ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– А какова твоя предельная ставка, Роберт? Все-таки я хотел бы знать.– Сто пятнадцать.Старый лис улыбнулся ленивой, но с некоторой хитрецой улыбкой.– При соблюдении определенных условий я согласен. – Что?! Дуэт Плутарх – Киркегард не получился гармоничным. Он ворвался в достаточно уравновешенную атмосферу застольного разговора, и сразу повеяло чем-то неприличным, слишком бесстыдно откровенным. Ее голос прозвучал на раздражающе высокой ноте и грубо резанул по нервам, его же был сдавлен от величайшего изумления. И это означало первую в жизни Роберта Хартфорда победу в совсем иной области, чем секс и кинематограф.Тауэр хоть и был нетрезв, но рассказ друга глубоко поразил его.– Роберт, но ведь это немыслимо. А что другие соискатели? Я так понял, что он собрал за столом нескольких. Или он валяет дурака?– И для этого пригласил адвоката? И заявляет Плутарху, что не продаст ему отель даже за миллиард долларов? Мол, он не хочет, чтобы «Сансет» попал «не в те» руки. Я думал, что у Плутарха случится припадок.– И сколько ты уплатишь, если не секрет?– Я же говорил. Сто пятнадцать миллионов, но на условиях…– Каких условиях?– Я или мои наследники как минимум в течение десяти лет обязуются не перепродавать отель. Это первое условие. А второе – ты до конца года представляешь план полной реконструкции отеля, всей обстановки и дизайна помещений.– Я?– Ты, конечно. Ты же согласился совсем недавно, и мы обменялись рукопожатиями в присутствии той красивой девушки…Роберт поглядел по сторонам. Где же она? Он желал, чтобы она была здесь и услышала о его триумфе.– Ладно, Роберт, раз я обещал, то сделаю. Причем с удовольствием.– А где твоя помощница?– Где-то тут. А, вот она!– Что у нее, черт побери, с ногой? – не выдержал Роберт.Паула заметно прихрамывала. Чувство жалости охватило его. Он сам удивился, что у него в душе нашлось место для подобных эмоций в момент своего торжества. Он поспешил ей на встречу. Его обеспокоенный вид резко контрастировал с ее счастливой улыбкой.– Что случилось? Вы подвернули ногу?– О! Пустяки. Когда мне было два года, произошел несчастный случай. Одна нога у меня чуть короче другой. Я к этому давно приспособилась. Подумаешь, какое дело!В доказательство она рассмеялась.– Нет, – серьезно сказал он. – Этого не может быть.Паула была озадачена. По ее лицу было видно, что она требует от него разъяснения, хотя вслух она ничего не произнесла.– Я хотел сказать, что это несправедливо.– И все-таки я вас не понимаю.Разве мог он сказать ей правду? Каждая женщина, которую он выбирал для себя, должна быть совершенством в своем роде. Если не совершенством красоты, то обладать ярким, сильным характером или быть сверхзабавной или сверхбогатой. Он выбрал Паулу, он уже успел привязаться к ней. Она была так красива, что просто не могла быть калекой. Это слово взорвалось в его мозгу, как граната, и он мгновенно утерял всякое чувство реальности.– Я имел в виду… Я хотел сказать, что вам надо что-то сделать с этим, – расплывчато пояснил наконец Роберт.Говорить такие вещи молодой девушке было верхом невоспитанности, но то, каким тоном он произнес это, было еще хуже. Отвращение его было явным. Отвращение и даже брезгливость эстета к уродству, чистюли – к грязи, праведника – к грешнику. Слова эти означали, что ее физический недостаток отталкивает его, что он не может хотя бы из вежливости пренебречь им.Все произошло настолько стремительно, что все пребывали в изумлении, но боль, отразившаяся на лице Паулы, молниеносно пробудила у Грэхема ответную реакцию. Он заговорил:– Калеки портят вам настроение, не так ли, мистер Хартфорд? Вы выглядите сейчас так, будто узрели привидение. Вы похожи на одного моего приятеля, который не выносит больниц.– Нет-нет… Я совсем не то подразумевал…Но зачем было оправдываться? Все поняли, что он лжет. Гримаса, застывшая на его лице, доказывала это.– Я собирался потанцевать с вами, но… – Он беспомощно развел руками, изображая крайнее разочарование. Такой жест был бессмысленным, унижающим прежде всего его самого, но Роберт не мог ничего с собой поделать. Он был гадок и смешон в эти мгновения и понимал это со всей ясностью.