ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Методично обошел колючие насаждения, но так и не обнаружил ничего интересного. Ни следов, ни стреляных гильз, ровным счетом ничего. Стоя среди этих садистских колючек, я вдруг подумал, что в записке, полученной Джейкобом, было сказано: «Иначе вы никогда больше не увидите Присциллу вживых». Может, в записке говорилось вовсе не о похищении? Может, автор записки с самого начала собирался убить Присс?!Я уже изготовился плюхнуться на колени и носом пропахать кусты и окрестности, когда заметил Джолин. В это время она наверняка возвращалась с обеда, и, похоже, ее заметил не только я – навстречу секретарше выскочила Лизбет.– Джолин, дорогая! – заорала Лизбет. – Я давно ищу возможности поговорить с тобой наедине!«Дорогая»?! Лизбет обращается к какой-то там секретарше «дорогая»?! Я затаил дыхание, забрался поглубже в кусты-убийцы и принялся нагло подслушивать.– Случилась жуткая, жуткая неприятность, и мне нужно кое о чем тебя спросить, дорогая! – Лизбет понизила голос и дружески стиснула руку Джолин.Та слегка вздрогнула и с видом жертвы, попавшей в лапы хищника (каковым Лизбет являлась со всей определенностью), пролепетала:– Что… что произошло?Решив, что Лизбет проводит собственное расследование, несомненно с целью меня разоблачить, я уже ждал, что моя конкурентка выложит историю о выстрелах. Но ничего подобного! Видимо, Лизбет меньше всего волновали такие мелочи, как убийства. Ее интересовал куда более серьезный вопрос.– Дело вот в чем, – зашептала Лизбет, беря Джолин под локоток, – один из заместителей шерифа обронил вчера вечером, что Р.Л. ушел с работы в половине четвертого. Это правда?Глаза Джолин увеличились раза в три.– По-моему, д-да.Глаза Лизбет, сощурившись, уменьшились раза в три.– Вы можете представить, что этот человек вернулся домой только в начале шестого? Можете?!Джолин не ответила. Ее побелевшее лицо окаменело. Не дождавшись ответа, Лизбет решила ее подбодрить.– Ну конечно, вы можете себе представить! – Лизбет ковырнула бетонные локоны наманикюренным когтем и одарила секретаршу столь сахарной улыбкой, что Джолин не помешала бы изрядная доза инсулина, дабы ее переварить. – Ведь мужчины всегда так поступают, правда? Нам, женщинам, приходится постоянно следить за ними. Именно поэтому, моя дорогая, я и решила, что вы можете прийти мне на помощь!– На помощь… – растерянно пискнула Джолин.Должно быть, она просто повторила слова Лизбет. Хотя до конца я не мог быть уверен.Лизбет энергично тряхнула забетонированными кудряшками.– Именно! – Потребность Джолин в инсулине явно возросла. – Мы, женщины, должны поддерживать друг друга, не так ли? Я хочу всего лишь знать одну маленькую, совсем крошечную вещь.Все это время они медленно продвигались к двери, но тут остановились в двух шагах от меня.Голос Лизбет внезапно начисто утратил медовую приторность. Даже скрип мела по школьной доске и то больше ласкает слух.– Джолин, я хочу, чтобы вы мне сказали правду! Какая-нибудь… женщина звонила Р.Л. в последнее время?!На мой взгляд, Джолин ответила слишком поспешно.– Нет, Лизбет, нет! Никто не звонил… Глаза Лизбет впились в секретаршу.– Вы уверены? Может, какая-нибудь… все же названивала моему муженьку?Джолин истерично затрясла головой.– Нет-нет, Лизбет, я уверена, что Р.Л. никогда не сделает ничего такого, что может повредить его браку.Возможно, Джолин и пыталась быть убедительной, но голос ее дрожал в такт трясущейся голове. Лизбет явно не удовлетворил ее ответ.– Между нами, я бы и не советовала Р.Д. делать что-нибудь такое, что могло бы повредить его браку, а то я оторву ему все хозяйство!Я в своих кустах так и ахнул. Да эта женщина просто образец утонченности!Парочка скрылась в дверном проеме, я выбрался из кустов, и тут послышался вой сирен.По-видимому, на этот раз Верджил решил задействовать все машины, в которых имелись устройства для воспроизведения звука. Я почти что ждал, что на извилистой дорожке, ведущей к птицефабрике, покажутся грузовички для доставки мороженого.