ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И повсюду, куда ни посмотри, из заболоченной почвы торчали сморщенные, почерневшие поганки, уродливые и отвратительные, во все стороны протягивающие красные споры.
Он хотел было повернуться и убежать, но вдруг обнаружил, что не может сдвинуться с места, и замер, пораженный неожиданно возникшим в глубине лепрозной, грязно-серого цвета трясины движением. Прямо перед ним болото сотрясалось, во все стороны медленно расходилась рябь, как будто что-то огромное и тяжелое шевелилось в глубине, поднимая кверху отвратительные черные пузыри, источавшие зловоние.
В следующую минуту из недр квакающего болота поднялся... дымящийся надгробный камень вместе с прямоугольным, похожим на могилу куском отвратительно хлюпающей земли!
До этого момента сон Гарри, хотя и был несколько беспокойным, все же двигался вперед плавно и походил на замедленный танец, но теперь, продолжение последовало с невероятной скоростью.
Все еще стремясь броситься прочь отсюда, но по-прежнему не в состоянии сдвинуться с места, Гарри мог лишь в ужасе наблюдать, как болотная жижа соскальзывает с могильного камня, обнажая его истинную суть... точнее — открывая личность обитателя могилы: имя, начертанное на нем, возникало постепенно, по мере того как отвратительная грязь пузырилась и стекала с выгравированных на камне букв. И имя это оказалось до боли знакомым... Надпись была проста и гласила:
ГАРРИ КИФ, НЕКРОСКОП.
И вдруг!..
Поверхность могилы с грохотом разверзлась, и огромные комья грязи полетели во все стороны. И там, в открытой могиле, словно огромный червь в загноившейся ране, лежало нечто похожее на карикатурное воспроизведение самого Гарри... из которого торчали безобразные грибы, во всех направлениях протягивающие свои споры!
Гарри попытался крикнуть и не смог, ибо у него не было рта. Но его подобие сделало это за него. Бормоча проклятия, двойник сел в разверстой могиле, раскрыл желтые, наполненные гноем глаза и кричал до тех пор, пока не превратился в булькающий черный пень.
Гарри поднял руку к глазам, чтобы избавиться от этого ужасного видения... рука была покрыта черными наростами, росшими и плодящимися прямо у него на глазах. И тут он понял, почему не в силах был убежать, — он прирос к месту и сам превратился в гриб, в кошмарный гибрид, чьи пальцы изогнулись и намертво вросли в гнилую землю на берегу чавкающего болота. Обратив лицо к луне, Гарри мысленно издал полный ужаса и боли крик.
— Господи! Боже мой! Боже!!!
И прежде чем сухая гниль и извивающиеся грибковые отростки успели закрыть ему глаза, он увидел, что луна — вовсе не луна, а череп, хохочущий над ним, купающийся в кровавом небе. Но небо не успело пролить на него свой алый дождь — лунообразный череп вдруг протянул к Гарри костлявые руки, выдернул его из болота и вновь вернул ему человеческий облик...
— Га-а-а-а-рри! — голосом Сандры обратилась вдруг к нему луна. — Почему ты не отвечаешь мне?
Прежний сон постепенно уступал место новому. Гарри метался в кровати весь мокрый от пота, мысленно устремляя в ночь дрожащую мертвую речь, но...
— Нет, нет, Гарри, — донесся до него вновь напряженный и взволнованный голос Сандры, — в этом нет необходимости, ибо я не мертва. Хотя... лучше бы мне умереть, наверное, но этого не случилось. Ты только посмотри на меня, Гарри, только посмотри!
Гарри с трудом открыл крепко зажмуренные глаза и попытался осознать то, что открылось его взору.
Сама по себе картина была весьма странной, таинственной, будто возникшей из средневековья, и тем не менее все ее участники были хорошо знакомы Гарри:
Сандра, бродящая взад и вперед, заламывающая руки и рвущая на себе волосы... и Кен Лейрд, неестественно согнувшись, скрючившись и зажав голову когтистыми пальцами, сидящий за деревянным столом и лихорадочно вглядывающийся в загадочные уголки собственного разума... Сандра — телепат, Кен — локатор... и оба они теперь принадлежат Яношу...
Полностью и навечно?
