ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я здесь, Гарри, здесь! — И, прежде чем он сам успел это осознать, Гарри повернулся, прошел сквозь одну из дверей и вновь очутился на берегу реки, на этот раз освещаемом лунным сиянием. — Это ты, Гарри? — в тихом голосе матери слышалось сомнение, словно она не осмеливалась поверить в то, что сын рядом. — Неужели ты и в самом деле пришел ко мне?
— Я не могу ответить тебе, мама, — хотел было сказать Гарри, но вынужден был промолчать.
— Но ты и так уже ответил мне, Гарри, — возразила она. И он знал, что это была правда, ибо мертвые не нуждаются в словах, произнесенных вслух. Если ты обладаешь соответствующим даром, достаточно произнести слова мысленно.
Гарри скорчился на берегу, почти приняв позу ребенка во чреве матери, сжал руками голову и замер в ожидании боли... Но боли не было!..
— Ах Гарри, Гарри, — тут же отозвалась мать. — Неужели ты мог подумать, что после всего, что произошло в тот раз, я смогу намеренно причинить тебе новую боль или позволить тебе сделать это самому себе?
— Мама, я... — он сделал новую попытку, поднимаясь на ноги и дрожа от ожидания боли, — я не понимаю!..
— Не правда, ты все отлично понимаешь! — с досадой, нетерпеливо воскликнула она. — Конечно же, понимаешь! Ты просто забыл. Ты каждый раз обо всем забываешь, Гарри.
— Забыл? Что забыл, мама? Что я забываю каждый раз?
— Ты забываешь, что в своих снах бывал здесь уже много раз. То, что сделал с тобой мой внук, не имеет здесь никакого значения. Вот о чем ты забыл и о чем забываешь каждый раз! А теперь позови меня, Гарри, помоги мне подняться, чтобы я могла немного прогуляться рядом с тобой и побеседовать.
Неужели он действительно мог разговаривать с ней в своих снах? Он часто делал это прежде, независимо от того, спал он или бодрствовал. Но теперь все изменилось.
— Все как прежде, сынок. Только каждый раз тебе приходится напоминать об этом.
И вдруг послышался другой голос. Он не принадлежал его матери, он звучал скорее не во сне, а где-то в закоулках памяти...
— Ты не имеешь права сознательно беседовать с мертвыми. А если заговорят с тобой они, ты должен немедленно забыть все, что они тебе скажут. В противном случае тебя ждет кара...
— Это голос моего сына, — вздохнул Гарри, наконец начиная понимать. — Сколько же раз мы разговаривали с тобой, мама? Я имею в виду — с тех пор как беседы эти стали причинять мне боль?
В тот момент, когда она собралась было ответить, Гарри позвал ее наверх. Она поднялась из воды, протянула к нему руку и, держась за него, выбралась на берег — такая же юная, как в тот день, когда умерла.
— Дюжину раз, а быть может, двадцать... или пятьдесят, — она мысленно пожала плечами, — трудно сказать, Гарри. И всегда так трудно пробиться к тебе. Ах, как мы скучаем без тебя, Гарри.
— Мы?
Он взял ее за руку, и они пошли по темной тропинке, тянувшейся вдоль берега реки, освещенные лунным светом, пробивавшимся сквозь бегущие по небу клочковатые облака.
— Да, я и все твои друзья — весь сонм мертвых. Не менее ста из них жаждут вновь услышать твой тихий и нежный голос, сынок, а миллионы других — узнать то, что ты сказал, а всех остальных интересует, как ты живешь и что с тобой происходит. А я... что ж... я теперь являюсь чем-то вроде оракула. Ибо они знают, что я — единственная, кому позволено с тобой беседовать и с кем ты разговариваешь чаще всего. Во всяком случае, так было раньше...
— Ты заставляешь меня чувствовать, что я утратил прежнее доверие, нарушил какие-то обязательства. Но они никогда не существовали. Все не так. Я ничего не могу поделать, но отныне я не могу беседовать с тобой. Вернее, я не помню, когда и о чем мы разговаривали. А почему ты говоришь, что ко мне теперь трудно пробиться? Ты позвала меня — и я пришел. Что же в этом трудного?
— Но ты не всегда приходишь, Гарри. Иногда я чувствую, что ты где-то рядом, зову тебя, но ты исчезаешь. И с каждым разом ждать приходится все дольше, как будто ты потерял к нам интерес или вовсе забыл о нас. Или мы стали для тебя той самой привычкой, с которой ты теперь решил... расстаться?..