Помощники Верджила полетели в цветущий кизил, а сам шериф затопал прямиком ко мне. Я недоверчиво смотрел на него – Верджил не производил впечатления человека, который был бы на седьмом небе от счастья, обнаружь он мой хладный труп.– С тобой все в порядке, Хаскелл? – прохрипел шериф.Если не считать ноющих ребер, царапин от колючек и горящего лица, я был в порядке.– Твое лицо… оно какое-то странное, – продолжал Верджил.Я во всех подробностях поведал шерифу об инциденте. Возможно, я несколько переусердствовал, описывая, как спас Присциллу от верной смерти, но, думаю, маленькая слабость человеку вполне простительна. После убийства Джейкоба я чувствовал себя последним болваном, так что мне требовался хотя бы маленький реванш. Хотя, наверное, с моей стороны было несколько нескромно раз за разом повторять, как я в одиночку спас Присс.Когда я закончил, Верджил выглядел так, словно с минуты на минуту собирался упасть в обморок. Он судорожно сглотнул, окинул меня скорбным взглядом и пробормотал:– Вот это да.Горевшее лицо и несколько колючек, уютно устроившихся в башмаках, не позволяли сосредоточиться, но я мог бы поклясться, что в бормотании шерифа отчетливо прозвучал сарказм.– Ты, случаем, не углядел этого своего вооруженного маньяка?Теперь я уже не сомневался. Сарказм явно присутствовал.– Честно говоря, нет, – ответил я, глядя ему прямо в глаза.Верджил грустно пожал плечами:– Плохо.Однако глаза шерифа говорили совсем о другом. Глаза Вердашла громко и ясно сообщали, что если бы здесь был он, то не только спас бы жизнь Присс, но и непременно выяснил имя, адрес и, безусловно, номер страхового свидетельства убийцы.Мне оставалось только вяло улыбнуться.Мы направились в кабинет Р.Л., который Верджил на этот раз выбрал для допросов. Шериф устроился за столом и застрочил в блокноте. Не поднимая головы, он буркнул:– Знаешь, произвели вскрытие Джейкоба. Я не знал, но на всякий случай кивнул и добавил:– В самом деле?Верджил вскинул на меня глаза.– Слышал такую поговорку: кто живет с мечом, от меча и погибнет? В случае с Джейкобом это неверно.– Что вы имеете в виду?Никогда не предполагал, чтобы Верджил имел привычку ударяться в философию.– Джейкоба убили не курицей, а закололи разделочным ножом.Сейчас сообразим. Похоже, Верджил хотел сказать, что Джейкоб, который жил ради куриц, умер вовсе не от курицы. Боже! Да наш шериф прирожденный поэт.Верджил скорбно покивал:– Да, убийца Джейкоба сначала оглушил его статуэткой курицы, а затем зарезал.Неужто тот, кто убил старика, не хотел причинять ему лишних страданий?! Значит, убийца предусмотрительно сделал анестезию, заехав Джейкобу курицей по голове?Верджил по-прежнему не спускал с меня печальных глаз.– Похоже, это кто-то из ближайших родственников, не так ли? Или женщина, которая значительную часть своей жизни провела замужем за убитым…Я уклончиво пожал плечами. Но, честно говоря, мне казалось, что Верджил не так уж далек от истины.Следующие два часа Верджил провел в беседах с потенциальными свидетелями и подозреваемыми. На этот раз он действительно постарался. Своей въедливостью шериф превзошел даже свою собственную утреннюю дотошность. Он допросил Присс, Р.Л. и Джолин, он даже поговорил с Инес, которая явно не могла сказать ничего путного. Инес утверждала, что, когда произошла стрельба, она сидела за своим столом и читала «Справочник секретаря», повышая свой профессиональный уровень. Пока Верджил не сообщил ей, что случилось, Инес пребывала в уверенности, что слышала звук выхлопных газов.– Три раза подряд? – с интересом спросил я, когда она вышла из кабинета Р.Л.Инес пожала плечами:– Такое случается.Наверное, этот день тянулся для Инес слишком долго. Она так и не поправила юбку, в ухе по-прежнему сиротливо покачивалась виноградина, а теперь в глазах секретарши появилось еще и затравленное выражение.– Знаете, – заговорила Инес, – я сказала Верджилу, что либо он снимет эту глупую желтую ленту, либо это придется сделать мне. Нужно же войти в кабинет и вытереть пыль! Там ужас что творится! Они всю комнату покрыли этим отвратительным порошком для снятия отпечатков пальцев. Это все надо вытереть! Немедленно!