ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Женский убойный клуб – 5

OCR: Призрак; Spellcheck: Шерелин
«Джеймс Паттерсон, Максин Паэтро «Пятый всадник»»: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2007
ISBN 978-5-17-045449-5, 978-5-9713-6168-8, 978-5-97624170-1
Аннотация
«Ночное чудовище».
Так прозвала полиция загадочного преступника, совершающего убийства в крупной клинике. Он закрывает глаза своих жертв латунными кружочками с изображением жезла Гермеса.
В чем смысл его странных «посланий»?
И главное, почему каждая из смертей выглядит как результат несчастного случая или обычной врачебной ошибки?
Линдси Боксер и ее подруги – лучшая команда по расследованию убийств со времен Шерлока Холмса и доктора Ватсона – начинают расследование и приходят к страшному выводу: все улики указывают на то, что маньяк – кто-то из персонала клиники.
Следующей жертвой может стать любой пациент…
Джеймс Паттерсон
Пятый всадник
Мы очень многим обязаны д-ру Хамфри Германюку, патологоанатому округа Трамбулл, штат Огайо, сумевшему вдохнуть жизнь в искусство и науку судебной медицины; ветерану полиции капитану Ричарду Конклину при следственном бюро полицейского управления города Стэмфорд, штат Коннектикут; и нашему медицинскому эксперту Аллену Россу из города Монтегю, штат Массачусетс.
Мы также признательны адвокатам Филиппу Р. Хоффману, Кэти Эмметт и Марти Уайт за то, что они поделились с нами своим опытом.
Особая благодарность в адрес наших великолепных помощниц: Линн Коломелло, Эти Шартлефт, Юкиэ Кито и незаменимой Мэри Джордан.
Пролог
ПОЛУНОЧНЫЙ ЧАС
Глава 1
Дождь вовсю барабанил по стеклам, когда в Муниципальном госпитале Сан-Франциско началось ночное дежурство. В отделении интенсивной терапии спала в своей койке тридцатилетняя Джесси Фальк. Плавая в озере из прохладного света, женщина видела самый замечательный сон за последние годы.
Вместе с зеницей своего ока, трехлетней Клаудией, она играла в плавательном бассейне на заднем дворе бабушкиного дома. Нарядная в подаренном надень рождения купальном костюме, с ярко-розовым надувным поясом, Клаудия шлепала ручками по воде, поблескивая на солнце белокурыми завитками.
– А теперь как бабочка, стиль баттерфляй! Ну-ка!
– Вот так, мама?
Мать с дочкой, заливаясь смехом и выкрикивая смешные словечки, продолжали дурачиться, плескаться и кувыркаться, как вдруг – без малейшего предупреждения! – грудь Джесси пронзила острая боль…
Она очнулась с криком, резко подскочила на кровати и прижала обе руки к горлу.
Что случилось? Почему так больно?
И тут Джесси вспомнила: да-да, она в больнице, снова обострение. Перед глазами встала карета «скорой помощи», в памяти всплыла поездка, лицо врача… «Зачем так волноваться? Все будет хорошо…»
Чуть ли не теряя сознание, Джесси в изнеможении откинулась на спину, шаря рукой в поисках кнопки вызова. Коробочка выскользнула из пальцев и свалилась на пол, с приглушенным стуком задев край кровати.
«Господи Боже, не могу дышать. Что происходит? Я задыхаюсь! Ужас какой! Мне совсем плохо…»
Джесси вывернула шею, всматриваясь втемную пустоту больничной палаты. И тут, буквально краешком глаза, нащупала чей-то силуэт.
А вот и знакомое лицо.
– Ооох, слана Богу, – выдохнула она. – Помогите, пожалуйста. Сердечко совсем уже…
Джесси протянула вперед руки, тщетно хватаясь слабеющими пальцами за воздух, но силуэт не шелохнулся, упорно держась в тени.
– Прошу вас! – взмолилась женщина.
Нет, не идет помощь, не хотят ей помогать. Да что ж это такое?! Здесь ведь больница! Это их работа!
Навалившаяся боль выдавила остатки воздуха из груди, перед глазами заплясали черные пылинки. Поле зрения вдруг сжалось в крошечную белую точку.
– Помогите… я… кажется…
– Да, – промолвил силуэт из тени, – ты умираешь, Джесси. О, сколь чудесна эта минута: смотреть, как человек пересекает порог…
Глава 2
Руки Джесси трепыхнулись крыльями маленькой птички и обмякли. Кончено.
