ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я посмотрел Джейкобу прямо в глаза. Дело в том, что мой брат Элмо действительно предоставил мне это помещение бесплатно, чтобы в пору вынужденной безработицы я помогал ему в магазинчике, протирая и заправляя автомат с газировкой. До сих пор сделка оказывалась целиком и полностью в пользу Элмо, поскольку с работой в Пиджин-Форке у частных детективов негусто. Правда, Джейкобу я об этом не сказал. Если бы он узнал, что у меня есть толика свободного времени, то, чего доброго, погнал бы перекапывать цветник своей очаровательной снохи.– Это помещение обходится мне в кругленькую сумму, – с достоинством ответил я, но, думаю, оно того стоит.Джейкоб так и вытаращился на меня, будто не мог решить, шучу я или нет. Правда, лицо его при этом осталось совершенно непроницаемо. Наконец старик прочистил горло и прогрохотал:– Полагаю, ты знаешь, кто я?Он произнес эту фразу не совсем так, как Лизбет, но почти. Я кивнул.– С твоим папашей мы были друзья.Честно говоря, это была новость. Мой отец умер девять лет назад, но я отлично помнил, что он говорил о Джейкобе. «Друг» – не совсем то слово, которым отец называл Джейкоба Вандеверта. По-моему, в отношение этого человека он чаще всего использовал термин «подонок». Я вновь улыбнулся и кивнул.– Отец много рассказывал о вас.Джейкоб слегка склонил голову, как бы говоря: «Разумеется, рассказывал, еще бы!»Я недоуменно молчал. Обычно к этому моменту можно поинтересоваться, что за дело привело посетителя в мою контору, но на сей раз цель визита была прозрачнее некуда. А я, понятное дело, не жаждал затевать дискуссию о манерах моего пса. С неприятностями можно не спешить, они все равно вас настигнут. Но Джейкоб не торопился вцепиться мне в глотку. Должно быть, растягивал удовольствие.Старик обмяк в кресле и уставился в пол. Точнее, в развернутую «Пиджин-Форк газетт», валявшуюся на полу. Там же валялось еще с десяток газет и журналов. Я ожидал, что Джейкоб не преминет пройтись по поводу моей аккуратности, но вместо этого он протянул:– Мне тебя настоятельно рекомендовали.И тут я понял, почему он избегает встречаться со мной взглядом. Когда Джейкобу Вандеверту приходилось снисходить до комплиментов, это всегда повергало его в замешательство. Невероятным усилием я сдержал рвущееся наружу изумление. Когда тебя хвалят, как-то не принято выглядеть потрясенным.– Да? – только и сказал я.Джейкоб важно кивнул.– Юнис Креббс уже давно твердит, что ежели мне вдруг понадобится детектив, то следует обратиться к тебе. Что ты ловкий тип.Последнее крупное дело, которое я расследовал, – убийство бабушки Юнис Креббс, а также бабулиных кота и попугая. Известности, как я поначалу надеялся, мне это вовсе не принесло, но зато мы с Юнис стали закадычными друзьями.Я улыбнулся.– Очень приятно, что она так считает.Джейкоб поднял серые глазки и некоторое время пристально смотрел на меня, его птичьи гнезда слегка подергивались, словно он оценивал мою персону. Наконец, решившись, запустил руку в карман, медленно вытащил скомканный конверт и протянул мне.– Я получил это с сегодняшней утренней почтой.Не успел я прочитать и двух слов, как во рту у меня пересохло.100 000 ДОЛЛАРОВ МЕЛКИМИ КУПЮРАМИ, ИНАЧЕ ВЫ НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ УВИДИТЕ ПРИСЦИЛЛУ В ЖИВЫХ. НИКАКОЙ ПОЛИЦИИ. ЖДИТЕ ДАЛЬНЕЙШИХ УКАЗАНИЙ.Слова были вырезаны из газеты и наклеены на лист плотной бумаги.Боже всемогущий! Я отлично знал Присциллу. Мы вместе учились в школе. В те годы Вандеверты еще не стали королями куриных тушек, так что Присс и ее братец мало чем отличались от простых смертных. Присцилла была обычной худой, долговязой девчонкой с мальчишеской стрижкой и вспыльчивым характером. Я помнил, как она еще в школе разукрасила одного парня за то, что тот обозвал ее глистой.Похоже, необузданный темперамент в крови у этой семейки.Вернувшись в наш городок, я пару раз видел Присс на улице, но мы не заговаривали и даже не здоровались: сшитый на заказ деловой костюм и неприступное лицо не располагали к совместным воспоминаниям. Как говорится, деньги меняют все.