Сам Гарри был сейчас бестелесен, лишен своей материальной оболочки. Он сразу же узнал знакомое чувство — сознание собственного несуществования, которое он испытывал в период между, физической гибелью Гарри Кифа и моментом, когда его бессмертный разум соединился с опустошенным, лишенным мозга телом Алека Кайла. Здесь сейчас присутствовал только его дух, но не плоть. Невероятное, невозможное состояние... такое могло происходить лишь во сне или в пространстве Мёбиуса. И все же интуитивно некроскоп понимал, что все происходящее было чем-то большим, чем просто сон.
Он внимательно огляделся вокруг.
Перед ним была просторная спальня с большой нишей, в которой находилась кровать с массивным пологом над ней, опиравшимся на четыре столба. Кроме нее здесь стоял низкий топчан с лежавшими на нем старыми, покрытыми плесенью, одеялами и набитым соломой матрацем, широкие деревянные стулья, грубо сколоченный стол, огромных размеров почерневший и закопченный камин; мрачные каменные стены прикрывали ветхие гобелены. Окон в комнате не было, а единственная тяжелая дубовая дверь была обита железом, наглухо заперта и лишена ручки. Гарри догадался, что она, должно быть, запирается на засов снаружи.
Единственным источником света служили две оплывшие свечи, ронявшие растопленный воск прямо на стол, за которым скорчился, дрожа от напряжения, лихорадочно пытавшийся сконцентрироваться Лейрд. Их тусклый свет позволял увидеть сводчатый потолок, где на растворе, скреплявшем массивные каменные балки, выступили кристаллы селитры. Пол тоже был сложен из каменных плит. В целом, в помещении царила холодная и неприятная атмосфера, воздух, казалось, был пропитан угрозой и жестокостью, царящими обычно в темнице. Это и была темница или, во всяком случае, нечто весьма на нее похожее.
Темница разрушенного замка Ференци...
— Гарри? — голос Сандры был тихим и испуганным, словно она боялась, что кто-то может ее услышать.
Она перестала ходить взад и вперед, и крепко обхватила себя руками, пытаясь справиться с непроизвольной дрожью, вызванной ужасом и страхом, и вдруг все тело ее напряглось, словно она почувствовала что-то. Тихо, едва слышно вскрикнув, она обратила напряженное лицо в пустоту, словно ожидая увидеть там что-то.
— Гарри? Это... ты? — шепотом спросила она. Кен Лейрд тут же поднял голову.
— Ты добралась до него? — Лицо его было мрачным, искаженным невыносимой мукой, лоб покрылся испариной. Но едва он заговорил, картина перед глазами Гарри заколебалась и начала тускнеть, а сам он, хотя и против своей воли, начал отдаляться от нее.
— Не позволяй ему ускользнуть, не отпускай его! — свистящим шепотом воскликнула Сандра.
Она бросилась к столу и схватила в руки голову Лейрда, соединяя свою волю с его, стараясь поддержать его экстрасенсорный дар, усилить его действием. Картина вновь прояснилась, и лишенный оболочки, бесплотный в этот момент некроскоп наконец-то понял!..
Они не были полностью подчинены Яношу. Да, они принадлежали ему, но в свое отсутствие он вынужден был запирать их в целях предосторожности, держать под контролем... вот как, например, сейчас. Сознавая, что они обречены вечно служить ему, ибо превратились в бессмертных вампиров, они объединили свои экстрасенсорные способности, чтобы вызвать Гарри, предприняв эту, возможно, последнюю попытку, пока еще их разумы хотя бы частично оставались в их распоряжении и власти. Лейрд воспользовался своим даром локатора, чтобы отыскать и “зафиксировать” Гарри, спящего в номере отеля на Родосе, а Сандра последовала по данному им маршруту, чтобы в указанном Лейрдом месте вступить с Гарри в телепатический контакт. Однако их возможности расширились и увеличились — видимо, причиной тому послужила переданная им Яношем часть плоти вампира. А потому они сумели достичь гораздо большего успеха, чем могли ожидать. Им удалось не только отыскать Гарри и вступить с ним в контакт, но и обеспечить ему телепатический и визуальный доступ в свою темницу!
На Сандре было надето платье из полупрозрачной материи, просвечивающее в тусклом сиянии свечей. Она была босиком, без нижнего белья, а на груди и бедрах отчетливо виднелись темные полосы и пятна — царапины и синяки. Одежда Лейрда была чуть более плотной — одеяло, подпоясанное на талии, наподобие рясы или сутаны. Здесь, в подземелье должно было быть очень холодно и сыро, но Гарри справедливо предположил, что это едва ли их теперь беспокоит.
