ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Голубые глазки горели огнем, а густая грива черных волос живописно растрепалась после бешеной поездки по каньону в открытом «Мерседесе» на встречу с мужчиной своей мечты. Косметика на ее личике была умеренна и профессиональна, причем наложена мастерски. Девочка – явно не дешевка.Джами увидела по его глазам, какое впечатление она произвела на полуобнаженного мужчину. У нее заранее была заготовлена речь. Она обратится к нему, как к своему возлюбленному, и постарается убедить его, что они уже были влюблены друг в друга много веков назад. И пусть ее слова покажутся ему странными. Она этого не боялась, но желательно слова и объяснения отложить на потом, а сначала обратиться к действиям.Она видела перед собой не дряхлого, смешного старика, но полководца атлантов, которому суждено вскоре умереть. Осталось мало времени, чтобы одарить его сказочно-драгоценным даром своей девственности и получить от него ответный мужской дар. Любовная влага уже исходила из нее, ожидание становилось мучительным.Перехватив алчущий взгляд Ливингстона, она уже не отпускала его. Одежда как бы сама собой спадала с ее плеч и бедер – дорогостоящие предметы, созданные лично для нее великим кутюрье, включая трусики. Фирма произвела их в одном экземпляре, то есть дюжину в пакете, но только для очаровательной Джами. Все это падало на ковер, колыхаясь, словно осенние листья.Обнаженная, она застыла в неподвижности, подобно статуе, воплощающей совершенство женской красоты. Ее груди, дерзко устремленные вперед, слегка позолотило калифорнийское солнце, а розовые соски напоминали омытые морскими волнами перламутовые раковины.Представив Франсиско возможность насладиться зрелищем, Джами пошевелилась. Она приподняла ладонями упругую плоть грудей, тронула пальчиками соски, осторожно сжала их, заставляя усилить приток крови, отчего они затвердели и налились.«Тебе нравится мое тело? – вопрошали ее глаза. – Ты хочешь меня, как хотел тогда, в той далекой жизни?»Сам воздух в комнате был пронизан токами ее желания. Правая рука Джами коснулась влажных волос на лобке, откуда и струилась эта энергия. Возбуждая себя, она ощущала, что сама становится источником силы, неумолимо притягивающей к ней Франсиско. Глазами она пожирала свою жертву. Он целиком и полностью принадлежал ей так, как никто и никогда раньше. Его поникшие плечи, его раскрытые губы, жадно ловящие воздух, говорили об этом яснее любых слов.Время пришло. Время исправлять вчерашние ошибки и на крыльях великой любви устремиться в завтрашний день.– Иди ко мне… – прошептала Джами. Глава 10 Паула стояла в очереди в кассу «Плаза-Синема», погруженная в свои невеселые мысли.Она приехала достаточно рано, чтобы успеть найти место для парковки как раз напротив входа, но уже тогда очередь вилась змеиными кольцами вокруг кинотеатра. Она старалась глубоко вдыхать вечерний воздух, успокаивая себя перед тяжким испытанием, каким представлялось ей свидание с кинозвездой, пусть и не личное, а лишь суррогат свидания. Шатер неба над нею изменял цвет, из голубого превращался в синий, из-за гор наползали тучи. Слава богу, скоро стемнеет, и никто не сможет уследить, как она совершает поступок, которого сама стыдилась, а именно опять встретится с Робертом Хартфордом.Миллион раз Паула пыталась проникнуть в суть того, что случилось с ними обоими до того, как он исполнился внезапным и необъяснимым отвращением к ней. Что это было? Или не было ничего? Или что-то незначительное? Пустяковый всплеск настроения, не более?Нет. Он не просто заинтересовался ею, он выглядел так, словно его околдовали, вынули из этого мира и перенесли в какой-то другой. Вокруг них возникло поле особой близости, не допускающее проникновения туда никого из посторонних. Они отделились от всех и стали единым существом в те мгновения, там, возле бассейна в парке «Сансет-отеля».