ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Почему бы нам немного не пофантазировать? Пусть все поочередно выскажутся, что намерены сделать, если «Сансет-отель» станет их собственностью. Я, естественно, в игре не участвую.Он сделал эффектную паузу и вызвал первого игрока:– Барбра?– Я вышвырну всех постояльцев и буду пользоваться отелем в одиночестве. Меня устроит, если персонал, неплохо обслуживающий четыреста гостей, сосредоточит внимание на мне одной.Все рассмеялись с чувством облегчения. По крайней мере, она не серьезный соперник.– Каролин?– Я буду проводить здесь семинары нашего движения и просвещать постояльцев отеля. «Сансет» станет центром новой вселенной.– Дэвид?– Подписываюсь под словами Каролин…– Йована?– Я бы оставила все, как при вас, Франсиско. У меня не поднялась бы рука тронуть то, что есть само совершенство.– Спасибо, дорогая. Дональд?– Я не прочь бы заиметь недвижимость в Калифорнии. При условии, что продавец не заломит бешеную цену.– Генри?– Я единственный за этим столом, кто материально не в состоянии участвовать в торгах. Я лишь специалист, нанятый следить, чтобы ни одна нежелательная запятая не проникла в будущий контракт и чтобы воля мистера Ливингстона была в нем отражена ясно и четко и не искажалась впоследствии.Супруга адвоката опрошена не была. Ее пропустили.– Кристина?– Заранее согласна с мнением отца, – произнесла она после паузы, но взгляд ее был прикован к Каролин.Настал черед Роберта. Он старался мысленно отделить реальность от вымысла. Была ли это действительно игра или Франсиско был вполне серьезен? Трудно сказать. Старик любил всякие выкрутасы и был не прочь ради забавы поставить в трудное положение даже своих любимых друзей. Сделав глоток водки и подержав жгучее спиртное на языке, Роберт вдруг успокоился и начал ровным голосом:– Я имею за своей спиной всем вам известного Уинти. Он уже представляет, как преобразить наш любимый «Сансет». Я не выгоню Франсиско на улицу, как только что с юридическим изяществом намекнул его адвокат. Я специально построю для него дом на участке земли, отведенном отелю, и он будет постоянным консультантом во всех вопросах функционирования отеля до конца дней своих.– И обещай, что будешь молиться, чтобы он прожил долго-долго, – подсказала Каролин шепотом, который был слышен всем присутствующим, несмотря на шум в зале.– Ты же не веришь в абсолютную смерть, – отпарировал он громко.– Смерть означает перевоплощение.– Надеюсь, кто был дерьмом, дерьмом и останется, – Роберт отбросил всякую вежливость.Франсиско Ливингстон притворился, что не слышит этой перепалки. Он восседал на своем стуле, как птица на жердочке, – старая мудрая сова; ложка, полная черной икры, поднесенная ко рту, подрагивала возле синеватых старческих губ. Он углубился в размышления.Каролин почувствовала, что энергия переполняет ее. Она собралась дать бой. Франсиско, старый хрыч, действует наверняка и продаст свою собственность, без сомнения, Трампу. Она все знала об этом нью-йоркском дельце, но этого знания, к ее сожалению, было недостаточно. Она не знала, в чем его слабое место. Плутарх будет плясать под ее дудку и выложит денежки за отель, если, конечно, Ливингстон не взбесится и не назначит невероятную сумму. Что касается Роберта Хартфорда, то его нелепые притязания она воспринимала как застольную шутку. Он, может быть, и обладает каким-то влиянием в Голливуде, но денег у него раз-два и обчелся. Он игрок из низшей лиги, кинозвезда, возомнившая себя профессионалом на чуждом ему поприще, а по существу, жалкий дилетант. Он одержим сексуальными комплексами, и, если дать ему отпор, красавчик станет смешон, как Микки-Маус.Каролин заглотнула полную ложку икры, и ей показалось, что она так же поглотит и деньги, которые сейчас пачками банкнот и вожделенными чеками будут выброшены на черную скатерть. Ей даже захотелось протянуть руку помощи человеку, который когда-то ее смертельно обидел.– Ваша дочь прелестная девушка.Роберт насторожился.– Она часто посещала мои собрания. Вам это известно?– Да. Я считаю, что они поучительны. Вы можете быть довольны собой. Нищим и неудачникам нет места в царстве будущего! Вполне актуальный лозунг. Не упомянуты лишь освенцимские печи!– Но ведь Кристина никакая не неудачница. Не так ли, Роберт?– У нее нет собственных денег.– Зато есть богатый отец.– Займись своей семьей, Каролин, если ты вообще родилась нормальным способом от мужчины и женщины.Она хихикнула так мерзко, что его пронзило электрическим током.– Туше! Ты попал в точку, Роберт! Но семья – лишь обуза для такой, как я.