ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Впрочем, он был не прочь сыграть роль не только миротворца, но и поджигателя. Он был достаточно стар и влиятелен, чтобы позволить себе это и не бояться последствий. Бывшие партнеры по сомнительным сделкам, закончившимся провалом. Противники в феодальных войнах олигархов, супруги, разочаровавшиеся друг в друге (слово, заменившее в Беверли-Хиллз термин «разведенные»), безжалостной волей Ливингстона сталкивались на поле сражения личных амбиций. С целью усугубить чувство оскорбленного достоинства у некоторых столы были бестактно пронумерованы от первого до тридцатого, и не надо было быть профессором математики, чтобы уяснить, кто выше по иерархии, а кто ниже. Роберт Хартфорд стоял поодаль, отдельно от взбудораженной толпы. Рука, чуть придерживающая его за локоть, служила веским доказательством того, что ему ни к чему суетиться. Первый помощник менеджера отеля, Мартин, сообщил ему:– Ваше и мисс Кристины место за столом мистера Ливингстона. Если вы последуете за мной, я провожу вас туда.Стол Ливингстона, под номером первым, размещался в центре у самой площадки для танцев, и, несмотря на то, что не существовало помоста и специального освещения, было очевидно, что этот стол и есть Первый. Ливингстон уже находился там, гордо возвышаясь над предназначенным ему стулом. Он приветствовал Роберта, сделав легкий приглашающий жест.– Роберт, дружище, рад тому, что ты смог сюда выбраться. А это, должно быть, Кристина. Когда-то я качал тебя на коленках, дорогая. О, да это было так давно.Роберт оглядел стол. Он не увидел именных карточек. Личности его соседей были пока окутаны тайной. В нормальной ситуации такое могло стать поводом для раздражения, но суть празднества, затеянного Ливингстоном, как раз состояла в том, что оно походило на беспроигрышную лотерею, где на каждый билет выпадал «Роллс-Ройс». И все-таки, кто они? Франсиско ничего не предпринимает просто так. Он явно приготовил для себя развлекательную программу, но какая роль отведена в ней ему? И если Франсиско собрался развлекаться, то почему не радоваться моменту и ему, ощущать снова вкус к жизни? Все чудесно, чудесен праздник, и сказочно прекрасно личико девушки по имени Паула, которое методично возникало в его воображении, стоило только ему подумать о ней.– А вот и Барбра. Дорогая, ты выглядишь божественно.Барбра Стрейзанд действительно выглядела богиней. Облаченная в наряд от Скази с желтыми бриллиантами, с высокой прической – творением Виктора Видаля, она, словно ангел, прервавший на время свой полет, грациозно опустилась на место справа от Ливингстона. Немало таланта потребовалось, чтобы не только стать суперзвездой, но и выглядеть таковой вне экрана.– А вот и Дэвид! Присаживайся рядом с Барброй, старина. Вы, конечно, знакомы и, я уверен, оба знаете Роберта Хартфорда и его дочь Кристину. Дэвид Плутарх сделал себе состояние на том, что связал нас напрямую с небесами, запустив туда кучу спутников. Так или иначе, он наша звезда в области связи , что в некоторой степени связывает его и с Робертом, и с Барброй. Ха-ха, вышло складно, не так ли? Да! А, и ты здесь, дорогая! Вот оно, наше связующее звено, как я осмелюсь выразиться. Пожалуйста, вот место для тебя между мною и Робертом. Разреши, я тебя представлю. Кто еще не знаком с Каролин Киркегард?Она нависала над столом, как джинн, выпущенный на волю из лампы Аладдина. На ней был смокинг, но он никак не напоминал мужской вечерний костюм. Изделие Донны Каран поражало чудовищной шириной плеч. Они и так были массивны, но модельерша еще больше подчеркнула их. Шелковая отделка изгибалась изящной линией, но великолепная задумка и мастерски сделанная работа оставались незамеченными, так как все внимание отвлекала на себя картина, которую они обрамляли. Каролин Киркегард была обнажена от могучей, как столб, шеи до пуговицы чуть ниже пупка. Громадные, плотные, как две дыни, груди были бесстыдно открыты на всеобщее обозрение. Контраст угольно-черного, облегающего фигуру, как гигантский презерватив, «наряда» и молочно-белого тела производил впечатление воистину незабываемое. Бедра, широко раздвинувшие фалды смокинга, походили на две колбы песочных часов невероятных размеров. Ресницы и брови, густые, как у Хемингуэя, были основательно подкрашены, а глубоко посаженные, бездонные глаза обведены ярко-лиловым, что, впрочем, как ни странно, создавало некую напряженную гармонию с кроваво-красными очертаниями ее губ. Несмотря на клоунское обилие грима на лице и комическую вычурность одеяния, от нее веяло чем-то угрожающим. Ее присутствие тревожило нервную систему. Над всем столом словно нависло радиоактивное облако.