ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Джолин умоляюще простерла руки:– Разрешите мне!Присс гневно взглянула на нее:– По-моему, вы и так уже достаточно потрудились, – едко процедила она, покрепче прижимая полотенце к расплывающемуся алому пятну.Р.Л. вскрикнул от боли. От этого крика у меня все сжалось внутри. Я не знал, то ли Присцилла пытается остановить кровь, то ли таким образом она мстит Р.Л.Уточнять я не стал.В конце концов, дел у меня и так хватало: держать под прицелом Джолин и ждать появления Верджила. Инес, разумеется, принялась истерично барабанить в дверь, как только раздался выстрел, но мне вовсе не улыбалось стать свидетелем того, как она снова пустит в ход свою сирену гражданской обороны, а потому я не собирался впускать ее в кабинет Джейкоба ни под каким видом. Через закрытую дверь я велел Инес вызвать «скорую помощь» и отправляться на улицу поджидать полицию и медицинскую бригаду. Тем временем Джолин захотелось поболтать. Может, это в порядке вещей у чересчур стеснительных людей, когда они в кого-то стреляют? Как бы то ни было, у Джолин от стрельбы язык развязался.От стрельбы и от злости на любовника, который всерьез рассердился на нее. Джолин попыталась схватить Р.Л. за руку, но он отшатнулся с крайне недовольным видом. А на тот случай, если Джолин вдруг забыла, из-за чего он так разозлился, решил напомнить, причем в крайне сварливой форме:– Ты в меня выстрелила! И ты пыталась убить мою сестру!Похоже, Джолин дозволялось убивать только его папашу, убийство остальных родственников в глазах Р.Л. являлось недопустимым нахальством. Вид у Джолин был такой, словно Р.Л. залепил ей пощечину. Она шмыгнула носом и поникла. Хотите верьте, хотите нет, но Джолин старела прямо на глазах. За те несколько минут, что мы ждали Верджила, она добавила себе лет десять.– Это конец, вы нас раскусили, – заговорила она, – но я хочу, чтобы вы знали одно. Джейкоба Вандеверта убил не Р.Л. Его убила я! Р.Л. никогда бы не решился. – Джолин равнодушно пожала плечами, словно речь шла о замене спустившего колеса у машины. – Так что пришлось мне заняться этим делом. Р.Л. всего лишь ударил Джейкоба этой дурацкой курицей. Вот и все.Возможно, заявление это выглядело совершенно не в духе Джолин, но в качестве основания для обвинения в предумышленном убийстве оно годилось на все сто процентов.– Его убила я! Только я! – продолжала разливаться Джолин. – И подготовила убийство я! А вовсе не Р.Л.Ну, вот в этом нет ничего удивительного. Р.Л. не то что убийство, заурядную вечеринку организовать не способен.Джолин велела Р.Л. спрятать в кармане портативный магнитофон и записать разговор с Джейкобом, что он и сделал, записав свою беседу с родителем, при которой присутствовала Присцилла. Как и говорила Присс, беседа эта произошла накануне убийства. Стукнув Джейкоба бронзовым бройлером, Р.Л. включил запись, дабы у Инес сложилось впечатление, будто шеф в полном здравии, и оставил магнитофон на столе Джейкоба, чтобы Джолин тоже воспользовалась этим фокусом, когда явится с ежедневным отчетом. Уходя, Джолин прихватила магнитофон с собой.– Все было бы отлично! – завершила Джолин свой рассказ. – Все должно было быть отлично!Я с ней согласился. Если бы не маленькая промашка, если бы P.Л. не отмотал ленту несколько больше необходимого, у них, вероятно, все получилось бы. Разумеется, Инес была права, когда говорила, будто слышала голос Присс. Она его действительно слышала – записанный на магнитофонную пленку.У меня не было сомнений в том, что Р.Л. не хватило духу поведать Джолин о своей пустячной ошибочке. Дама сердца еще придет в восторг, когда узнает об этом.– Все должно было быть отлично! – повторила Джолин.Голос ее звучал искренне обиженным, как будто на них с Р.Л. возвели напраслину. Можете считать меня черствым и бессердечным, но я почему-то не испытывал к ней сочувствия. Ведь это Джолин всадила нож в старика, а теперь говорила об этом так, словно гордилась своим поступком.