ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Сегодня утром я прочитал кое-какие старинные документы времен герцога Бальтрана. Тогда род Серрано еще сохранял пост Верховного иллюстратора. Они обвинили Грихальва в использовании черной магии. И тебе известно, что произошло после нерро лингвы. Если б мы не защищались, семья могла бы разориться, а многие были бы приговорены к смерти.– Эйха, Агустин. Ты, несомненно, прав. Это эффективное средство для контроля над людьми, способными использовать свою власть во вред другим. Но тебе, обладающему Даром, легче смириться с таким положением вещей, чем тому, кто Дара лишен. Я могу лишь быть его жертвой – кому такое понравится?– Ешь свой завтрак. Неужели наша повариха зря старалась.– Ты становишься взрослым, братишка.Элейна закончила завтракать.Теперь она стала относиться к еде с большим уважением – особенно после того, как ей пришлось нарисовать множество голодных лиц. К тому же она всегда любила старую повариху, та в любой момент была готова побаловать младших представителей семьи Грихальва чем-нибудь вкусненьким. Фруктовое пирожное с абрикосами и мускатным орехом оказалось непревзойденным.– Завтра, – сказал Агустин, – я принесу тебе свои новые рисунки.Из коридора донесся приглушенный крик.– Матра Дольча! – Агустин настороженно выпрямился на стуле. Дверь открылась. Появилась Диониса, сжимавшая в левой руке какие-то бумаги.– Агустин, отправляйся в свою комнату! Он спокойно посмотрел на нее.– Нет, мама. Я буду навещать Элейну сколько захочу. Я имею право – я ведь ее брат.– Агустин! Как ты смеешь мне перечить?!Только руки, зажатые между коленями, выдавали нервное напряжение юноши. Элейна ждала взрыва, однако Диониса ее удивила, смирившись с неповиновением сына. Она обрушила весь свой гнев на Элейну.– Гиаберто сказал мне, что ты – ты! – поддерживала предателей-либертистов. – Она размахивала бумагами, в которых Элейна узнала свои рисунки. – Неужели это правда?– Ты не в состоянии сама узнать мои рисунки и попросила помощи у Гиаберто? – Гнев матери задел Элейну гораздо меньше, чем осознание того факта, что Диониса даже не узнает ее руки, – так мало она интересуется живописью дочери.– Прошлой ночью твои любимые либертисты сожгли западное крыло Палассо Юстиссиа! И мы нашли эти… это… эту собачью блевотину. Рисунки распространяли на улицах, и каждый мог узнать работу Грихальва! Если б у тебя оставалась хоть капля стыда, ты испытала бы угрызения совести.– Я использую свой дар, как считаю нужным. Диониса порвала рисунки на мелкие кусочки, и они, словно конфетти, усыпали пол.– Эйха! Ты еще недолго будешь идти против моей воли, меннина! К тебе пришел посетитель. Если б я могла, то не допустила бы его, но Андрее и Никойо думают иначе. Приятно слышать, что отец вышвырнул его из Палассо, но трудно поверить, что Великий герцог окончательно отказался от сына, поэтому он будет возмущен, если с ним обойдутся без должного уважения. Я умываю руки. Змея! Ты разрушила все мои планы!Элейна вскочила на ноги с такой скоростью, что опрокинула чашку с остатками чая. В комнату в сопровождении Гиаберто вошел Рохарио, а еще – Матра! – сам Верховный иллюстратор Андрео.Рохарио был тщательно одет, но она заметила, что на локтях его костюм слегка протерся. Рядом с его строгой и элегантной одеждой богатый сюртук и жилет Андрео выглядели безвкусно. И тут Элейна поняла, что ни на одном из маленьких портретов Рохарио, нарисованных сегодня, ей не удалось его правильно изобразить: то рот получался слишком тонким, то глаза недостаточно темными, то брови слишком выгнутыми, а руки слишком вялыми и без пера.Его взгляд сразу остановился на лице Элейны. Эйха! Теперь, когда ее собственные глаза открылись, ей все стало ясно. Он ее любит. Как она могла не замечать этого раньше?– Учитывая все случившееся, – без всяких предисловий начал Андрео, – Совет неодобрительно относится к данной встрече, но мы согласились на короткое свидание.Элейна попыталась заговорить, хотя бы произнести его имя, но не смогла. Вместо этого, под пристальными взглядами матери и Верховного иллюстратора, она пересекла комнату и протянула Рохарио обе руки. Он нетерпеливо сжал их. Его кожа была горячей, словно в лихорадке.