ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


VadikV

158


Карен Мари Монинг
За горным туманом

Горец -1



Карен Мари Монинг «За горным туманом», 2008
Оригинальное название
: Karen Marie Moning «Beyond the Highland Mist», 1999
Перевод : Dinny; Elioni
Коррекция : Комочек
шерсти , Angelli;
Редактирование : Dinny;
Помощники : Zirochka, Viktoria, Anita;
Худ. оформление : Elisa .


Аннотация

По всему королевству он был известен как Хок
Букв. ястреб (здесь и далее
прим. переводчика и корректора). , легендарный герой, как на поле бит
вы, так и в спальнях. Ни одна женщина не могла отказать ему, но и ни одна женщ
ина не волновала его сердце - до тех пор, пока движимый местью эльф не пере
местил Эдриен де Симон из современного Сиэтла в средневековую Шотланди
ю. Пленница чужого столетия, слишком смелая, слишком откровенная, она пре
дставляет собой вызов, перед которым повеса шестнадцатого века не может
устоять. Принужденная к браку с Хоком, Эдриен поклялась держать его на ра
сстоянии вытянутой руки, но его сладкое обольщение подрывает ее решимос
ть.

Карен Мари Мони
нг
За горным туманом

Часть 1 - БЕЛЬТАЙН
Бельтай
н - кельтский праздник костров Ц 1 мая по старому стилю.
(Весна)


Змейки с острым язычком,
Черви, ящерки, ежи,
Скройтесь, прочь, бегом, ползком,
Прочь от нашей госпожи!
Перевод с англ. М. Лозинского.
У.Шекспир - Сон в летнюю ночь

ПРОЛОГ

Шотландия
1 февраля 1513

Запах жасмина и сандалового дерева плыл между рябиновыми деревья
ми. Над влажными от росы ветками, одинокая чайка проскользнула по краю ту
мана и взлетела, чтобы поцеловать рассвет над белыми песками Морара. Бир
юзовая волна сверкала в тенях хвостов русалок напротив алебастрового б
ерега.
Элегантный королевский двор Туата-Де Данаан пестрел на фоне пышной зеле
ни. Шезлонги с подушками яркого алого и лимонного цвета обрамляли травян
истый холм, разбросанные полукругом возле наружной стороны возвышения.

- Говорят, что он даже красивее вас, - заметила Королева человеку, лениво вы
тянувшемуся в ее ногах.
- Это невозможно.
Его издевательский смех кристально чисто прозвенел в порывах ветра.
- Говорят, его мужскому достоинству в невозбужденном состоянии позавидо
вал бы жеребец.
Королева бросила взгляд из-под полуприкрытых век на своих сосредоточен
ных придворных.
- Вероятнее всего, мышь, - усмехнулся мужчина у ее ног. Изящные пальцы очерт
или небольшое пространство в воздухе, и смешки прорезали туман.
- Говорят, что в полной готовности он способен украсть разум женщины. Забр
ать ее душу.
Королева опустила бахрому ресниц, прикрывая глаза, в которых сверкнул на
меренный обман. Как легко спровоцировать моих мужчин!
Мужчина закатил глаза, и презрение отразилось на его высокомерном лице.
Он скрестил ноги в лодыжках и устремил свой взгляд на море.
Но Королеву было не провести. Мужчина у ее ног был тщеславен и не так равно
душен к ее провокации, как он показывал.
- Хватит нападать на него, моя Королева, - предупредил Король Финнбеара.
- Вы знаете, что может натворить дурак, если задето его самолюбие.
Он успокаивающе потрепал ее по руке.
- Вы достаточно подразнили его.
Королева в задумчивости прикрыла глаза. Она ненадолго задумалась о том,
чтобы отказаться от своей мести. Но, бросив расчетливый взгляд на мужчин,
отбросила эту мысль, вспомнив, что она подслушала прошлым вечером во все
х мучительных подробностях.
То, что они говорили, было непростительным. Королева не просто женщина, чт
обы ее сравнивали с другой женщиной и находили в ней недостатки. Она неза
метно поджала губы. Ее изящная тонкая кисть сжалась в кулак. Она тщательн
о выбирала свои следующие слова.
- Но я узнала, что все, что про него говорят, - это правда, - промурлыкала Корол
ева.
Это утверждение повисло в последовавшей за ним тишине, безответное, так
как это был слишком жестокий удар, чтобы достойно перенести его.
Король рядом с ней и мужчина у ее ног беспокойно задвигались. Она было под
умала, что недостаточно четко и болезненно нанесла удар, когда, одноврем
енно, они поддались на ее уловку:
- Кто этот человек?
Королева эльфов Эобил скрыла довольную улыбку под деликатным зевком и у
пивалась ревностью мужчин.
- Его зовут Хок.