Конечно, Роберт Хартфорд слыл легендарным волокитой. Возможно, он решил еще раз попрактиковаться и выбрал ее в качестве объекта. Но Паула решительно отвергала такие мысли. Из всех проблем, с которыми она сталкивалась, недооценка своих достоинств не попадала в список. Она знала, что красива, что обладает способностями и в скором времени многому научится. Ей было присуще чувство победителя, что так необходимо для успеха в жизни. Роберт Хартфорд разглядел в ней эти качества и оценил их.– Паула?Голос нарушил ход ее мыслей. Паула резко повернула голову.– Кристина?– Привет! Вот уж кого не думала здесь встретить.Кристина Хартфорд была искренне удивлена, но в ее тоне не ощущалось враждебности.– Вздумалось заскочить в киношку. – Паула принужденно засмеялась.– На фильм моего папаши? – Кристина с лукавством склонила голову набок. Пара-тройка соседей по очереди навострили уши, но это был Лос-Анджелес, где не принято открыто выказывать свое любопытство.– А ты тоже пришла за этим? – Паула вложила в вопрос достаточно сомнения в том, что дочь так уж горит желанием смотреть фильмы с участием отца.Кристина не уловила иронии.– Я всегда смотрю все его фильмы. Он просит меня отмечать реакцию зала и докладывать ему. А ты одна? Можно, я присоединюсь к тебе?Кристина угадывала в Пауле решительную и волевую натуру, и это притягивало ее. Она не ревновала и не завидовала Пауле. Наоборот, сияние ее красоты и то, что она хоть и юный, но вполне самостоятельный человек, Кристину восхищало. Ей хотелось сблизиться и проникнуть в характер этой почти незнакомки, а в свою очередь Паула также пыталась найти правильную линию поведения с дочерью Роберта.Просто увидеть звезду на экране – одно, а сидеть и смотреть фильм вместе с его дочерью – это уже совсем другое. Но приглашение исходило от Кристины, и какой смысл было отвергать его с ходу?– Почему нет? – пожала плечами Паула и кивнула в сторону змеящейся очереди. – Только ты станешь стоять за билетами?– Я имею некоторые преимущества как дочь звезды, да и ты тоже. – Кристина вроде бы пошутила, но это у нее не вышло, и в ответ на вопросительный взгляд Паулы она пояснила: – Ты можешь пройти как подружка отца.Паула вообще легко краснела, но сейчас ее лицо стало пунцовым.– Что за чепуха?– Ты же подружка папы, разве не так? – В глазах Кристины озорно сверкнули искорки.– Разумеется, нет. Я почти его не знаю.– Не дури, я же была на вечеринке Ливингстона. Помнишь? Там произошло нечто невероятное. Только не подумай, я против тебя ничего не имею.Паула улыбнулась ей в ответ, изображая полную искренность.– Мне самой было бы интересно узнать, что там произошло, но я ничего не знаю. Мы с твоим отцом с тех пор не встречались.Кристина вздохнула с облегчением. Она поверила в честность Паулы. Ей очень не хотелось, чтобы такая девушка, как Паула, уже была в списке отцовских побед. Впрочем, она не возражала бы, если б это и случилось, но не так сразу.– Во всех фильмах папа изображает мужчину, с первого взгляда завораживающего женщину. Он и тебя поразил молнией у бассейна или мне показалось? Что повлияло сильнее? Он или его фильмы, которые ты видела, плюс его репутация победителя?– Кристина, не говори так громко, а еще лучше – заткнись.Паула была предусмотрительна. Очередь уже стала обращать на них внимание, угадывая каким-то необъяснимым чутьем их причастность к кинематографическим кругам.Кристина перешла на шепот:– А знаешь, почему такая очередь на его фильмы? Люди хотят разгадать секрет, почему и кого мой папочка трахает, а кого отвергает. Папа признает только совершенство – и в выпивке, и в одежде, и в женщинах.– Значит, ему все равно, что тряпки, еда и выпивка, что женщины?– Ну да! Таков его образ жизни. И это всем нравится. После Мэрилин Монро он следующий секс-символ, но только в штанах. Любовь для него как пища и питье. Проглатывает и тут же забывает.– И так же было с твоей матерью?– Нет уж, с мамочкой было совсем не так. – Кристина хихикнула. – Их брак был таким скоротечным, что я уж не знаю, как они успели впопыхах зачать меня.– Поосторожней, Кристина, ты говоришь о своих родителях, – посчитала нужным одернуть дерзкую девчонку Паула.