– Вы не можете держать ее взаперти. – Рохарио с трудом оторвал взгляд от Элейны и посмотрел на Андрео.– Она Грихальва. Так решил Совет, – жестко ответил Андрео.– Мы с Элейной обручены. – Рохарио отпустил одну ее руку и встал рядом с девушкой.Элейна слегка покачнулась, пораженная услышанным. Она едва держалась на ногах.– Это невозможно! – вскричала Диониса.– Великий герцог Ренайо никогда не даст согласия на брак, дети правителя не могут жениться без его одобрения, – вмешался Гиаберто.– Совет запретит подобный брак, – сказал Андрео. – Женщинам из рода Грихальва не положено выходить замуж за до'Веррада, они могут лишь быть любовницами.Агустин стоял разинув рот, его глаза сияли."Я вообще не могу выйти замуж”, – подумала Элейна, но один быстрый взгляд Рохарио, явно опасавшегося ее опрометчивого высказывания, заставил Элейну придержать язык.– Я владею двумя поместьями, – продолжал Рохарио., – Они приносят вполне приличный доход. Мы оба достигли совершеннолетия, и оба согласны заключить брак.– Вы не понимаете, дон Рохарио! – заявил помрачневший Андрее. – Очень многое в отношениях между до'Веррада и Грихальва остается скрытым от посторонних глаз. Если ваш отец даст согласие, я не буду возражать, но он не сможет этого сделать. Идите и спросите у него, потому что я не имею права посвящать вас в наши тайны без его ведома.Великие герцоги не женятся на художниках, чья кровь навсегда осквернена из-за чи'патрос. Но какая участь ждет самих Великих герцогов, если станет известно, что они использовали волшебство – запрещенное волшебство Грихальва – для обретения богатства и власти? И Грихальва, и до'Веррада сделают все, чтобы правда не открылась.– Это вы не понимаете, – возразил Рохарио, и лицо его внезапно стало дерзким и упрямым. Элейна никогда не видела его таким. – Возможно, сейчас я не пользуюсь расположением Великого герцога, но я все еще его сын и брат следующего Великого герцога. Я – до'Веррада, потомок герцогини Хесминии, которой Грихальва обязаны жизнью! – Он снова перевел взгляд на Элейну. – Я освобожу тебя из этого дома, – пообещал он ей.– Ты понял, что в моем сердце, – сказала она, не заботясь о том, что ее слышат остальные: возможно, она последний раз говорит с Рохарио, когда ее воля еще принадлежит ей. Она поцеловала его в щеку, и он отчаянно покраснел. – Ты должен помнить об этом, как бы я ни вела себя при нашей следующей встрече.– Как ты можешь во мне сомневаться? – смущенно прошептал Рохарио, и счастливая улыбка озарила его лицо. Он поцеловал Элейну в лоб и отпустил ее. – Я вернусь, – сказал он Андрео.Когда Рохарио собрался покинуть комнату, Андрео сказал:– Будьте осторожны, дон Рохарио. Я слышал, улицы небезопасны для людей, преданных Великому герцогу Ренайо.– Мне не грозит опасность. – Рохарио поцеловал Элейне руку и, с усилием оторвав от нее взгляд, вышел в сопровождении Гиаберто.Диониса подошла к Элейне и ударила ее по лицу.– Мама! – Агустин вскочил на ноги. Элейна повернулась к матери спиной, сделала несколько шагов и села на стул.– Вам больше не удастся причинить мне боль.– Элейна! – Теперь заговорил Андрее. Его голос был холоден и суров. – Неужели я должен тебе объяснять, почему запрещены браки между до'Веррада и Грихальва?Она спокойно посмотрела ему в глаза.– Я хорошо понимаю почему, Верховный иллюстратор. Вы напрасно надеетесь на то, что сможете хранить свои секреты вечно. Если жалобы народа никто не услышит, не сомневайтесь. Великого герцога Тайра-Вирте постигнет участь королей Таглиса и Гхийаса?Диониса ахнула.Андрее побледнел.– Не пытайся изменить естественный порядок вещей, ниниа мейа. Мы всегда работали ради поддержания мира.– И ради выгоды Грихальва.– Почему мы не должны себя защищать? Почему не должны помогать до'Веррада, которые протянули нам руку в тот момент, когда мы сами нуждались в поддержке? Почему именно нас Благословенная Матра наделила Даром?