ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

 


Zmiy
«Герхард Кегель «В бурях нашего века. Записки разведчика-антифашиста»»: Политиздат; Москва; 1987
Аннотация
Воспоминания немецкого коммуниста-интернационалиста Г.Кегеля – это страницы жизни подлинного патриота своей родины, избравшего в годы кровавой фашистской диктатуры путь активной борьбы против нее на самом передовом и опасном участке. Автор рассказывает о своей разведывательной деятельности, о пребывании в довоенной Польше, о работе в немецком посольстве в СССР и в аппарате фашистского МИД в Берлине, подробно описывает обстановку в Германии военных лет. Последняя часть воспоминаний посвящена участию автора в строительстве Германской Демократической республики.
Герхард Кегель
В БУРЯХ НАШЕГО ВЕКА
Записки разведчика-антифашиста
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
К советским читателям
Эту книгу я написал прежде всего для немецких читателей. Рассказывая о событиях, свидетелем и участником которых я был, старшим по возрасту читателям, я напоминаю о том, что пережили они сами. Поэтому им легче понять политические и личные решения, которые приходилось принимать мне, коммунисту, действовавшему в глубоком подполье, подолгу – в полном одиночестве. Ведь им самим пришлось испытать, что такое «тысячелетний рейх» кровавого германского империализма, что такое вторая мировая война. Они собственными глазами видели и разгром фашистского рейха, были свидетелями освобождения немецкого народа от «коричневой чумы».
Молодым поколениям немцев то время с его ужасными и глубоко волнующими событиями – о них я, современник этих событий, рассказываю как прямой свидетель – нередко представляется седой стариной, которую подчас трудно понять. Повествуя о том, что довелось мне пережить, я хотел бы этим помочь нынешней молодежи осмыслить тогдашнюю обстановку, чудовищность совершенных гитлеровскими фашистами преступлений и величие исторических событий тех лет. Мне хотелось бы показать молодежи, что почти повсюду в сфере господства фашистской диктатуры против нее и против ее захватнической войны организованно и в одиночку самыми различными способами и средствами вели борьбу немецкие коммунисты и патриоты, демократы и другие антифашисты.
Первое издание моей книги, выпущенное в конце 1983 года издательством «Диц», было распродано в течение нескольких дней. Многие месяцы мне звонили по телефону старые знакомые и друзья, а также неизвестные мне читатели; я получил столько писем, что у меня не хватало сил, чтобы ответить на них. Этот большой интерес к моим воспоминаниям, включая самые различные и, насколько мне известно, всегда положительные оценки в средствах массовой информации ГДР, укрепил мое убеждение в том, что эта книга выполнит свою задачу, хотя об описываемых в ней времени и событиях уже имеется множество ценных работ.
Особенно порадовали меня письма и приветы от старых друзей и боевых соратников из Москвы, Крыма, с Кавказа и из других мест Советского Союза. Большинство из них – это письма советских друзей, офицеров победоносной армии освободителей, с которыми я познакомился в первые годы после победы над гитлеровским фашизмом. Это боевые товарищи и неутомимые помощники в решении трудной, но прекрасной задачи, заключавшейся в том, чтобы не только справиться с нуждой и голодом в тогдашней советской оккупационной зоне, убрать с пути духовные и материальные развалины, но и создать новый, антифашистско-демократический строй и основы для строительства в дальнейшем социализма. Мы не виделись и нередко ничего не знали друг о друге в течение многих десятилетий. Но, узнав из газет ГДР и публикаций в советской печати о моей книге, они вспомнили о нашем плодотворном многолетнем сотрудничестве после великой победы над фашизмом.