— Нет, это не правда! — воскликнул Гарри, хотя знал, что мать права.
Не он решил отказаться от этой привычки — это сделали за него... это сделал его страх. Ужас перед умственной пыткой, которая ждала его, в случае если он снова заговорит с мертвыми.
— А если все-таки правда, — продолжил он уже более спокойно, — то моей вины здесь нет. Мой выжженный мозг уже не сможет быть вам полезным, мама.
— Что ж... — Гарри вдруг услышал новые для него, решительные нотки в ее голосе и почувствовал, что пальцы матери крепко сжали его руку. — В таком случае необходимо что-то предпринять. Я имею в виду твое нынешнее положение, Гарри. Потому что надвигается большая беда, сынок, и мертвые не могут спокойно лежать в своих могилах. Помнишь, я говорила тебе, что кое-кто хочет побеседовать с тобой, рассказать тебе нечто очень важное?
— Да, помню. Кто он, мама? И что такое важное он хочет мне рассказать?
— Он не захотел объяснять, а голос его доносился очень, очень издалека. Однако очень странно, Гарри, что мертвый еще способен ощущать боль... ведь смерть обычно избавляет нас от любой боли.
У Гарри кровь застыла в жилах. Он слишком хорошо знал, что в определенных обстоятельствах мертвые действительно могут страдать от боли. Сэр Кинан Гормли, уничтоженный советскими экстрасенсами, был обследован некроскопом Борисом Драгошани. И несмотря на то что он был уже мертв, сэр Кинан испытал жесточайшую боль.
— Это... что-то вроде... того?.. — спросил Гарри и затаил дыхание в ожидании ответа матери.
— Я не знаю, что это такое, — ответила она, повернувшись и глядя ему прямо в глаза, — потому что раньше не сталкивалась с чем-либо подобным. Но я очень боюсь за тебя, Гарри, я очень, очень за тебя боюсь! Ты спрашиваешь... похоже ли это на то, но я хочу в свою очередь спросить тебя: может ли случиться, будет ли когда-либо нечто подобное? И каким образом это может случиться, если ты уже не некроскоп? Мне остается лишь молиться, чтобы этого не случилось. Ты видишь, сынок, я буквально разрываюсь на части! С одной стороны, я скучаю без тебя, все мертвые скучают, но с другой... Если ты окажешься в опасности, нам придется обходиться без тебя.
Гарри почувствовал, что мать что-то недоговаривает.
— Ты уверена, мама, в том, что не знаешь, кто именно желает побеседовать со мной? Ты действительно не знаешь, где он сейчас находится?
Она выпустила его руку и отвернулась, избегая смотреть ему в глаза.
— Я не знаю, кто он, Гарри. Но его крик, этот вопль его разума!.. О да, я знаю, где он сейчас! И все мертвые это знают. Он в аду!
Гарри нахмурился, нежно взял мать за плечи и мягко развернул ее лицом к себе.
— В аду?
Она взглянула на него, открыла было рот, но ничего не ответила. Послышалось лишь какое-то клокотание, она закашлялась и сплюнула кровью... потом вдруг резко выпрямилась и вывернулась из его вдруг ослабевших рук. И тогда он увидел во рту у нее что-то блестящее, похожее на вилку, нечто, что никак нельзя было назвать человеческим языком. Кожа ее сморщилась, мгновенно постарела, стала похожей на изъеденный червями древний пергамент. Плоть отделилась от костей и клочьями начала падать на землю, обнажая скелет, рассыпаясь в прах, словно сгнивший саван. С криком ужаса она повернулась и бросилась прочь от него по берегу реки, но на секунду остановилась у излучины и оглянулась. Превратившись в гнилой, рассыпающийся скелет, она рассмеялась ему в лицо и ступила в воду. И в этот момент он увидел, что глаза ее в лунном свете горят алым огнем, а зубы — ни что иное как кривые и острые клыки!
— Мама-а-а-а! — только и мог крикнуть ей вслед буквально пригвожденный к месту, застывший от страха Гарри... Но в ответ услышал другой голос, совсем не похожий на голос матери:
— Га-а-а-рри! — голос доносился откуда-то очень издалека, но Гарри все-таки стал крутить головой во все стороны и оглядывать берег, освещенный сиянием луны. Однако никого не увидел — Гарри-и-и! — вновь, уже яснее и отчетливее послышался голос. — Га-а-а-рри Киф!