— Гарри! Гарри! — снова зашептала Сандра, поворачиваясь в ту сторону, откуда наблюдал за ними лишенный материальности Гарри. — Я же знаю, что мы сумели найти тебя! Ну почему же ты мне не отвечаешь? — Ее огромные глаза были полны страха и отчаяния.
— " Вы... вы нашли меня, я с вами, но мне потребовалось несколько минут, чтобы освоиться с обстановкой и осознать то, что я увидел.
— Гарри! — с каждым ее словом изо рта вырывалось маленькое облачко пара. — Боже мой! Мы действительно сумели связаться с тобой!
— Сандра, — взволнованно ответил он. — Я сплю и... ну, в общем... мне как будто снится сон. Но я могу проснуться, или кто-то может разбудить меня в любой момент. И тогда... возможно, наш контакт сохранится, но может случиться, что нет. Вы искали и нашли меня... вероятно, у вас были на то какие-то причины, а потому будет лучше, если вы не станете медлить и расскажете мне обо всем.
Его слова — такие холодные, отстраненные и лишенные эмоций, — казалось, потрясли ее. Она ожидала совершенно другого. Подойдя к столу, она бессильно упала на стул рядом с Лейрдом.
— Гарри, — вновь обратилась она к нему, — меня использовали, изменили мою сущность, отравили меня. Если бы ты когда-нибудь любил меня, если бы ты питал ко мне сейчас те чувства, которые должен был бы в этом случае питать, я уверена — ты бы плакал от горя... Но ты не плачешь, Гарри.
— Я не испытываю никаких чувств, я не имею права что-либо чувствовать! Да, я сейчас разговариваю с тобой, Сандра, но я не пытаюсь заглянуть внутрь. И ты не проси меня об этом, Сандра!
— Ты такой холодный, холодный! — всхлипывала Сандра, закрыв руками лицо. — Ты когда-нибудь, когда-нибудь в своей жизни способен был испытывать теплые чувства, Гарри?
— Сандра, — ответил он, — ты стала вампиром. И хотя ты, возможно, сама не сознаешь этого, ты уже пользуешься их" хитростями и приемами, в тебе проявляются свойственные им черты. Они никогда просто так не разговаривают — они играют словами. И они спекулируют на чувствах, которые сами испытывать не в состоянии, таких, как любовь, дружба, оперируют понятиями, совершенно чуждыми и непонятными им самим, как, например, честность и честь. Используют они и такие чувства, которые им знакомы слишком хорошо, — ненависть и страсть. Они стремятся перепутать, смешать все эти понятия, чтобы, таким образом, смутить своих оппонентов, притупить их разум. А для вампира каждый, кто ему неподвластен, является врагом. Вы искали меня потому, что вам необходимо было сказать мне нечто очень важное, а теперь вампир внутри тебя мешает сделать это, сбивает тебя с толку, стремясь увести от намеченной цели.
— Ты никогда не любил меня, никогда! — с упреком говорила Сандра, буквально выплевывая слова и демонстрируя изменившие свою форму зубы.
И тут Гарри впервые заметил, что глаза у нее, как и у Лейрда, горят желтым огнем. Пройдет время... и они станут красными... если, конечно, он потерпит неудачу и допустит, чтобы это произошло.
Теперь уже Гарри внимательнее присмотрелся к обоим пленникам Яноша и увидел, что вампир изрядно потрудился над ними. Не только глаза стали другими, изменилась и утратила человеческую сущность их плоть. Они стали бессмертными, и в них теперь было достаточно много от самого Яноша. И прежде необыкновенная красота Сандры стала теперь поистине неземной, а Лейрд... он походил на объемную, частично сломанную, смятую, картонную фигуру.
Мысли Гарри, хотя и не высказанные вслух, тем не менее были услышаны.
— Но меня действительно сломали, Гарри — Лейрд поднял от стола голову и обратил глаза в пространство — На Карпатосе, в тот момент когда Янош отвлекся, я сломал валявшуюся на берегу палку и попытался пронзить его. Тогда он позвал своих людей с “Лазаря”, они связали меня, бросили на прибрежной полосе и начали швырять в меня камни с низких скал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...