Глава 1

Шотландия
1 апреля 1513

Сидхок Джеймс Лайон Дуглас, третий граф Далкит гордо вышагивал по
полу. Капельки воды падали с его влажных волос на широкую грудь, и собирал
ись в небольшой ручеек между двумя рядами мускулов на животе.
Лунный свет сиял сквозь открытое окно, придавая серебристый блеск его бр
онзовой коже, что создавало иллюзию отлитой из стали фигуры.
Ванна позади него уже остыла и была забыта. Женщина в постели тоже была за
мерзшей и заброшенной. Она знала это. И ей это совсем не нравилось.
«Слишком красив для меня» , - думала Эсмеральда. Но, ради всего
святого, он был глотком яда, а единственное противоядие - ещё один свежий и
долгий глоток его тела. Она думала о тех вещах, что сделала, чтобы завоева
ть его, чтобы разделить с ним постель, и - прости ее, Господи - о том, что она сд
елает, чтобы там остаться.
Она почти ненавидела его за это. Она знала, что ненавидит себя за это. «
Он должен быть моим» , - думала Эсмеральда. Она наблюдала за ним
, пересекающим просторную комнату в направлении окна, которое было распо
ложено между рифлеными гранитными колоннами, сходившимися в высокой ар
ке высотой двадцать футов над ее головой. Эсмеральда глумилась над ним з
а его спиной. Глупость, - иметь такие большие незащищенные проемы, - или сам
оуверенность. Ну и что с того, что можно лежать на массивной кровати с пери
ной и смотреть через резную арку на бархатное небо, усыпанное блестящими
звездами?
Она поймала его, смотрящим туда этой ночью, когда он вошел в нее, возбуждая
такой необъяснимый голод в ее крови своим твердым, как камень мужским до
стоинством, которым обладал лишь он. Она стонала под ним, испытывая самый
прекрасный экстаз в своей жизни, а он смотрел в окно - как будто никого ряд
ом с ним не было.
«Что он делал, считал звезды? Неслышно повторял непристойны
е песенки, чтобы не свалиться и не заснуть?»
Она потеряла его.
«Нет», поклялась себе Эсмеральда, - «я никогда не потеряю его».
- Хок?
- Хм-м?
Дрожащими пальцами она разгладила шелковую простыню цвета лаванды.
- Вернись в постель, Хок.
- Я сегодня не засну, моя сладкая. - Он играл со стеблем большого бледно-голу
бого цветка. Получасом ранее он водил этими влажными лепестками по ее ше
лковистой коже.
Эсмеральда вздрогнула от его откровенного признания, что у него в запасе
ещё есть энергия. Даже в полусонном состоянии, она могла видеть, что его т
ело с головы до ног наполнено неуёмной энергией. Что за женщина нужна, - ил
и сколько женщин, - чтобы оставить его дремлющим в очарованном удовлетво
рении?
Более совершенная, чем она, и черт, это оскорбляло ее.
Оставила ли ее сестра его более удовлетворенным? Ее сестра, которая согр
евала его постель, до того, как Зельди нашла способ занять её место?
- Я лучше, чем моя сестра? - Слова вырвались раньше, чем она сумела остановит
ь их. Она закусила губу, беспокойно ожидая его ответа.
Ее слова заставили его оторвать затуманенный взгляд от звездной ночи и в
зглянуть через просторную спальню на страстную цыганку, с черными, как в
ороново крыло волосами.
- Эсмеральда, - он мягко упрекнул ее.
- Что?- В ее хриплом контральто звучали сварливые ноты.
Он вздохнул.
- Мы с тобой уже обсуждали это…
- И ты никогда мне не отвечал.
- Перестань сравнивать, моя сладкая. Ты знаешь, это глупо…
- Как я могу не сравнивать, ведь ты можешь сравнить меня с сотней, нет, с тыся
чей других, даже с мой сестрой? - Ее очерченные брови сдвинулись в угрюмую
складку над сверкающими глазами.
Он раскатисто засмеялся.
- А со сколькими меня сравниваешь ты, прекрасная Эсмеральда?
- Моя сестра не могла быть так же хороша как я. Она была почти девстве
нница . - Она выплюнула последнее слово с отвращением. Жизнь слишком
непредсказуема, чтобы девственность считалась ценностью среди её наро
да. Страсть, во всех её проявлениях, была здоровым элементом цыганской ку
льтуры.
Он поднял руку, останавливая ее.
- Остановись. Немедленно.
Но она не могла. Ядовитые слова обвинений выскакивали быстро и яростно, н
аправленные на единственного мужчину, который заставлял ее языческую к
ровь петь, и на его скуку, высеченную как в граните на совершенном лице, ко
гда он лежал меж её бедер в этот вечер. По правде говоря, и в течение других
вечеров.
Он молча перенес вспышку ее гнева, и когда она, наконец, замолчала, поверну
лся обратно к окну. Вой одинокого волка прорвался в ночи, и она почувствов
ала ответный вопль, поднявшийся внутри неё. Она знала, что молчание Хока -
это его прощание с ней. Уязвленная пренебрежением и унижением, она, дрожа,
лежала на постели - на постели, в которую, она знала, ее больше никогда не по
просят лечь.
Она совершила бы убийство из-за него.
Что и попыталась сделать несколько мгновений спустя, когда бросилась к н
ему с серебряным кинжалом, который стянула со столика у кровати. Возможн
о, Эсмеральда покинула бы его, не произнося клятвы мести, если бы он выгляд
ел удивленным. Или хоть на мгновение встревоженным. Ну, хотя бы расстроен
ным.
Но он не выказал ни одной из этих эмоций. Его прекрасное лицо озарилось, и
он засмеялся, легко увернувшись от нее, поймал ее руку и выбросил кинжал в
открытое окно.
Он смеялся.
И она прокляла его. И все его потомство, рожденное в браке и вне брака. Когд
а он начал успокаивать ее поцелуями, она проклинала его через стиснутые
зубы, несмотря на то, что ее предательское тело таяло от его прикосновени
я. Мужчина не должен быть так красив. Не должен быть таким непревзойденны
м. И таким чертовски бесстрашным.
Ни один мужчина не смеет бросать Эсмеральду. Он покончил с ней, но она еще
не покончила с ним. Она никогда не покончит с ним.