Со своими эмоциями он справиться был не в состоянии, оставалось только одно – спасаться бегством. Он попятился от Паулы, затем повернулся к ней спиной и рванулся прочь сквозь толпу, мимо танцующих пар, через холл, через сад, покидая неизвестно зачем роскошный дворец – отель, который только что прибрал к рукам.Сады «Сансет-отеля» благоухали, и людской гомон, доносившийся из сияющего яркими окнами главного здания, постепенно стихал, утопая в пышной листве и гроздьях диковинных цветов. Ночной бриз усилился, навевая прохладу, но для Паулы он казался безжалостным селевым потоком, сметающим все ее надежды. Она сидела в расслабленной позе на мраморной скамье, холодившей ее зад сквозь легкий шифон юбки. Теплый, наполненный ароматами воздух ласкал кожу, проникал в поры, взбадривал, напоминал, какая она счастливица, но глухое отчаяние парализовало ее.Стоило ей пройти с десяток ярдов, и она вновь вернулась бы в сказочный мир, но мир этот окончательно поблек для нее, лишившись главного светила. Рядом с ней через некоторый промежуток времени осторожно примостился Грэхем. Он не касался ее, был неслышим и почти невидим в полумраке. Как и все, приглашенные на «адское действо», он оделся в черное, но самоирония и желание, присущее всем лондонским кокни, подшутить над избранниками судьбы подтолкнуло его к пародии, и его вроде бы безукоризненный вечерний наряд выглядел шутовским. Трудно было определить, чем он добился такого впечатления, – может, лишней белой полоской или вышивкой на рубашке, но в этом трюке неожиданно проявился его талант и вкус, а умение поиздеваться над хорошим вкусом уже сродни мастерству.– Не могу поверить, что он так груб, – сказала Паула.В глазах ее были слезы. Она стыдилась их и поспешно, по-детски утирала их кулаком. Ведь совсем недавно она пребывала на седьмом небе от счастья. И вот воображаемый мир треснул, раскололся, распался на куски. Теперь, слабая, несчастная, утерявшая свой прежний гонор, Паула поведала Грэхему о том безумии, в какое она впала.Лунный свет, пробившийся через кроны пальм, чертил на их лицах тревожные тени.– Это колдовство, – лаконично заключил Грэхем, осторожно взял ее пальцами за подбородок и повернул ее личико к себе. Он был поражен страдальческим выражением ее лица, и его самого пронзила боль.– Я хромаю… и что с того? А он… чем я его оскорбила?– Он сам себя оскорбил. Выяснилось, что красавчик Хартфорд – просто свинья. – Грэхема переполняло сострадание. – Послушай меня, Паула. Все, кто здесь собрались, – не люди. Пусть у них деньги или экранный имидж – они все равно фантомы. А Роберт в одно-единственное мгновение разрушил все, что выстраивал годами, стоит это только узнать его поклонникам.– Я больше не буду даже думать о нем, – прошептала Паула. Ее пальцы гладили ткань рубашки Грэхема с отчаянием и надеждой, как когда-то платье матери в поисках утешения от детских обид.– И правильно, любимая моя девочка, – решился произнести Грэхем.– Иногда мои братья подшучивали надо мною, если я вдруг начинала ковылять, но ведь они были совсем маленькие.Грэхем весь обратился в слух. Все, что он знал о прошлом Паулы, было смутное повествование о какой-то жуткой трагедии, и ни он, ни Уинтроп не пытались копнуть поглубже.– Я не рассказывала о своей семье, – как бы отзываясь на его мысли, продолжала Паула. Только что пережитое горе открыло какие-то шлюзы в ее душе. Ей срочно требовалось исповедаться. Голубоглазый парень, сидящий рядом с ней, был так внимателен, так безопасен – насколько она догадывалась о его отношениях с Уинти, – что ей захотелось выплеснуть на него горечь своего прошлого.– Ты не поверишь… но все это правда.Она начала говорить, и лицо Грэхема приблизилось к ее лицу, и его глазами, его губами и кожей впитывалось каждое произнесенное ею слово. А слова связывались во фразы, составившие короткий пересказ ее страшной биографии. Неожиданно Паула заметила странное изменение в выражении его лица. Он стиснул зубы, глаза его ввалились, и глазницы превратились в две черные дыры. Грэхем сжимал и разжимал пальцы, будто в судорогах.Когда она закончила рассказывать, он долго не мог прийти в себя, а потом задал вопрос:– И чем все кончилось?