А Джейкоб все глазел на меня, мохнатые брови чуть заметно вздрагивали. Я едва не спросил, почему же он сразу не примчался ко мне. В подобных случаях время значит очень много. Но, к счастью, благоразумно промолчал. Не стоит наседать на убитого горем родителя, хотя родитель не выглядел таким уж расстроенным. Деликатно кашлянув, я спросил:– И давно Присцилла исчезла?Джейкоб пожал плечами:– Исчезла? Присс никуда не исчезала. Когда я вскрывал письмо, она стояла рядом.Теперь настала моя очередь выпучить глаза, и только после минутной паузы я выдавил:– Как так? Глава вторая Я ничего не мог поделать и лишь как последний дурак продолжал пялиться на Джейкоба.– Вы хотите сказать, что Присс не похитили?!Во взгляде мистера Вандеверта читался вопрос: а способен ли этот тип вообще соображать? Вне зависимости от того, что напела ему про меня Юнис.Мои клиенты частенько на меня так смотрят. Думаю, они не в силах примириться с тем фактом, что я не соответствую их представлениям о частном детективе. Клиенты идут на встречу с широкоплечим красавцем, а обнаруживают рыжего типа с веснушками, да еще курносого. Честно говоря, я целиком разделяю их недоумение.– Разве я не сказал, что Присс стояла рядом со мной? – буркнул Джейкоб.Так, сосредоточимся на записке. Не стоит обращать внимание на раздражение в голосе посетителя.– А вы не думаете, что записку прислали вам по ошибке? Может, имеется в виду какая-нибудь другая Присцилла…Я замолчал, сообразив, что несу вздор. Сколько пропавших Присцилл может быть в таком городке, как Пиджин-Форк? Кроме того, на конверте значился вполне конкретный адрес, написанный синей шариковой ручкой печатными буквами:ПТИЦЕФАБРИКА ВАНДЕВЕРТА, ШОССЕ 2, АБОНЕНТСКИЙ ЯЩИК 167, ПИДЖИН-ФОРК, КЕНТУККИ 40199.Печатные буквы выглядели так, будто их вывела рука двоечника из младшего класса. Может, это всего лишь чья-то шалость? Какой-нибудь школьник решил, что будет классно напугать главного городского богатея…Судя по штемпелю, записку отправили вчера из Пиджин-Форка. Что, впрочем, неудивительно. Несомненно, тот, кто послал записку, должен был знать о Джейкобе и его семействе, а значит, проживать здесь, в городке.Прежде чем задать следующий вопрос, я набрал побольше воздуха.– А может, кто-нибудь все же исчез?.. Вдруг похититель по ошибке схватил вместо вашей дочери кого-то другого?Джейкоб должен понять, на что я намекаю. Ни для кого не секрет, что около года назад Джейкоб развелся с женой № 1 по имени Руби, являвшейся матерью двух его детей, чтобы связать себя узами брака с женой № 2, Уилладеттой Суини, бывшей официанткой. По сведениям моей секретарши Мельбы, которая, насколько мне известно, возглавляет в Пиджин-Форке Центральное бюро слухов, Уилладетта всего на пять лет старше Присциллы, единственной дочери Джейкоба, поэтому, как мне кажется, ошибка вполне возможна.По-видимому, эта мысль уже приходила в голову Джейкобу. Однако он не выказал особой радости, оттого что я поднял эту тему. Его птичьи гнезда сдвинулись, а маленькие серые глазки стали похожи на угольки, подернутые пеплом.– Нет. Получив записку, я обзвонил своих домочадцев, и все без исключения оказались там, где им и положено быть.Слово «все» он произнес с некоторым нажимом.Я решил двигаться дальше. Джейкоб тем временем сжал кулаки, похоже вознамерившись выйти из себя. Мысль подраться с человеком за шестьдесят меня особо не прельщала. В лучшем случае худосочный старикашка Джейкоб изобьет меня до полусмерти, что нанесет непоправимый урон моей репутации.– Вы не считаете, что здесь может быть какая-то иная ошибка? – вопросил я. – Предположим, похитителей несколько и они не смогли как следует договориться? Взяли и отправили записку раньше времени?Это выглядело слишком большой натяжкой, но в жизни всякое случается. Я полагаю, что вероятность ошибки при похищении людей ничуть не меньше, чем в любом другом виде человеческой деятельности. Да и лучшего объяснения я пока предложить не мог. По крайней мере, Джейкоб на минуту забудет про свое желание врезать мне в челюсть.Старикан задумался, поскреб подбородок и проворчал:– Надо же!