Содержание моей книги, как и всю мою политическую жизнь, определяют дружба с Советским Союзом, борьба немецких коммунистов за наше великое общее дело. Я описываю определившие всю мою жизнь исторические события с позиций немецкого коммуниста и патриота, который, находясь подчас в самой гуще исторических событий, видел и знает то, что еще не отражено в исторических исследованиях. Меня радует, и я воспринимаю как честь, что моя книга получила высокую оценку и в Советском Союзе, где она издается на русском языке. В этом я вижу прежде всего дань уважения к памяти тех немецких коммунистов и беспартийных антифашистов, которые боролись вместе с Советским Союзом и выполнили свой интернациональный долг, но не дожили до Дня Победы.
Думая об этом, я шлю сердечный привет моим читателям, друзьям и боевым товарищам в Союзе Советских Социалистических Республик.
Герхард Кегель
Предисловие
Необычный жизненный опыт автора, совсем обыкновенного немецкого коммуниста, который именно поэтому и считает свою историю заслуживающей, чтобы с ней ознакомились другие, формировался под влиянием великих революционных преобразований и изменений в мире, в частности под влиянием событий в Германии. Мои раннее детство и первые школьные годы прошли еще во времена кайзеровской империи и развязанной ею первой мировой войны. Затем в моей памяти оживают польские национальные восстания в Верхней Силезии и не лишенные приятного для ребенка чувства воспоминания о «лагере беженцев». Хорошо запомнилась большая инфляция, причины которой казались тогда непостижимыми. Она прекратилась лишь в ноябре 1923 года с выпуском рентной марки, стоившей миллиард бумажных марок. За бунтом против учителей-догматиков и закоснелых школьных порядков – расплатой за это были плохие отметки – следуют переход в другую, более прогрессивную школу, проявившийся там интерес к учебе и, как следствие этого, хорошие отметки. В конце Веймарской республики, которая просуществовала почти 14 лет – на два года больше фашистской Германии, сформировался молодой немецкий коммунист, один из многих сотен тысяч преданных делу рабочего класса и всего трудового народа солдат революции. Этот солдат принял решение, определившее всю его дальнейшую жизнь.
В годы «тысячелетней третьей империи» – годы кровавого фашистского террора и второй мировой войны – он, как и сотни тысяч других борцов за свободу и социализм в Европе, вносил, не щадя жизни, свой вклад в борьбу против преступного нацистского режима.
Ему повезло – он остался в живых. И, таким образом, смог участвовать в конкретной борьбе за демократическую, миролюбивую и социалистическую Германию, в создании и развитии первого немецкого социалистического государства – Германской Демократической Республики.
Ему повезло. Он соприкоснулся с полной перемен новейшей историей Германии и немецкого народа. И если в первые два десятка лет своей жизни он был скорее терпелив и политически пассивен, то в течение следующих 50 лет вел политически сознательную борьбу на правильной стороне баррикад, участвуя тем самым в строительстве будущего.
Особый характер его участия в борьбе против гитлеровского режима был причиной того, что в те годы, оставаясь нередко совсем один, он сравнивал себя с имевшим хороший компас утлым челном, который должен был найти и находил верный путь в бурях перехода от капитализма к социализму.
На необыкновенный жизненный путь этого обыкновенного немецкого коммуниста наложили глубокий отпечаток история различных Германий, две развязанные германским империализмом опустошительные мировые войны и тяжелые, стоившие бесчисленных жертв битвы авангарда немецкого рабочего класса и других демократических сил нашего народа в эту еще и сегодня не завершенную эпоху перехода от капитализма к социализму.
Накопленный им за эти десятилетия опыт, многое из того, что и сегодня не утратило своего значения, способны, но мнению автора, представить некоторый интерес и для молодых поколений. Этот опыт может быть полезным, даже если наш обыкновенный немецкий коммунист сам никогда не вершил судеб масс, – он делал это лишь в рядах великого коллектива партии рабочего класса. Он боролся, не жалея сил, как солдат революции на том участке фронта, на который его направляла партия, а иногда и судьба.
На этом я закончу свое предисловие. Давайте посмотрим, как этот молодой тогда, а теперь состарившийся коммунист и патриот сумел рассказать о своей жизни.