Ее слова почему-то настроили Роберта на философский лад. Каждый человек выбирает себе путь в жизни, подчас неосознанно, но этот выбор уже навсегда, до смертного порога, определяет его судьбу. Кто-то ползет тихо и медленно, как улитка, огибая препятствия, кто-то бездумно через них скачет, а кто-то взлетает и летит над мусорной кучей, которую представляет собой жизнь. Каролин предпочла последний вариант, рискуя шлепнуться с высоты в дерьмо, но ведь таков же и он, Роберт Хартфорд. Оба они – грешные, тщеславные, неуемные души. Разница лишь в том, что он парит (как ему казалось) в светлом небе, а она чертит виражи в мрачных грозовых тучах. Власть Роберта над людьми зижделась на сексуальном обаянии. А на чем строит свою карьеру она? Как раз на антиобаянии. На болезненной, постыдной, но также сексуальной тяге подсознания к уродству. И на огромной силе воли, наглой энергии, страсти подчинять и властвовать.Каролин смотрела на него и догадывалась, о чем он думает. Она обладала чувствительной антенной, которая улавливала исходящие от него волны. Но точно такая же антенна была и у него, и на эту антенну наваливалась ее враждебная сила.Она была так громадна, так красива и так безобразна одновременно, так страшна своими мускулами и своим строго направленным в определенную точку безумием, своей изощренной хитростью и ледяной жестокостью. Смог ли бы он ее трахнуть? Насильно, с воплями, с борьбой, а потом с криком наслаждения – хотя бы один раз, чтобы избавиться от гадкого наваждения.«Нет, не сможешь, – передал ему ее взгляд, – но попытайся, попробуй. Такая схватка была бы забавна. Но ты ничего не добьешься и будешь унижен».Вслед за черной икрой на столе появился морской язык, выловленный утром в Северном море и проделавший стремительное путешествие из Европы на сверхзвуковом лайнере. А чуть позже подан был бифштекс «а-ля Веллингтон» и соус «Старый моряк» – секрет кухни «Сансет-отеля». Франсиско Ливингстон привстал со стула, и тотчас людской гул стих.Даже стоя Ливингстон лишь чуть-чуть возвышался над головами сидящих – щуплый, безупречно одетый старик, но голос его сохранил властные патрицианские интонации.– Дорогие друзья! Дорогие мои друзья! – лгал он. – Спасибо вам, что вы откликнулись на мое приглашение. – Он сделал паузу, подобно гончей, вынюхивающей след лисицы. – Мы столько справляли здесь праздников, столько устраивали приемов за эти долгие годы, но сегодня я с грустью говорю, что этот вечер последний.Словно ветер в ивах, шелест пробежал по залу.– То, что я собираюсь сказать, наверное, удивит некоторых из вас. Вы можете подумать, что я без нужды драматизирую ситуацию. Меньше всего мне хотелось бы испортить вам ужин, который я долго и тщательно планировал в надежде доставить вам удовольствие, но факты – упрямая вещь. Я старый одинокий человек. Возможно, многим из вас это покажется смешным, но мне не с кем поговорить, а мне есть что сказать. Поэтому я решил сказать это всем, всем сразу, всем моим друзьям, которые скрашивали до сих пор мою жизнь, а «Сансет-отель» превращали в самое радостное место на земле…«Кончай тянуть резину», – мысленно приказала Каролин.– Не так давно я навестил своего врача, что делаю время от времени, когда банк извещает меня, что я могу на это раскошелиться.Аудитория засмеялась, но несколько принужденно.– И знаете, что врач сказал мне?Все молчали. Никто не знал, но некоторые догадывались.– Он сказал, что я умираю.Шепот, отдельные возгласы, гул в зале. Ливингстон терпеливо ждал, пока голоса утихнут. Когда он вновь заговорил, тон его стал благодушно-доверительным.– Он был весьма откровенен. Год-два я еще протяну. В лучшем случае, три.У Каролин от возбуждения глаза вспыхнули адским пламенем. В голове Плутарха бешено заработал калькулятор. Оба сделали один общий вывод. Франсиско без промедления продаст отель тому, кто первым выложит деньги на стол. Плутарх едва поборол желание схватить старикана за руку и тут же сунуть ему в ладонь задаток.Роберт думал о том же, что и они, но сердце его упало. Он чувствовал, что приз ускользает от него.– Выслушав такое пророчество, я решил в качестве шутки устроить маленький «черный праздник», чтобы немного позабавиться, справляя траур по самому себе. Возможно, я погрешил против хорошего вкуса, но идея эта уж очень щекотала мою фантазию, а когда знаешь, что дни твои сочтены, даже от щекотки не стоит отказываться. Ведь часто она связывается с воспоминаниями о приятнейших моментах, согласитесь, а таких, честно признаюсь, в моей жизни было немало.Нервный смешок пробежал по залу. Своей затеей и речью Франсиско Ливингстон укрепил свою репутацию большого оригинала.– В результате я принял решение расстаться с делом всей жизни, скинуть с плеч своих приятную, но тяжелую ношу. Я продаю «Сансет-отель». Пожелайте мне удачи, а также счастливого пути на тот свет. Я люблю вас всех!Абсолютно неожиданно он прервал свою речь и опустился на стул.
