ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Цветы – 4

OCR: Lara; Spellcheck: Henrietta
«Приди, весна»: ОЛМА-Пресс; Москва; 1998
ISBN 5-87322-706-3
Аннотация
Попав в плен к охотнику Баку, синеглазая Анника и в мыслях не имеет супружества. Но жизнь в экзотической обстановке – в затерянной в лесах хижине – постепенно сближает молодых людей, пробуждает в их сердцах пламя страсти.
Джил Мэри Ландис
Приди, весна
ГЛАВА 1
Воскресенье, 1 декабря 1891 года
День выдался как нельзя более подходящий для бракосочетания.
Всего двумя днями раньше на Бостон налетел ураганный ветер с Атлантики, крепко вцепился в город и принялся безостановочно хлестать его своими ледяными ладонями. Но сегодня с утра температура неуклонно повышалась, золотые лучи солнца освещали заснеженные улицы, наводили блеск на черные лакированные экипажи, выстроившиеся в ряд перед домом Стормов на Бикон-стрит. Запряженные в экипажи лошади помахивали хвостами и нетерпеливо переступали с ноги на ногу, глядя в пространство в ожидании того момента, когда им придется везти своих хозяев домой.
В течение двух десятилетий с этим большим домом была связана жизнь семьи Стормов. Такой же осанистый и прочный, как и все другие дома в районе Бэк-Бэй, он своим внешним видом свидетельствовал о прекрасно налаженной жизни своих обитателей. Внутри это величественное сооружение из камня и кирпича было отделано гладкими как шелк панелями из ясеня и ореха, камины, зеркала, книжные шкафы были украшены картушами, завитками, резными консолями, потолку придавали нарядный вид лепные карнизы и медальоны.
В комнате на втором этаже этого внушительного особняка стояла у окна в нише девушка с волосами цвета меда, уложенными в высокую, на манер греческой, прическу, с синими, как дельфийский фаянс, глазами и созерцала экипажи внизу. На девушке было белое платье, созданное специально для нее Жаном-Филиппом Уортом, в котором она выглядела в высшей степени очаровательно и невинно. Флердоранж был прикреплен к ее фате, удерживая ее в нужном положении, и букетик тех же цветов был искусно закреплен на плече. Рукава платья, пышные сверху, ниже локтя облегали руку. Лиф платья сужался у пояса, создавая, как того требовала мода, впечатление осиной талии. Из-под юбки, доходившей почти до полу, лишь слегка виднелись белые шелковые чулки. Атласные банты украшали открытые туфельки, гармонирующие с белыми лайковыми перчатками.
Не спеша, словно в запасе у нее была целая вечность, Анника Марика Сторм отвела в сторону тюлевую занавеску и стала смотреть, как падают вниз прозрачные капли воды, образующиеся на концах свисавших с карнизов сосулек. Звук, производимый их равномерным падением, напоминал тиканье часов, отсчитывающих минуты. Спустя какое-то время Анника отвернулась от окна, и занавеска с тихим шелестом упала на место.
О предстоящем бракосочетании говорил весь Бэк-Бэй. Жених – красивый, богатый и по-настоящему любящий Аннику, происходил из хорошей семьи. Родители Анники одобряли этот брак. Сейчас собравшиеся в комнате для приемов на первом этаже члены семьи и друзья ожидали начала церемонии. В столовой все было готово к праздничному обеду, который должен был состояться после бракосочетания. В центре стола красовался украшенный цветами торт в три фута высотой. В библиотеке отца были выставлены всевозможные подарки – туалетные наборы, свадебные чаши, серебро, хрусталь, фарфор. Не была забыта ни одна мелочь.
Все было в полном порядке.
Все, за исключением одной вещи: Анника Сторм не была уверена, что ей хочется выходить замуж.
Эта неуверенность пришла к ней не вдруг. По сути дела сомнения одолевали ее уже в течение месяца, но каждый раз, когда она преисполнялась решимости обсудить все с Ричардом, он говорил или делал что-то настолько приятное, что вся ее решимость исчезала без следа и она могла лишь с удивлением спрашивать себя, отчего у нее вообще возникли какие-то сомнения.