Как и говорила мать, в этом голосе звучали поистине адские муки Ответить Гарри был не в состоянии. Он все еще никак не мог опомниться от перевоплощения, произошедшего с матерью, и воспринимал его, как некое страшное предупреждение, ибо понимал, что сама мать никогда не совершила бы ничего подобного.
Голос продолжал звать его, и Гарри слышал в нем отчаяние, муку, безнадежность.
— Гарри, Бога ради! Если ты там, отзовись, пожалуйста, ответь мне. Я знаю, что ты не имеешь права это сделать, не осмеливаешься. Но ты должен! Это происходит вновь, Гарри, это снова случилось Голос слабел, становился все тише, его телепатическая сила уменьшалась. А потому, если Гарри хотел понять суть происходящего, ему следовало поторопиться.
— Кто вы? — спросил он. — Что вы хотите от меня?
— Га-а-а-а-рри! Гарри Киф! Помоги нам! — Обладатель голоса не слышал Гарри, и голос постепенно исчезал, уносимый поднявшимся на берегу ветром.
— Как? — крикнул в ответ Гарри. — Как я могу вам помочь? Ведь я даже не знаю, кто вы!
На самом деле, однако, ему казалось, что он уже знает это. Мертвые очень редко обращались к нему вот так, без предварительного представления. Как правило, он сам, первым, находил их, а уже потом они имели возможность отыскать его снова. Именно поэтому он подозревал, что уже знал этого человека — или этих людей? — раньше, возможно в реальной жизни.
— Га-а-а-рри! Ради всего святого! Отыщи нас и положи этому конец.
— Как я могу отыскать вас? — крик Гарри прозвучал в ночи воплем отчаяния и разочарования. — И какой в этом смысл? Ведь когда я проснусь, я не смогу ничего вспомнить!
И тогда он услышал шепот, всего лишь шепот, постепенно затихающий, но достаточно громкий, чтобы вызвать на берегу реки ветер. Этот ветер подхватил Гарри и донес до него призыв, заставивший застыть кровь в жилах экс-некроскопа, покрывший мурашками все его тело, а потом заставивший его проснуться, вернуться в реальный мир.
— Найди нас и заставь замолчать, — умолял неизвестный голос — Оборви эти красные нити, немедленно, пока они не разрослись. Ты знаешь, каким образом это сделать, Гарри, — острая сталь, деревянный кол и очищающий огонь... Сделай это, Гарри, пожалуйста, сделай... это!..
Гарри внезапно проснулся. Прижимаясь к нему всем телом, Сандра пыталась успокоить его. Все его тело было покрыто холодным липким потом, он дрожал, как осиновый лист. Сандра тоже была испугана и смотрела на него широко распахнутыми глазами, слегка приоткрыв рот.
— Гарри! Гарри! — шептала она, буквально распластавшись на нем. — Все хорошо, все хорошо, это был всего лишь плохой сон, кошмар, не более.
Она обняла его за шею, ощущая, как гулко и лихорадочно бьется его сердце Все еще дрожа и задыхаясь, Гарри широко открытыми глазами лихорадочно оглядывался вокруг, постепенно узнавая знакомую обстановку комнаты. Проснувшись от его крика, Сандра сразу же включила свет.
— Что? Что? — воскликнул Гарри, вцепившись в нее дрожащими руками.
— Все в порядке, — тихо, но настойчиво повторила она. — Это был всего лишь сон.
— Сон? — До него, наконец, стал доходить смысл ее слов, и мрачно-безучастное выражение исчезло из его глаз. Мягко оттолкнув Сандру, он сел, потом вдруг с шумом вдохнул и вскочил на ноги — Нет! Это было нечто большее, чем просто сон! Господи! Я просто обязан вспомнить! — Но было слишком поздно, — все произошедшее затуманивалось, уходило куда-то вглубь, в подсознание... — Речь шла... шла... — Он в отчаянии тряхнул головой, и во все стороны разлетелись крупные капли пота. — ...Речь шла о моей матери... Нет, не о ней, но она тоже там была... Это было предупреждение?.. Да, предупреждение... но и что-то еще...
Это все, что ему удалось вспомнить. Остальное ушло, исчезло, но не по его воле, а по воле другого — такова была воля и власть его сына, оставившего в голове отца постгипнотические приказы.
— Черт! — выругался Гарри, вновь присев на краешек кровати, продолжая дрожать и все еще мокрый от пота...
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...