Я попытался изобразить сочувствие, раздумывая, не захочет ли Инес в свободное время прибраться и в моем кабинете. Тем более что в ближайшем будущем у нее не будет недостатка в свободном времени. Однако, глянув на перекошенную юбку, решил, что сейчас не стоит осаждать бедняжку с заманчивыми предложениями. Зрелище моего Бермудского прямоугольника может явиться для нее последней каплей.Инес вернулась к своему столу, бормоча себе под нос:– Хоть бы телефон зазвонил или… или хоть что-нибудь произошло. По крайней мере мне было бы чем…У Р.Л., вывалившегося из кабинета после допроса, вид был не лучше, чем у Инес. Он влетел к Присцилле с безумными глазами.– Ты должна уехать! – выкрикнул он. – Тебе слишком опасно здесь оставаться!Присс занималась тем, что обрабатывала ссадину на моей щеке йодом. А я, в свою очередь, занимался тем, что мужественно пытался не стонать.Я стараюсь избегать общения с этой коричневой пакостью, поскольку она жутко щиплется. Однако у меня не хватило духу отказать Присс, после того как она полчаса ковырялась в аптечке, отыскивая пузырек с йодом. Должно быть, таким образом Присс хотела выразить свою благодарность. Словом, она кудахтала надо мной как примерная клуша.Хотя, если подумать, какого еще поведения можно ожидать от дочери человека, который всю жизнь разводил куриц?Всю эту суету Присс развела сразу после разговора с шерифом – наверное, поняла, чем бы для нее все кончилось, не окажись я рядом. Как бы то ни было, покинув Верджила, Присс стала со мной невероятно ласкова. Нельзя сказать, чтобы я против этого возражал.Точнее, мне даже нравилось, когда Присс склонялась надо мной, бормоча: «Ох, бедняжка» или «Ну-ну, очень больно?»Разумеется, когда вошел Р.Л., эти любезности были уже позади и теперь Присс говорила совсем иные слова:– Ну же, Хаскелл, перестань вести себя как младенец!А я при этом скрипел зубами и старался не морщиться.Появлению Р.Л. я жутко обрадовался, поскольку Присс тотчас перестала тыкать в меня тампоном, смоченным йодом.Р.Л. выглядел не на шутку испуганным.– Присс, тебе нельзя здесь оставаться, – повторил он. – Ты должна на время уехать из города.Присс почти снисходительно посмотрела на брата.– Ты же знаешь, что я не могу уехать, бросив все дела.Р.Л. принялся расхаживать по комнате.– Присс, ты должна уехать, пока все не кончится. ТЫ ДОЛЖНА!!!Я встал. В основном чтобы обратить на себя внимание и подчеркнуть свои слова, но отчасти для того, чтобы оказаться подальше от Присс и ее йода.– А что, если тебе переночевать у меня?И тут же испугался, как бы Присс не поняла мои слова превратно. Сообразит ли она, что мною движут исключительно благородные мотивы, или решит, что это завуалированное непристойное предложение? Тем более что я и сам точно не знал.Однако, судя по всему, Присс не нашла в моем предложении ничего двусмысленного, поскольку, не моргнув глазом, одарила меня теплой улыбкой и воскликнула:– Отличная идея, Хаскелл! Очень любезно с твоей стороны. Честно говоря, я, наверное, не смогла бы сомкнуть глаз у себя дома. Вскакивала бы при каждом шорохе.Я уже собирался сказать: «Ну, тогда решено», когда Присс добавила:– И маме тоже обязательно нужно переехать на время. Если кто-то охотится за мной, маме небезопасно оставаться в квартире одной.Ну да. Конечно. Вот теперь никаких сомнений. Пришлось выдавить из себя улыбку и сказать:– Нет проблем.Р.Л. перестал расхаживать по кабинету.– Хаскелл, не выпускай ее из виду. Ты должен позаботиться, чтобы с моей сестренкой ничего не случилось.Обращался он ко мне, но глаза его были прикованы к Присс.– Не волнуйся, Р.Л., – снисходительно сказал я. – Уж я о ней позабочусь.Казалось, мои слова его полностью удовлетворили. Он кивнул и выскочил за дверь. Я выглянул в коридор. По-моему, никогда еще братец Присциллы не выглядел таким встревоженным. Более того, до этой минуты я даже не сознавал, сколь заботлив он по отношению к сестре.В вестибюль вошли Джолин и Лизбет. Увидев их, Р.Л. остановился как вкопанный. Так-так. Вполне возможно, Р.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...