– С утра пошел дождь, загасил огонь и незачем стало вызывать пожарную машину. Ну а потом соседи купили два игрушечных гробика и устроили символические похороны.– И ты не обратилась к шерифу?– Ты что, меня не слушал? Кому я там была нужна?– Прости… Я просто гневаюсь, а гнев не находит выхода. Может быть, мне будет легче, если я расскажу о себе.Он вспомнил о тех пьяных негодяях в пивных лондонского Ист-Энда, которые платили ему жалкие гроши за его красивое, юное личико и за надругательство над его телом. На эти деньги он жил и даже сумел скопить нужную сумму на переезд в вожделенную Калифорнию. Когда-то давно над ним посмеивались дешевки-кокни, девицы из баров, и на нем оставалась печать того унижения. Поэтому теперь он с величайшей осторожностью касался женской руки, опасаясь, что получит брезгливый отпор.– Ты все понял, что я тебе рассказала? – спросила Паула, осушив слезы.– Да, куколка! Насколько мой разум мог вместить этот ужас.– А с тобой случалось подобное? – Ее сухие, но горячие от злобы глаза впивались в его глаза, которые он прятал от нее.– Подобное – да, но не такое страшное.– Значит, тебе повезло. Никто не знает, что творится у меня в голове. Я ведь способна убивать.– Я это понял, куколка.– Когда-нибудь я его убью.Грэхем не спросил кого.– Не думай об этом, Паула. Расслабься.– Как?Он наконец осмелился обнять ее, воплощенную красоту и женственность, ставшую ему вдруг доступной.– Ты выдержал все это, потому что ты сильный?– Может быть.– Я тоже не слабая.– Я знаю, Паула.Она прижалась щекой к его щеке и ощутила исходящее от него тепло.– Я убью его, – пробормотала она, черпая энергию от любящего ее существа. Глава 9 – Я за тобой давно слежу.Изучающий взгляд Каролин ощупывал девушку, проникая сквозь одежду. Джами Рамона поежилась.– Неужели? – недоверчиво спросила она.Она побывала на многих собраниях общества, но никогда бы не осмелилась даже подумать, что для могущественной Киркегард она не просто лицо в толпе. Это польстило ей. Довольная улыбка заиграла на ее губах – знаменитая улыбка Джами Рамона. Хотя ей всего лишь исполнилось пятнадцать, она прослыла лучшей фотомоделью для рекламы губной помады.Но слава и деньги – все отодвинулось на второй план. Джами Рамона сейчас думала только об одном – Каролин Киркегард выделила ее из толпы.– Я все знаю про тебя, – промурлыкала Каролин.Она откинулась на подушки низкого шезлонга, скрестив ноги и дразняще покачивая туфлей без задника из бледной кожи питона.– Неужели? – уже радостно переспросила Джами.Каролин позволила себе глубоко вздохнуть, и ее великолепная грудь заколыхалась под шелковым жакетом от Валентино. Любая поза, любые движения ее были отрепетированы, но выглядели естественными.– Мои духовные руководители мне о многом поведали, а я запрашивала их специально о тебе.Для Джами у нее было подготовлено задание. Когда оно будет выполнено, то Каролин обязательно завладеет «Сансет-отелем».Джами осторожно приблизилась к шезлонгу. Месяцами она добивалась личной беседы с харизматической личностью основательницы движения, но та была отгорожена, словно стеной, бесчисленными секретарями и свитой фанатических приверженцев. Пророчица не откликалась на просьбы о встрече, от кого бы они ни исходили, а если давала согласие, то очень редко, и это воспринималось как особая честь и величайшее благодеяние. И вдруг, как гром среди ясного неба, прямо в студию Грега Гормана, где Джами снималась на обложку «Элль», поступило приглашение. Некая женщина по имени Канга сообщила, что Каролин Киркегард примет Джами сегодня вечером у себя дома в Колдуотер-Каньоне. Джами надлежит явиться ровно в шесть.– А вы можете сказать мне, что вам поведали духи? – любопытство одолевало девочку.– Они сами все скажут тебе позже через меня, но я уже сейчас догадываюсь, о чем ты хочешь узнать. Ты в поисках, Джами, не так ли?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
 Громов Борис 
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
 Варшавский Илья Иосифович - Конференция - скачать книгу бесплатно 
загрузка...
 Джейкс Брайан - Рэдволл - 10. Дозорный Отряд - читать книгу онлайн