Герхард Кегель

ПУТЬ ВО ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ
В первой половине дня 25 августа 1939 года я был вызван к поверенному в делах посольства Германии в Варшаве. Советник посольства фон Вюлиш замещал посла, графа фон Мольтке, который несколько недель тому назад был отозван в Берлин. Только что получено телеграфное указание министра иностранных дел, сообщил мне Вюлиш, отправить в Берлин с сегодняшним ночным скорым поездом до десяти сотрудников посольства. Он убежден, заявил советник, что безопасность сотрудников посольства в Варшаве обеспечена, даже если вдруг начнется война. Но указание из Берлина носит вполне определенный характер.
Во время этой поездки, продолжал он, необходимо прежде всего избежать каких-либо инцидентов. Ведь в нынешней напряженной политической атмосфере малейшее происшествие может повлечь за собой неприятные последствия. И поскольку я знаю польский язык и имею обусловленный характером моей деятельности – я был тогда научным сотрудником главного политического отдела посольства – опыт общения с польскими властями, мне надлежит возглавить эту группу отъезжающих. Билеты в спальном вагоне уже заказаны. Подлежащие отправке сотрудники уведомлены. И если в пути все же возникнут непредвиденные трудности, я должен немедленно сообщить об этом ему, а он сделает в Варшаве все необходимое, чтобы помочь нам. По прибытии в Берлин мне следует явиться в министерство иностранных дел и позаботиться о том, чтобы его немедленно уведомили о нашем приезде.
Слушая все это, я не испытывал особого удовольствия. В середине августа я предпринял небольшую «прогулку» в Берлин, чтобы прежде всего повидаться с бывшим в течение многих лет помощником военного атташе посольства майором Эберхардом Кинцелем. В течение многих лет его главным занятием был военный шпионаж в Польше. Мне было известно, что теперь он участвовал в проводившейся в Берлине и Потсдаме подготовке явно предстоящего в ближайшее время нападения на Польшу.
Он прямо, без утайки говорил о приближавшейся войне. Гитлер приказал, чтобы полная готовность к военному нападению была обеспечена к 00 часов 26 августа. После этого речь могла идти всего лишь о каких-то часах. И он надеется, что какой-нибудь подлец не устроит что-нибудь подобное Мюнхену и не лишит нас возможности показать всему миру, что такое блицкриг. «Польша, – заметил мой собеседник, – будет просто смята гусеницами наших танков. Через пару недель все будет кончено».
Это было неприятное ночное путешествие. Я не исключал, что скорый поезд Варшава – Берлин, в котором находилась моя группа сотрудников посольства, мог где-то в районе германо-польской границы попасть в круговорот начавшихся военных действий. Кроме того, я задавал себе вопрос, не приложило ли руку к моему назначению руководителем этой группы гестапо?
Товарищу Рудольфу Гернштадту уже пришлось выехать из Варшавы, и теперь он, видимо, находился в Москве. Посоветоваться в польской столице с товарищами в эти последние драматические предвоенные дни я уже не мог. Взвесив все «за» и «против», я решил выехать в Берлин в соответствии с данным мне поручением. Моя жена Шарлотта с нашим трехлетним сыном Петером была уже у своих родителей в Бреслау (ныне Вроцлав).
Последние предвоенные часы
О сне нечего было и думать. Военное нападение Гитлера на Польшу, которое – в этом я был убежден – приведет ко второй мировой войне, еще не началось. Но мне было неясно, сколько времени оставалось до военной катастрофы – часы или дни. Было очевидно, что нормального мира уже больше нет. На вокзалах становилось заметно, что правительство Польши начало принимать всерьез смертельную угрозу со стороны германского фашистского империализма. «Санационный» режим, в правительстве которого решающую роль играл к тому времени уже польский авантюрист и друг Геринга министр иностранных дел Бек, слишком долго пособничал аннексионистской политике гитлеровской Германии. Теперь, после присоединения к Германии Австрии, а также раздела и оккупации Чехословакии, следующей жертвой была избрана Польша.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86

загрузка...