Правая рука Роберта все еще подрагивала, в ушах звенело, ноги словно не касались пола. Он вспоминал прикосновение иссохшей, как древний пергамент, кожи пальцев, искривленных артритом, пожатие, как бы говорящее безмолвно: «Я доволен. Я доверяю тебе. Не подведи меня». И Роберт, внутренне посмеиваясь, прокладывал путь меж задрапированных черным столов навстречу своему новому предназначению. Он улыбался, раскланивался, делал руками приветственные жесты, но не задерживался ни на мгновение, даже не замедлял шаг. Его намерения были слишком серьезными. И дела обстояли даже слишком хорошо. Он должен был немедленно отыскать Уинти. Он должен был сообщить ему, что только что приобрел «Сансет-отель».На столы уже подавалось кофе и ликеры, и площадка для танцев заполнилась парами. Где же этот чертов Уинти? Вряд ли он танцует. Скорее он где-то присосался к бокалу с выдержанным столетним французским коньяком, который Ливингстон приказал подавать заодно с ликерами.А вот и он. Сидит в полном одиночестве. И занят именно тем, что и предполагалось.– Уинти!– Роберт! Привет, старина. Господи, что за бомбу он подорвал! Все-таки у старикана есть яйца, пусть даже черные, как все вокруг. Жутко, конечно, знать, что тебе уже отмерен срок. Бедняга! Но это не испортило мне аппетита. Потрясающий ужин. А ты что скажешь?Роберт схватил Тауэра за плечи.– Кто владелец «Сансет-отеля»?– Бог мой, Роберт, ты тоже нализался. Я не удивляюсь. Вино здесь выше всяких похвал. Где только Ливингстон раздобыл его? Наверное, он уже заранее заимел связи в потустороннем мире.– Я купил его! – крикнул Роберт.– Кого? Что? Что ты пил? Если то же, что и я, то, значит, мы с тобой наравне. Я собираюсь отчаливать скоро, если только не принесут еще коньяку. Жаль с ним расставаться.– Послушай, меня, Уинти, послушай! Я только что купил «Сансет». Я заключил словесное соглашение с Ливингстоном, засвидетельствованное его адвокатом. Это все официально. Отель принадлежит мне.В разгоряченном мозгу Роберта прокручивались волнующие видения. Плутарх отреагировал первым, едва только Ливингстон сел на свое место. «Я заинтересован в покупке, – сказал он. – Назовите только цену». И он улыбнулся Каролин, гордый тем, что смог проявить подобную решительность на глазах у своего кумира.– Я бы предпочел сперва услышать ваше предложение, – попросил Ливингстон.– Сто шестьдесят миллионов.Сердце Роберта остановилось, как только он осознал, что никогда не сможет побить ставку Плутарха. А у того глаза засветились торжеством, когда Ливингстон повернулся к Трампу, но Трамп лишь молча покачал головой.– Роберт?Роберт почувствовал на себе взгляд Каролин. Она уже наслаждалась его поражением.– Я не могу перекрыть названную сумму, – произнес он, не поднимая глаз.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
 Окуджава Булат Шалвович - Приключения секретного баптиста 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Емец Дмитрий Александрович - Таня Гроттер - 13. Таня Гроттер и Болтливый сфинкс - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Бишоп Зелия - Локон Медузы - читать книгу онлайн