Ночное Идолище вышло вперед и низко склонилось над больничной койкой. Кожа молодой женщины покрыта синюшными пятнами, холодна и влажна на ощупь. Зрачки неподвижны. Пульс отсутствует. На прикроватном мониторе – нули в индикаторах жизненно важных функций. Где она сейчас? На небесах? В аду? Вообще нигде?
Темный силуэт нагнулся за упавшей коробочкой, разгладил одеяло, осторожно поправил прядь белокурых волос на лбу покойницы, разгладил морщинку на воротнике ее больничной рубашки и промокнул потеки слюны в уголках рта.
Проворные пальцы цапнули с тумбочки фотографию в рамке. Ах, славная молодая мамочка! С ребенком на руках. Клаудия, так зовут ее дочку, верно?
Ночное Идолище поставило снимок на место, прикрыло пациентке глаза и поверх век положило небольшие латунные диски – маленькие жетончики, даже меньше десятицентовиков.
Каждый из этих штампованных кружочков нес на себе изображение кадуцея – крылатого жезла, обвитого двумя змеями, – символа медицинской профессии.
Прощальный шепот слился с шипением покрышек по мокрому асфальту Сосновой улицы пятью этажами ниже.
– Спокойной ночи, принцесса.

Часть первая
ЗЛОНАМЕРЕННЫЙ УМЫСЕЛ
Глава 3
Я сидела за столом, копаясь в ворохе папок – восемнадцать незакрытых убойных дел, если хотите знать точную цифру, – когда по личной линии позвонила адвокат Юки Кастеллано.
– Мама приглашает на ленч в кафе «Армани», – сообщила Юки, новоиспеченный член нашего женского детективного квартета. – Линдси, тебе не отвертеться. Она и змею уговорит сбросить кожу, только не пойми мои слова превратно.
Ну, хорошо, из чего прикажете выбирать? Холодный кофе с тунцовым салатом у меня в офисе – или вкуснейший средиземноморский обед, скажем, карпаччо с аругулой и тоненькими стружечками пармезана, под бокал бордо, в компании с Юки с ее мамой – заклинательницей змей?
Я сложила папки в аккуратную горку, сказала Бренде, дежурной секретарше, что вернусь часика через два-два с половиной, и покинула дворец правосудия с чистым сердцем, поскольку до трехчасового совещания меня никто не хватится.
Яркий сентябрьский вторник разорвал, наконец, унылую череду дождей; сколько их будет – последних погожих деньков перед тем, как промозглая осень возьмет Сан-Франциско в плен?
На улице прямо петь хотелось.
Я встретила Юки с ее мамой, Кэйко, возле входа в универмаг «Сакс», что стоит в шикарном торговом квартале у въезда на мост «Золотые Ворота». Через минуту, весело болтая, мы уже направлялись по Мэйдн-лейн к Грант-авеню.
– Вы, девочки, слишком эмансипированы, – заметила Кэйко. Безупречно одетая мама Юки была крошечная и хорошенькая, как пташка, только что выпорхнувшая из рук дамского парикмахера. – Никто из мужчин не захочет связываться с чересчур независимой женщиной, – добавила она, поправляя целый набор пакетов из дорогих бутиков на согнутой в локте руке.
– Ма-а-ма! – простонала Юки. – Ты опять за свое? Двадцать первый век на дворе. Это же Америка!
– Посмотри на себя, Линдси, – сказала Кэйко, не обращая внимания на дочь и залезая рукой мне под мышку. – Пожалуйста, что я говорила? Расхаживает с пистолетом!
Мы с Юки на пару издали комический вопль ужаса и тут же расхохотались, заглушив наставления Кэйко: дескать, никто из мужчин не захочет связываться с вооруженной женщиной.
Я еще вытирала уголки глаз тыльной стороной запястья, когда пришлось остановиться на светофоре.
– Да, но у меня все-таки есть бой-френд, – сказала я.
– Вот-вот, – подтвердила Юки, явно намереваясь пропеть дифирамбы в адрес моего красавчика. – Джо ну до того славный итальянец, прямо как наш отец. Занят важной правительственной работой. Национальная безопасность.
– С ним интересно? Он заставляет тебя смеяться? – тут же осведомилась Кэйко, подчеркнуто игнорируя верительные грамоты на моего Джо.
– Угу. Порой мы таким весельем заходимся, только держись.
– Он хорошо с тобой обращается?
– Местами замеча-а-ательно, – протянула я, невольно улыбаясь.
Кэйко одобрительно кивнула.
– А! Я знаю эту улыбку, – сказала она. – Мужчина с неторопливыми руками.