* * *

- Это не твоя вина, Хок, - предположил Гримм. Они сидели на мощеной террасе Да
лкита, потягивали портвейн и курили заграничный табак с истинно мужским
удовольствием.
Сидхок Джеймс Лайон Дуглас потер свой совершенный подбородок безупреч
ной рукой, раздраженный тенью щетины, которая всегда появлялась там неск
олько часов спустя после бритья.
- Я просто не понимаю, Гримм. Я думал, она получает со мной удовольствие. Поч
ему она пыталась убить меня?
Гримм нахмурил бровь.
- Тогда что же ты делаешь с девушками в постели, Хок?
- Я даю им то, что они хотят. Фантазии. Мою жаждущую плоть и кровь, чтобы выпо
лнить каждую их прихоть.
- И откуда ты знаешь, каковы женские фантазии? Ц Размышлял вслух Гримм.
Граф Далкит мягко рассмеялся, пьянящим, самоуверенным, мурлыкающим роко
том, который, как он знал, сводил женщин с ума.
- Ах, Гримм, ты просто должен прислушаться всем своим телом. В ее глазах мож
но прочесть, знает она или нет. Она ведет тебя своими негромкими криками. В
едва различимых покачиваниях ее тела ты узнаешь, хочет ли она, чтобы ты бы
л спереди или позади её пышных изгибов. С нежностью или с силой, если она х
очет нежного любовника или ищет самца. Если она хочет, чтобы ее губы целов
али или жестоко пожирали. Если она хочет, чтобы ее грудь…
- Я всё понял, - прервал его Гримм, с трудом сглотнув.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...