Роберт невольно отшатнулся, но Ливингстон указал Каролин на место рядом с ним, и она, не церемонясь, согласно кивнула головой. Он, Роберт Хартфорд, когда-то безжалостно прервал кинематографическую карьеру этой женщины. Однако Каролин Киркегард, подобно птице Феникс, вышла невредимой из пламени, которое он с садистским удовольствием разжег, да еще обрела непонятную власть над людьми. После того как он демонстративно покинул ее идиотское представление, культ этой жуткой дамы все укреплялся, она набрала силу, но что она делает здесь ? Какого дьявола она затесалась в компанию с Барброй Стрейзанд, Ливингстоном, Плутархом?Его мысль вдруг застопорилась, когда он встретился взглядом с мужчиной, чьи глаза горели от страсти, словно неоновая реклама. Плутарх! Он смотрел на Каролин, как жертва колдовства смотрит на соблазнившую его чародейку. Был в его взгляде плотский голод и рабская преданность, смешанная с гордостью за то, что им владеет столь могущественное существо. Все стало ясно. Дэвид Плутарх и Каролин Киркегард стараниями дьявола сблизились, а это означало, что ей рукой подать до его миллионов, что его возможности, престиж, влияние – все теперь в ее распоряжении. Роберт тяжело вздохнул. Он обречен провести с ней в одной клетке ближайшие пару часов. И нет никакой возможности отсюда сбежать. Ливингстон никогда не простит ему, а то, что Роберт так жаждет заполучить в свои руки, уйдет от него навсегда. Распределением мест за столом занимался лично Ливингстон и часто проявлял при этом неоправданную жестокость, но все-таки почему Киркегард усадили рядом с Робертом? Знал ли Франсиско – а, впрочем, он знал все – историю взаимоотношений Роберта с Каролин. Если так, то что заставило его свести их вместе? Что за этим кроется?– Я не уверен, Каролин, что вы не встречались с Барброй, но, вероятно, не знакомы с Робертом Хартфордом, потому что вы впервые в нашем тесном кружке. Мы должны поблагодарить Дэвида за счастье видеть Каролин среди нас.В тоне его речи ощущалось удовлетворение, самодовольство фокусника, удивившего тех, кого уже трудно чем-нибудь удивить.– Привет, Роберт, – произнесла Каролин.Она опустила голову и уставилась на свой стул. Роберт чуть подвинул стул к ней привычным движением воспитанного мужчины. Мгновенно он осознал всю значимость своего поступка. Он проявил галантность к женщине, которая ненавидит его. Каким-то образом она «заставила» его сделать это. Первое очко за ней. Второго очка она не получит.– Мы знакомы еще с «Ангелов в небесах», – сказал он.– Да, вы разрушили мою актерскую карьеру, Роберт. Но, возможно, вы оказали мне благодеяние.Она обратила на него свою улыбку жалящего скорпиона – если скорпионы вообще улыбаются.С любознательностью достаточно разумного человека он попытался разобраться в своих чувствах по отношению к ней. Физически она по-прежнему его отталкивала. Она была слишком тяжеловесна, злобна и пугающа. Он не выносил ее наглой самоуверенности. Он вышвырнул ее из кино, потому что исходящая от нее энергия действовала ему на нервы, а еще потому, что ее харизма стала вдруг соперничать с его, и обе они были несовместимы. А это имело не меньшее значение при работе в Голливуде, чем деньги и приобретенная ранее устойчивая популярность.– Я была удивлена, заметив вас среди зрителей на одном из моих выступлений, кажется, в этом же зале, – сказала Каролин. Опять ее улыбка впрыснула в него порцию яда.