Что в переводе с пиджин-форкского означало: «Теперь, когда я об этом подумал, такой вариант мне представляется вполне возможным».Я поспешил развить успех, поскольку мне в голову пришла еще одна грандиозная мысль.– Знаете, похитители могли и не отказаться от своего плана. То, что никто пока не пропал, еще ничего не значит. Присс нельзя оставлять одну!Джейкоб расправил плечи, словно я в чем-то его обвинял.– Я отдал строгий приказ, чтобы Присцилла никуда не отлучалась из офиса и никуда не ходила одна. – В голосе его появились воинственные нотки. – Представь, я ведь не глупец! И понимаю, что это еще может случиться.Ну и ну! Что бы я ни сказал, Джейкоб, похоже, понимает любые мои слова превратно. То ли у него прескверное настроение, то ли я обладаю завидным качеством невнятно излагать свои мысли. Не находя слов, я прибегнул к испытанному средству, которым всегда пользуюсь в подобных ситуациях. Промолчал.Джейкоб немедленно воспользовался этим.– Прежде чем прийти к тебе, я заглянул к шерифу. Верджил заинтересовался этой писулькой, но стоило мне сказать, что Присс никуда не делась, как он тут же отмахнулся от меня. Можешь себе представить?Честно говоря, я мог.Джейкоб встал и подошел к окну, из которого открывался чудный вид на здание окружного суда. Стены из красного кирпича, игрушечная башенка с часами и арочные окна прекрасно сочетались с белыми садовыми скамейками у фасада. По соседству с судом пристроился и наш городской банк – массивные гранитные колонны и высокие стрельчатые окна, призванные защитить обитателей банка от солнечных лучей. Девятнадцатый век, да и только. Никаких тебе банкоматов и машин у входа. Наш банк определенно считал, что если тебе нужны деньги, то лучше прийти на своих двоих и получить денежки у старорежимного клерка, а не у бездушной железяки.Утренние солнечные лучи косо падали на здания суда и банка, отбрасывая на их старомодные фасады длинные голубоватые тени. Чужаки, неведомо каким ветром занесенные в Пиджин-Форк, обычно спешат объявить, что наш городок выглядит очаровательно.Однако Джейкоб не выглядел ни очаровательным, ни очарованным. Он скорее выглядел возбужденным, энергично размахивал руками и брызгал слюной. Глядя на него, я спросил себя, может ли у мужчины шестидесяти с гаком лет наблюдаться предменструальный синдром.– Знаешь, что сказал мне этот болван шериф? – выдохнул Джейкоб. – Он заявил, что ничего не в силах сделать, пока преступление не совершено! Можешь себе представить, приятель?Я вновь не смог придумать, что ответить. Мне всегда казалось, что правоохранительные органы именно так и работают – сначала преступление, потом поимка преступника. Никак не наоборот.На лбу у Джейкоба вздулась вена. Уродливая, синюшная, она дергалась и пульсировала.– Успокойтесь, мистер Вандеверт, – заговорил я тем самым умиротворяющим тоном, который совершенно не умиротворил его невестку Лизбет накануне вечером, – нет никаких причин для расстройства. Напротив, есть все основания полагать, что это всего лишь розыгрыш.Джейкоб подозрительно уставился на меня. Казалось, в его и без того горящие глаза кто-то плеснул бензином.– Розыгрыш?! Что ж, если здесь нашелся мерзавец, решивший позабавиться со мной, я хочу знать, кто это! Слышишь? Я хочу знать!! – Вена на лбу Джейкоба явно собиралась пуститься во все тяжкие. – Для того-то ты мне и понадобился! Я хочу, чтобы ты выяснил, кто за этим стоит! Не позволю, чтобы люди хихикали за моей спиной. Не позволю!Иными словами, Джейкоб не хотел слышать, как Мельба со своими подружками судачит о его женитьбе на особе, которая лет на тридцать моложе, чем он.– Мистер Вандеверт, – сказал я все тем же умиротворяющим тоном, – будет непросто установить, кто за этим стоит. Если только что-нибудь действительно не случится. Чего, я уверен, вы не хотите…Джейкоб вновь меня перебил. Создавалось впечатление, будто его совершенно не интересовало, что я говорю.– И еще я не хочу, чтобы люди вообразили, будто я не могу о себе позаботиться! Я не собираюсь выбрасывать сто тысяч долларов на подобную глупость.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...