Анника оглядела свою комнату с чувством, будто видит ее впервые. Комната, в которой по какой-то необъяснимой причине всегда царил беспорядок, сейчас была чисто прибрана. Одежда в количестве, явно превышающем необходимое – отороченные мехом костюмы, шелковые дневные платья, вечерние туалеты из тончайших изысканных тканей, нижние юбки из блестящего шелка, атласа, парчи, которым полагалось таинственно шуршать, шляпы, подобранные специально для каждого туалета, – была уложена в многочисленные чемоданы, сумки, саквояжи, шляпные коробки, которые Анника собиралась взять с собой в свадебное путешествие в Европу. Ни одной вещи не валялось теперь на кровати, не висело на ширме и не вываливалось из комода. Оглядывая комнату, Анника вдруг сообразила, что впервые за последние несколько лет видит обивку из набивного ситца стоявшего в углу кресла.
– Анника? – услышала она нежный голос матери и вслед за тем легкий стук в дверь.
Анника быстро взглянула на свое отражение в замысловато украшенном зеркале над камином и прикусила нижнюю губу. Они с матерью были очень близки. Аналиса, была уверена Анника, с одного взгляда поймет, что с дочерью что-то не в порядке. Ее мать с отцом безоговорочно одобряли брак с Ричардом и, казалось, испытывали облегчение, оттого что очень скоро их дочь устроит свою жизнь с обожающим мужем, способным обеспечить ей тот уровень жизни, к которому она привыкла с детства. Родители и старший сводный брат Анники Кейс всегда тряслись над ней, ограждая от внешнего мира до такой степени, что сейчас Анника задавалась вопросом, выходит ли она замуж за Ричарда по любви или просто потому, что статус замужней женщины позволит ей обрести самостоятельность, которой у нее никогда не было.
– Что, мама? – отозвалась она через дверь, пощипывая щеки чтобы вернуть на лицо румянец.
– Чудесный сюрприз, – ответила мать, говоря с привычным сильным акцентом. – Тетя Рут вернулась из своей поездки, и как раз вовремя.
Тревожное выражение на лице Анники сменилось довольной улыбкой, и она открыла дверь. Как только мать вошла, девушка, обняв, закружила ее по комнате.
– Ох, мама, я так рада, что она здесь. Праздник был бы неполным без тети Рут.
Но дело не только в этом, подумала про себя Анника, испытывая от услышанной новости куда большее облегчение, чем могла подозревать ее мать. Тетя Рут Сторм была единственным человеком, способным развеять гнетущие сомнения Анники относительно ее брака с Ричардом.
– Где она?
– Одевается, – Аналиса с улыбкой покачала головой. – Как только она приехала, я сказала ей про платье, которое ты для нее выбрала. Очень хорошо, по-моему, что оно готово, поскольку Рут прибыла в костюме, не слишком подходящем для торжества, – закончила она, закатив глаза к потолку.
Анника засмеялась.
– Ты же знаешь тетю Рут, мама. В вопросах моды она руководствуется собственным вкусом.
– Да, так оно и есть. В настоящий момент ее симпатии отданы брюкам. – Отступив на шаг, Аналиса оглядела дочь, покачала головой, и глаза ее наполнились слезами. – Как ты прекрасна, – сказала она и, притянув Аннику к себе, обняла ее. С минуту они постояли в молчании, потом Аналиса отстранилась и, улыбнувшись, смахнула слезы. – Не годится сегодня плакать. Сегодня радостный для тебя день, которого я давно ждала.
У Анники засосало под ложечкой.
– Мама, я…
– Ты никогда не поймешь, как много для меня значит видеть тебя счастливой. Знать, что ты в безопасности.
– В безопасности, мама?
Мать, нахмурившись, покачала головой.
– Возможно, я выбрала неверное слово.
– Надежно устроена? – подсказала Анника.
Прожив в Америке двадцать четыре года, ее мать все еще испытывала определенные трудности с языком.
Аналиса, подумав, согласилась.
– Да, надежно устроена.
Быстрый стук в дверь отвлек их, прежде чем Анника успела заговорить о Ричарде Текстоне и своих сомнениях относительно замужества. Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Рут Сторм.
– Где там моя маленькая девочка?
Анника пересекла комнату и обняла вошедшую тетю. Вообще-то Рут была мачехой ее отца, но она всегда считалась неотъемлемой частью семьи. Достигшая почти семидесяти лет, но оставшаяся весьма легкомысленной Рут была астрологом-любителем и ничего не предпринимала, не проконсультировавшись предварительно со звездами. Когда женщины прервали свое краткое, но очень теплое объятие, Рут положила на письменный стол Анники стопку листов.