Если я и сохранил какие-то сомнения по этому поводу, Джолин поспешила их рассеять:– Знаете, если бы понадобилось, я бы сделала это снова! – Бледно-голубые глаза смотрели вызывающе. – Мерзкая старая скотина получила именно то, что заслужила!Наверное, в моем взгляде читалось недоверие – неужели кто-то заслуживает, чтобы его ударили курицей по голове, не говоря уж о том, чтобы зарезать? – ибо Джолин вздернула подбородок и продолжила:– Вы не понимаете. Этот старикашка все время ко мне лез, и лез, и лез. Стоило только зайти к нему в кабинет. Все норовил прикоснуться ко мне своими липкими лапами. – Джолин поежилась, ее блеклые глаза стали огромными. – А после того как узнал про Р.Л. и меня, как с цепи сорвался. Старый дурак вообразил, что я…«Шлюха», – мысленно закончил я, но решил, что помогать ей не буду. И правильно сделал.– …безнравственная женщина! – заключила Джолин с пафосом. – А мне хотелось всего лишь быть рядом с Р.Л. Неужели я много просила?Честно говоря, немного. Но вот убивать ради столь скромного желания – уже явный перебор.– Я… я все это сделала ради него! – страстный взгляд в сторону Р.Л.Все это время предмет страсти не проронил ни слова, но теперь, видимо, решил, что пора внести свою лепту. Р.Л. с полминуты извивался, стараясь перевести себя в сидячее положение, потом обессиленно повалился на пол.– Отец сам виноват. С чего это ему вздумалось оставить мне компанию?! Ты же знаешь, Присс, что из меня никудышный директор. Но отец ведь терпеть не мог, когда ему перечат. Я пытался объяснить, но он даже слушать не стал. – P.Л. протянул трясущуюся руку и вцепился в ладонь Присциллы. – Он хотел до конца своей жизни командовать мной, Присс… Как и Лизбет… – Голос его становился все слабее. – Если бы у меня была такая куча денег, Лизбет никогда бы меня не отпустила. И я навсегда остался бы при ней…По моей спине побежали мурашки. Вот уж действительно ужасная участь. Глядя на Р.Л., я вспомнил об истине, которая начисто вылетела у меня из головы. Помните, о чем я упомянул в самом начале? О чем нельзя забывать, когда становишься детективом?Не делай поспешных выводов.Насколько я понимаю, делать выводы о сути человеческой натуры у нас не больше права, чем, скажем, о собачьей сути. Только из того, что большинство людей стремится к успеху, власти и деньгам, еще не следует, что к этому стремятся все без исключения.– Мы собирались вместе бежать, – прошептала Джолин с мукой во взгляде. – Нас ждала такая прекрасная жизнь!Теоретически все выглядело не так уж плохо. Джолин с Р.Л. скрываются в теплых краях, где круглый год нежатся на солнышке, а Присцилла остается в Пиджин-Форке и продолжает заправлять на птицефабрике, втихомолку переводя Р.Л. его долю прибыли.Вот только была бы жизнь с Джолин такой уж прекрасной? Сбежав от Лизбет, как никто умевшей вызвать у человека желание умереть, Р.Л. собирался связать себя с Джолин, способной это желание осуществить. Возможно, я слишком привередлив, но оба варианта не кажутся мне чересчур привлекательными.Похоже, Р.Л. и сам уже склонялся к подобной мысли. Он взглянул на Джолин, и в глазах его появился холодок, которого прежде там не было.– Ты солгала мне! Ты хотела не просто их напугать. Ты хотела их убить. Ведь так?Нетрудно было догадаться, о чем идет речь. Теперь уж не оставалось никаких сомнений, кто стрелял в нас с Присциллой, и неудивительно, что Р.Л. запаниковал, когда услышал об этом происшествии, – он тотчас понял, чьих это рук дело. Видимо, Джолин удалось успокоить его, мол, просто решила нас напугать. И доверчивый Р.Л. поверил.Но лишь до поры до времени.Джолин побледнела.– Я слышала их разговор. – Ее голос вновь перешел в завывания. – Присс собиралась рассказать о нас Хаскеллу, и они бы нас раскусили. Нужно было что-то сделать…Р.Л. закрыл глаза. Словно больше не мог видеть Джолин. Она схватила его руку.– Поверь, это был единственный выход! Хаскелл слишком близко к нам подобрался…Р.Л. вырвал руку. К сожалению, это была та самая рука, в которой засела пуля. С перекошенным от боли лицом, он открыл глаза и окатил Джолин ненавидящим взглядом.