Смысл ее слов был понятен. Прошлое – это уже древняя история, но «забытое» совсем не означает «прощенное», хотя обиженная персона возвысилась над своим обидчиком настолько, что у нее теперь есть своя аудитория, и таким, как Роберт Хартфорд, приходится взирать на нее откуда-то из задних рядов.– Да, моя дочь затащила меня туда, – он сделал паузу перед тем, как продолжить. – Но на меня представление не подействовало… почему-то.Последнее словечко он выделил с подчеркнутым сарказмом.– Я рада, что таких, как вы, было немного.Поединок глаз и улыбок продолжился.Она наклонилась, чтобы взять бокал с водой, разрез на ее костюме распахнулся еще шире. Роберт глазами устремился туда. Он не мог удержаться, так же, как и Ливингстон, устремивший взгляд на другую грудь. Обе груди сразу охватить взором было невозможно.– Что за слухи о том, что ты, Франсиско, продаешь «Сансет»? – вступила в разговор Барбра Стрейзанд.– О, Барбра, с тобой нельзя соревноваться на аукционе. Ты подхватываешь на лету все, что таится лишь в мыслях. Я собирался произнести по этому поводу несколько слов в конце ужина. Моя речь будет испорчена, если я вытащу из шляпы кролика раньше времени.– В таком случае я скажу, что есть очень симпатичные люди, которые нацелились на покупку. Я не вынесу, если наш «Сансет» станет еще одним звеном в цепи безликих отелей.Она со всем своим актерским мастерством показала, как это будет ужасно.– Почему бы нашему милому Плутарху не приобрести его? Я уверена, что он ничего здесь не изменит, и мы будем по-прежнему приходить сюда, как в родной дом. Мы даже забальзамируем тебя, Франсиско, и поместим за стойкой, а каждый раз, когда придем сюда ужинать, будем касаться твоей ноги, как прикладываются ради удачи к копыту конской статуи игроки в «Отель-де-Пари» в Монте-Карло.Ледяное молчание воцарилось за столом. Плутарх занялся изучением своей салфетки. Улыбка скорпиона застыла на губах у Киркегард. Роберт Хартфорд так сжал губы, что они образовали тонкую черту на его окаменевшем лице.Смех Франсиско, нарушивший молчание, был вкрадчивым, но совсем не добрым. Он отвлекся, встречая новоприбывших гостей.– Как раз вовремя, Дональд, – сказал он, привстав. – Барбра прямо за столом уже проводит аукцион по продаже моего отеля. Ты как раз успел, так что принимай участие. Йована, ты, как всегда, очаровательна. Конечно, все знакомы с супругами Трамп, потому что супруги Трамп знакомы со всеми.Каролин мысленно оценивала свои шансы. Плутарх уже стал ее собственностью. Она требовала от него отель, и он обещал, но все-таки последние остатки здравого смысла удерживали его от этой сделки. Пока Ливингстон не назвал свою цену, но на встрече накануне поздней ночью Плутарх внутренним чутьем проницательного бизнесмена угадал, что у него есть конкурент, и причем серьезный. Каролин намеренно не разделяла с ним его тревог. Однако сомнение шевельнулось в ней, когда она узнала, что Дональд Трамп – есть та персона, которая заинтересована в покупке отеля. Он владел отелями везде, по всем меридианам и параллелям земного шара, но внедриться в Беверли-Хиллз ему пока не удалось. «Сансет-отель» стал бы жемчужиной в его императорской короне.Вслед за парочкой Трампов подошли еще двое гостей, и были они тем удивительны, что были совершенно безлики.– Познакомьтесь, Генри и Фреда Копе-Кокс. «Кокс и Плейфер» – лучшая адвокатская фирма Западного побережья, по моему непросвещенному мнению. Фреда и Кокс пришли последними, но это не означает, что они последние в нашей компании.Таким неуклюжим каламбуром Ливингстон ясно показал собравшимся истинное положение в списке «последних» гостей.Все пришли к единому заключению – Франсиско продает отель. Покупатели собрались здесь за столом. По этому поводу приглашен и стряпчий с супругой. Но неужели Великая Сделка свершится именно здесь, в разгар праздника?Следующая реплика Франсиско развеяла все сомнения.– У меня появилась идея, – заявил он после того, как десять серебряных вазочек, заполненных белужьей икрой, одновременно опустились на скатерть и десять официантов склонились, наливая в рюмку «Столичную» из запотевших бутылок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...