И вновь мы с Юки расхохотались, а по искоркам в глазах Кэйко я поняла, что ей самой нравится играть роль мамы-инквизитора.
– И когда же ты получишь колечко от своего Джо? Вот где я зарделась. Кэйко попала в самую точку своим наманикюренным ноготком. Джо жил и работал в Вашингтоне. В отличие от меня. Что вполне естественно с учетом моих приоритетов. Я и понятия не имела, куда движутся наши отношения.
– Мы еще не достигли этапа окольцевания, – призналась я.
– Любишь его?
– Да, причем кроме шуток, – кивнула я, посерьезнев.
– А он тебя?
Вымолвив эти слова, мама Юки изумленно взглянула мне в лицо и оцепенела, будто превращаясь в камень. Ее живые, веселые глаза подернулись дымкой. Ноги подкосились, и Кэйко начала мягко оседать.
Я выбросила руку вперед, но поздно.
Кэйко упала на асфальт, издав стон, от которого у меня перехватило горло. Не в силах поверить в происходящее, я все же попыталась понять. Инсульт?
Юки взвизгнула, рухнула на колени возле распростертой матери и принялась хлестать ее по щекам.
– Мама! Мамочка! Вставай! Мама!
– Юки, прекрати! Дай мне! Да прекрати же!..
У меня в висках стучала кровь, пока я нащупывала сонную артерию и замеряла частоту пульса по секундной стрелке.
Женщина дышала, хотя биения были чрезвычайно слабые, едва прощупывались.
Выхватив мобильник «Некстел», подвешенный на поясной клипсе, я ткнула в кнопку скоростного набора.
– Говорит лейтенант Боксер, удостоверение номер два-семь-два-один. «Скорую» на угол Мэйдн-лейн и Грант-авеню! Да поживее!
Глава 4
Горбольница, или, как ее официально именуют, Муниципальный госпиталь Сан-Франциско представляет собой гигантский комплекс. Самый настоящий город. Хотя вот уже несколько лет, как ее приватизировали, она до сих пор отвечает своему названию, коль скоро переполнена страждущими бедняками и принимает неосвоенные излишки из других больниц, обслуживая свыше сотни тысяч пациентов ежегодно.
В данную секунду Кэйко Кастеллано находилась в одном из задернутых клеенчатой шторой закутков, что лабиринтом опоясывали громадный, кипевший бурной деятельностью приемный покой отделения неотложной помощи.
От Юки, притулившейся возле меня в коридоре, исходили волны ужаса и страха за жизнь матери.
Мне и самой было не по себе: нахлынули воспоминания о моем последнем здесь пребывании. Руки врачей в перчатках, трогающих, переворачивающих мое тело, гулкие удары сердца в ушах… и постоянный вопрос в собственный адрес: доведется ли выйти отсюда живой?
По графику в тот вечер было не мое дежурство, но я все равно отправилась за компанию, решив помочь, и даже не догадывалась, что рутинная вроде бы операция превратится в кошмар. Впрочем, то же самое можно сказать и про моего друга и бывшего напарника, инспектора Уоррена Джейкоби. В том пустынном переулке каждый из нас получил по две пули. Уоррен потерял сознание; я каким-то чудом нашла в себе силы ответить встречным огнем.
А стреляю я хорошо. Порой, даже слишком.
Что и говорить, невеселые настали времена, если общественность готова сочувствовать скорее гражданским лицам, подстреленным полицией, нежели раненым – а то и убитым! – полицейским. На меня подала в суд семейка так называемых пострадавших, так что я вполне могла лишиться и последней рубашки.
В ту пору я практически не знала мою нынешнюю подругу.
Но Юки Кастеллано оказалась умным, сверходаренным адвокатом и сумела – несмотря на свою молодость – спасти меня в трудную минуту.
Я обернулась к ней. Сморщив лицо, Юки хотела что-то сказать, едва справляясь с волнением.
– Линдси, я не понимаю… Ты же ее видела. Господи, ведь ей только пятьдесят пять. Не человек, а ходячий фонтан жизненной силы. Что происходит? Почему мне никто ничего не говорит? Даже не дают к ней пройти?
Ответа я, конечно, не знала, но, как и Юки, тоже успела потерять терпение.
Где, черт возьми, шляется доктор?
Бессовестность какая! Никуда не годится.
Да почему так долго?!
Я уже набиралась нахальства, чтобы самой ворваться в святая святых, в реанимационное отделение, и призвать негодяев к ответу, как в коридор, наконец, вышел врач.
1 2 3 4 5 6
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...