А вскоре заявился Верджил со свитой. Сирены, разумеется, вопили на полную катушку. Шериф не испытывал особой радости от того, что я раскрыл дело вместо него, но повел он себя в высшей степени благородно. А когда на носилках вытаскивали Р.Л., даже пробормотал:– Хорошая работа.Примерно так тренер говорит команде противника: «Хорошая игра», после того как его команду втоптали в грязь. Но все-таки он произнес эти слова. А это кое-что да значит.Присцилла объявила, что поедет вместе с братом. Я поплелся за ней.– Думаю, ему много не дадут, поскольку он спас тебе жизнь. Да и смертельный удар нанес не он.Я хотел ее утешить, но результата мои слова не возымели. Присс была сама не своя. Она коротко кивнула мне. И только. Больше она в мою сторону не смотрела.Пожалуй, на этот раз мне следовало нарушить правило и поспешить с выводами. Но я не стал.Даже заехав домой и доставив Руби в больницу, я все равно не задался вопросом, почему Присцилла не выйдет и не поговорит со мной. Я решил, что Присс не хочет оставлять брата, да и что я жаждал услышать? «Хорошая работа»? М-да…На следующей неделе я, как дурак, позвонил Присс на работу под предлогом, что хочу узнать о состоянии Р.Л. И как себя чувствует Руби. Со дня развязки я не видел ни Присциллу, ни ее мать.Ответила мне Инес. Естественно, я этого ожидал. До меня дошли слухи, что Инес перешла на освободившееся место Джолин, поскольку та не может выполнять секретарские обязанности из тюремной камеры. Я был искренне рад за Инес. Истинные профессионалы не должны сидеть без работы.Инес сразу же переключила меня на своего нового босса. Присс сообщила то, что я уже и так знал от Верджила, – Р.Л. быстро поправляется. От меня не укрылось, что голос Присциллы звучит как-то странно. Несколько высокопарно. К сожалению, ее тон напомнил мне те времена, когда наша совместная жизнь с несравненной Клодзиллой подходила к завершению. Отстраненность и холод, вот что сквозило в голосе Присс.– Я чем-то тебя расстроил? – спросил я виновато.Знакомый вопрос, не правда ли? Вы небось считали, что кто-кто, а детективы таких идиотских вопросов не задают.– Вовсе нет, – ответила Присс.Если бы Присс подключили к детектору лжи, это славное устройство тут же перегорело бы. Думаете, я повесил трубку и сказал себе «довольно»? Как же! Я продолжил разговор:– Мне очень жаль, что так вышло с твоим братом.И это чистая правда. Мне было искренне жаль, что его ранили. Жаль, что он так поступил. Жаль, что дал себя вовлечь в эту историю.– Знаешь, – продолжал я с пересохшим горлом, – почему бы нам куда-нибудь не сходить? Может, перекусим вместе? Как ты на это смотришь?Присцилла с шумом втянула в себя воздух. Словно прикоснулась к чему-то горячему.– Никак не смотрю, Хаскелл, – ответила она безжизненно.Вот тут-то я и понял, что, должно быть, являюсь законченным мазохистом. Потому что не прекратил разговор и еще более виновато спросил:– Но почему?Не знаю, что я ожидал услышать. Что ей не нравятся мои веснушки и форма носа? Присс вздохнула:– Послушай, Хаскелл, я бы себя неловко чувствовала, встречаясь с человеком, который упрятал за решетку моего родного брата. Прости.Теперь наступила моя очередь вздыхать. Похоже, Присс упустила из виду, что я еще и тот человек, который не позволил упрятать за решетку ее родную мать. Ладно, сейчас, наверное, не время поднимать этот вопрос. Тем более что Присс не собиралась давать мне такой возможности.– Что же, было приятно с тобой поговорить, – сказал я и сделал то, что сделать с самого начала.Повесил трубку.Вот так.Очевидно, Присцилла была из тех людей, что таят обиды даже дольше, чем мой бестолковый пес.В отличие от Присс Рип все же забыл свою обиду. Вообще-то к тому времени, когда я приехал за Руби, он уже простил меня. Полагаю, именно столько времени ему понадобилось, чтобы установить наличие связи между мною и полной миской еды. Наверняка от столь напряженных умственных усилий у бедняги закружилась голова.Кстати, снимки Рипа в угрюмом настроении сделали свое дело. Спустя три дня после того как я приляпал фотографии рядом с магазинами, фермер по имени Карл Маркс приволок ко мне в контору здоровенную псину.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...