
Келси облегченно кивнула. Судя по запахам, долетавшим от соседних столиков, здешняя кухня была необычайно острая.
— Можешь их снять. Здесь тень. — Прежде чем она успела возразить, он снял с нее очки, и Келси, вне себя от его самоуверенности, хладнокровия и высокомерия, готова была просто испепелить его взглядом.
Ветчина оказалась просто великолепной, но, когда появилась курица, Келси встретила ее настороженно, а подняв глаза, обнаружила, что Маршалл изо всех сил пытается удержаться от улыбки:
— Попробуй, тебе понравится. Она недоверчиво нахмурилась, но подчинилась и обнаружила, что пропитанное специями мясо просто превосходно.
— При жарке в курицу втирают горячий соус “пири-пири”, отсюда такой цвет, — негромко пояснил Маршалл. — А салат сдобрен кориандром — просто пальчики оближешь.
Она послушно проглотила кусочек и согласилась.
— Вот и отлично. — Он откинулся назад и расслабился. — Я так и знал, что смогу тебе угодить.
Слушая его, она обнаружила, что его жгучий взгляд спустился к ее губам, и поспешно пригубила вино. Маршалл способен любую пустяковую фразу закончить поцелуем.
Они уже отведали сыра, ассортимент которого здесь был исключительно богат, и не спеша потягивали из бокалов выдержанный старый портвейн, за который хозяин снова наотрез отказался брать плату, как вдруг Маршалл потянулся через стол и взял ее за левую руку.
— Я должен тебе кое-что сказать и очень прошу тебя: подумай минуточку, прежде чем ответить.
Ну, вот и все. Ее подозрения оправдались. Их помолвка ему надоела, и он теперь хочет тактично подготовить ее к разрыву.
Эта мысль заставила ее глаза, которые в рассеянном свете стали нежно-золотистого оттенка, заглянуть в его глаза, и она, невольно откинувшись назад, резким движением вырвала у него руку. Он нахмурился.
— Позволь мне объяснить. — Голос его был ровным, и она поняла, чего ему это стоит. Он снова взял ее за руку и на этот раз сжал почти до боли, а от его взгляда у нее пропала всякая охота снова ее выдернуть. — Ты уже обвиняла меня в чрезмерной самоуверенности, но я всего лишь констатировал тот непреложный факт, что физически я тебе не безразличен. — Она зарделась, но его взгляд был все так же спокоен, а бархатный голос звучал по-прежнему ровно. — Жизнь холостяка начинает меня все более.., тяготить; мне сейчас требуется надежная хозяйка дома, хотя бы на пару раз в неделю, которой я мог бы довериться, а мне надоело полагаться на наемную прислугу или… — Он внезапно замолк.
— Очередную подругу? — напрямик спросила Келси.
— Именно. — Она заметила, что его выступающие скулы чуть заметно окрасились румянцем, но спустя мгновение краска исчезла, и она решила, что это, должно быть, игра света. — Ситуации, подобные той, что была у меня с Джейд, отнимают много времени и нервов, которые я не могу тратить на такие пустяки. Я должен упорядочить свою жизнь и придать ей стабильность. — Он говорил совершенно бесстрастно и казался спокойным и хладнокровным, но она заметила, что с каждым его бесстрастным словом в ней закипает гнев, а внутри что-то дрожит.
— Ты хочешь прекратить нашу помолвку? — Это было сказано таким тоном, что он чуть прищурился.
— В некотором смысле — да. Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
— Ушам своим не верю! — Она не отрывала от него глаз, а между тем дрожь охватила все ее тело. Когда он это почувствовал, по его лицу пробежала судорога гнева, он резким движением отбросил ее руку и откинулся на спинку стула.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Загрузка...

загрузка...