– Да ладно. Папа у меня такой хороший. Я даже в него немного влюблена. Рядом с ним мне легко и весело. А вот мамочка никак не может смириться, что скатилась с верхней строчки списка до самой нижней. Она была красива, и характер был у нее, наверное, неплохой, но уж слишком ей хотелось командовать, а папа это раскусил и быстро смылся.Он предпочитает иметь дело со слабыми и только с ними ощущает свою силу. Поверь мне, он хоть и взрослый и, казалось бы, опытный мужчина, а в сущности избалованный женским вниманием тинейджер, и никого пока не нашлось, кто бы обучил его истинным чувствам. Я не могу, например, даже вообразить, чтобы он влюбился в кого-то по-настоящему, как случается, пусть однажды, со всеми, и женился, обзавелся детьми. Иногда я думаю, что появилась на свет в результате какой-то ошибки. Я называю его «папа», а он смотрит на меня, как на сумасшедшую. Судьба вздумала пошутить над ним, но за шутку расплачиваюсь я.– Да, наверное, ты права, – согласилась Паула, впрочем, не совсем уверенная в правоте Кристины. Хотя Роберт Хартфорд вряд ли идеальный папаша и вообще хороший человек, но ей страстно хотелось услышать о нем как можно больше, причем именно из уст Кристины. Она решила ловким обходным маневром заставить дочь продолжить разговор об отце.– А как создается кино?– Жуткая нервотрепка и ничего интересного.– А потом… в результате?– Погоня за цифрами кассовых сборов.– А как этот фильм? Он прокатывается удачно?– На первой неделе была сплошная давка. Стопроцентная посещаемость. Это показатель кассовости звезды. На второй снижение всего на шесть процентов. Вторая неделя все и определяет. Можно рассчитывать на сто миллионов зрителей за год проката.Кристина была полна энтузиазма и гордости за своего отца.– Что ж, посмотрим, как и чем папуля зарабатывает на жизнь. – Кристина взяла Паулу под руку, и на этом их беседа прекратилась. Они готовились вкусить зрелище, которое волновало их обеих, хотя и по-разному.Обаяние Роберта Хартфорда, на котором и строился весь фильм, было воистину безбрежным. Оно обволакивало зрителя извне, а внутри у Паулы словно запорхали и защекотали шелковистыми крыльями нежные бабочки.Кто был там перед ней на огромном, поднятом ввысь экране? Мужчина, которого она знала и который настолько жаждал совершенства в женщине, что с отвращением и даже испугом отверг ее, едва заметив физический недостаток? Или образ на пленке – чуткий и справедливый и покорный воле женщины любовник, приторный, как пересахаренные сливки? И то и другое? Слияние двух личностей в одну? Или маска, надеваемая на потребу публики?В этом фильме Роберт играл богатого сенатора консервативных взглядов, чья жена была бесцветным увядающим созданием, а любовница – танцовщица с великолепным телом. Налаженный мир его рухнул, когда он узнал, что единственный сын и возможный политический преемник болен СПИДом. Он мучительно долго ищет виновника заразы в среде гомосексуалистов, подозревая сына в порочных связях, но находит лишь несчастную женщину, которая, сама того не зная, стала передатчиком инфекции. И что делает герой Роберта? Он не осуждает ее, не обвиняет в сексуальных преступлениях, а жалеет. Потом жалость переходит во влюбленность. Тут все зрители плачут. Сенатор ради новой любви расстается с карьерой и женой, к которой очень привязан, но которую уже не любит, бросает, мило расставшись, свою любовницу и уходит… Не так как Чаплин когда-то по дороге в «Новых временах», но почти похоже…И все-таки второй образ – фанатичного, безмозглого донжуана, не имеющего никакой другой цели в жизни, как укладывать женщин в постель, – проступал на экране сквозь зыбкую ауру первого. В то время как Паула искала ответы на задаваемые самой себе вопросы, чей-то грубый мужской голос с места перед ней, достиг ее слуха:– Папочка сработал за сынка и получил удовольствие.Паула готова была воткнуть кинжал в мощный затылок сидящего впереди зрителя. Какой-то здоровенный тип точно уловил подтекст роли, сыгранной Робертом, и вдавил ботинком в грязь все кружева, которые ее украшали. Кровь побежала стремительно по ее жилам, будто включился мощный насос.– Ну-ка потише! – прикрикнула она на мужчину, не отрывая глаз от экрана.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...