Элейна медленно встала. Огонь так ярко полыхал в ее сердце, что, не заговори она сейчас, он сжег бы ее. И хотя Андрее был на голову выше ее, Элейна больше не смотрела на него снизу вверх.– Это не Дар, а проклятие! Сколько лет проживет Агустин? Мой красивый брат, обреченный умереть молодым! Как быстро умрете вы все, вы, считающие себя благословенными, и какие страдания вам суждено испытать перед смертью? Вот почему вам необходимо восхвалять свой Дар, считать себя лучше других, хотя ни одному из вас, ныне живущих, так и не удалось создать хоть что-нибудь столь же прекрасное, как полотна Кабрала.Она подняла руку, показывая на портрет Мечеллы и юного Ренайо, одетого, как взрослый мужчина: широкополая фетровая шляпа, камзол из серебристой материи и туфли с золотыми пряжками. Он и его мать были написаны с такой любовью!– Посмотрите на эту картину и скажите, что я лгу! Вы обратили проклятие на себя и теперь вымираете. Мальчиков рождается все меньше. Дар слабеет. И что у вас остается? Вы предали тех из нас – Кабрала, меня и множество других, – кто тоже владеет Луса до'Орро, только потому, что у нас нет вашего благословения. Но именно мы, когда ваш Дар покинет вас, а до'Веррада потеряют власть или более не захотят брать в любовницы женщин Грихальва, – именно мы позаботимся о сохранении богатств Грихальва, собранных при помощи вашего Дара. Вы должны дорожить нами, а вам это даже в голову не приходит. Вот что станет причиной вашего падения.– Я не намерен тебя слушать, – заявил Андрее, но, судя по выражению, промелькнувшему в его в глазах, слова Элейны произвели на него глубокое впечатление. – Пойдем, Диониса.Диониса покорно последовала за ним. После того как они ушли, наступило молчание.– Мне очень жаль, Агустин, – наконец сказала Элейна. Он мягко улыбнулся.– Не надо ни о чем жалеть, Элейна. Ты всегда обладала даром рисовать мир правдиво. Тебе не следует останавливаться теперь. – Он встал, положил бледную руку ей на плечо и прошептал на ухо:– Я вернусь и принесу кое-какие флаконы. Чтобы защитить тебя, если смогу. Ты знаешь, что мы должны сделать. Если, конечно, ты мне веришь.Отдать ему кровь и слезы. И оказаться во власти, которую имеют его кровь и его руки. Элейна пристально посмотрела ему в глаза: ее маленький Агустин, за которым она ухаживала, когда он кашлял; многочисленные болезни превратили его в очень хрупкий инструмент судьбы. Однако за детской внешностью скрывался мужчина.– Конечно, я тебе верю. Я дам все, что потребуется. Послышался стук в дверь.– Агустин!Элейне ужасно не хотелось, чтобы он уходил.– А что, если они не разрешат тебе навещать меня? – спросила она.Они нарисуют ее покорность, но покорность – чему? Она содрогнулась.Агустин поцеловал ее в щеку.– Мы можем поступить так же, как в Чассериайо. Они не помешают нам общаться. Я тебе обещаю.Дверь за ним захлопнулась, и ключ повернулся в замке. * * * На следующий день ей принесли бумагу, ручку и мел, но красок не дали. Пришли Святые Дни, и она в одиночестве ждала, пока закончится Диа Сола. Элейна рисовала ушедших, тех, кого она потеряла. Лейлу, своего друга и кузена Аллерио, Фелиппо, мертворожденного ребенка, младших близнецов – своих братьев, Северина, сыновей Лейлы. Все они умерли, но она их помнила. А вечером – наконец-то – к ней вместе со слугой, приносящим ужин, пришел Агустин. Он был бледен и сердит.– Они запретили тебе навещать меня, – угадала она.– Это сделал сам Андрее. – Агустин кивнул слуге, тот оставил поднос с ужином на столе и вышел в коридор, чтобы стеречь их, хотя и закрыл за собой дверь на ключ. – Я ненавижу их! Ненавижу за то, что они пытаются управлять мною!– Мы нарисуем это, – она показала на угол комнаты, – и ты будешь посылать мне письма.– Но ты не сможешь отвечать мне, если только не воспользуешься помощью слуг.Она покачала головой.– Это слишком рискованно.Элейна стала шагать из одного конца комнаты в другой, это помогало ей думать.– Ты в состоянии сделать так, чтобы на моем столе возникло письмо. Ты можешь слушать через рисунок. Тогда почему, – она нахмурилась, глядя на прекрасную картину Кабрала:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...