Глубоко вздохнув, Анника повернулась к Аналисе.
– Мама, ты не возражаешь, если я поговорю с тетей Рут наедине?
– Конечно нет, – улыбнулась Аналиса. – Я и так слишком надолго оставила твоего отца одного с гостями. Добро пожаловать домой, Рут. – Она пожала руку своей пожилой родственнице и вышла из комнаты.
С бьющимся быстрее обычного сердцем Анника посмотрела на тетю и улыбнулась. Обычно Рут выбирала себе весьма экзотические туалеты, под стать своему хобби, но для сегодняшнего торжества Анника с матерью подобрали ей модное платье. Вместо ее привычного, похожего на цыганский наряд, который ей совсем не шел, на Рут было ярко-голубое с красным отливом платье, шелковый лиф которого украшало пышное кружевное жабо. Анника – такая же высокая, как мать, – возвышалась над миниатюрной седовласой теткой, чьи карие глаза обычно искрились озорством. Но сегодня она казалась слишком спокойной и задумчивой.
– Я боялась, что не успею приехать вовремя и не смогу рассказать тебе, – начала она, прежде чем Анника успела заговорить о своих сомнениях.
– Что рассказать?
– Возможно, это преждевременно. Объясни мне, о чем ты хотела поговорить со мной.
– Ну… – Анника глубоко вздохнула и выпалила: – Я не уверена, что хочу выйти замуж за Ричарда. Посмотри на меня, – она повела рукой сверху вниз, указывая на свое роскошное свадебное платье. – И мама с папой внизу развлекают многочисленных гостей, и Ричард и его семья ждут, а я все еще здесь, спорю сама с собой. Церемония должна начаться через десять минут, и я тянула время, молясь про себя, чтобы ты успела до ее начала. Видишь ли, все убеждены, что я поступаю правильно.
– Все, кроме тебя.
– Я чувствую, что должно быть что-то еще кроме этого, тетя, и ничего не могу поделать с этим чувством. Я хочу побыть какое-то время свободной, прежде чем выходить замуж. Я только что получила свою степень, так что образование мое завершено. Теперь я хочу посмотреть мир, так чтобы ни мама, ни папа, ни Ричард не говорили мне, куда идти и что делать. Но они так приятно взволнованы, так счастливы оттого, что я выхожу замуж… – Анника подошла к окну, потом вернулась на прежнее место. – Вот уже несколько недель я пытаюсь побороть это чувство, я даже убедила себя в том, что, если сейчас я недостаточно люблю Ричарда, любовь придет со временем. Но я всегда доверяла твоим суждениям, тетя Рут, и тем предсказаниям, что ты делала, изучая звезды. Я хочу знать, что ты об этом думаешь. Ты получила мое последнее письмо, в котором я сообщала тебе дату рождения Ричарда?
Рут взяла руки девушки в свои и повела к кровати. Анника, подобрав шлейф платья, чтобы не наступить на него, пошла за ней. Обе устроились на кровати.
– Хорошо, что ты это сделала, – сказал Рут, внимательно всматриваясь в лицо Анники. – Признаюсь, я была удивлена, получив приглашение на свадьбу. Ты же всего полгода знакома с Ричардом.
– Он умеет убеждать. И мама с папой очень довольны, что я выхожу замуж. Они, по-моему, ждали этого с того самого момента, как познакомились с Ричардом.
– Не они же выходят замуж, Анника, – напомнила ей Рут.
– Я знаю, – Анника положила руки на колени и стиснула их, – но они всегда заботились обо мне, поддерживали и оберегали меня, и я убедила себя, что и в этом случае они правы.
Рут нахмурилась. Она часто выражала несогласие с тем, что Калеб с Аналисой слишком уж опекают единственную дочь. Подавлением личности называла она подобное отношение к дочери. Анника не раз слышала споры между ними по этому поводу.
– Но, судя по твоим словам, полностью убедить себя в том, что замужество – это именно то, что тебе нужно, ты не смогла, – подвела итог Рут.
– Нет, не смогла, – признала Анника.
Рут провела рукой по лбу в безуспешной попытке найти очки, похлопала по бедрам, нащупывая глубокие карманы, которые по ее просьбе делал портной на всех ее вещах, но, естественно не обнаружила их на своем нарядном платье.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...