ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И к тому же я всегда беседовал с тобой на большом расстоянии, а следовательно, никакой опасности в этом для меня не было. И если за свою жизнь я хоть что-то понял в сущности Вамфири, так это в первую очередь то, что они наиболее опасны именно тогда, когда возбуждены и взволнованны.
— Все эти пустые споры не приведут ни к чему, — едва ли не с безысходностью сказал вампир. Но, несмотря на все его попытки продемонстрировать “разочарование и усталость”, Гарри понимал, что Фаэтор не отступит от своего ни на шаг. А это означало, что из создавшегося тупика оставался лишь один выход.
— Хорошо, — со вздохом сказал он, — одному из нас придется все же уступить. Наверное, я совершаю глупость, но... да, я пришел сюда по доброй воле и по собственному желанию.
— Прекрасно! — тут же откликнулся вампир, и Гарри показалось, что он почувствовал, как тот облизал губы. — Это наиболее мудрое и приемлемое в данном случае решение. А почему, собственно, и нет? Если я вынужден соблюдать твои законы и обычаи, что мешает тебе соблюдать мои? — “О, этим существам очень нравилось побеждать, им доставляло удовольствие выиграть даже такую маленькую битву, как словесная дуэль. Хотя, возможно, это и к лучшему — теперь Фаэтор сможет уступить в других вещах.” А тот будто подслушал мысли Гарри:
— Что ж, теперь мы можем разговаривать на равных. Ты хотел встретиться со мной лицом к липу? Так будь по-твоему!
До этого момента сон был пуст и сер, совершенно невыразителен и лишен какой-либо субстанции — обычный обмен мыслями. Но теперь серое пространство зашевелилось, закрутилось и быстро превратилось в густой клубящийся туман, ровным слоем расстелившийся в свете тонкого рогатого месяца. Гарри сидел на стене, ноги его по щиколотку утонули в стелющемся по земле тумане. Перед ним, на груде каменных обломков, виднелась темная фигура Фаэтора, закутанная в широкий плат капюшон которого отбрасывал густую тень на лицо вампира. В темноте, подобно маленьким красным лампочкам, ярко горели лишь глаза вампира.
— Так тебе больше нравится, Гарри Киф?
— Это место мне знакомо, — ответил Гарри.
— Еще бы! Ведь это то самое место, только в том виде, какой оно примет в ближайшем будущем. Да-да, ибо я помимо прочих обладал и даром предвидения, увы, иногда этот дар подводил меня — в противном случае я не оказался бы в доме в ночь бомбежки.
— Вижу, бульдозеры здесь поработали на совесть, — произнес Гарри, оглядываясь вокруг. — По-моему, единственное, что осталось, — развалины твоего дома.
— В данный момент — да, — ответил Фаэтор. — Одиноко высящиеся руины среди грязи и обломков, которые вскоре превратятся в промышленный комплекс. И кто прислушается ко мне в этом грохочущем хаосе машин и железа? Как низко пало могущество вампиров в этом мире, Гарри Киф, если я обречен на подобное! Может быть, сейчас тебе легче будет понять, почему Тибор должен был погибнуть в муках и почему Яноша должна ожидать та же участь. Они могли обладать всем, повелевать миром, но они предпочли пренебречь мною, отказаться от меня. Так неужели я один обречен найти здесь свое убежище, вечно пребывать в одиночестве, всеми забытый и лишенный любви? А в это время один из них возвратился в мир и, возможно, сумеет захватить в нем власть! Может быть, даже Великую Власть! Я не успокоюсь, пока не узнаю, что Янош пал еще ниже, чем я, что он превратился в абсолютное ничто!
— А меня ты хочешь сделать орудием своей мести?
— А разве сам ты этого не хочешь? Разве наши цели не совпадают?
— Все так, — согласился Гарри. — Только я хочу этого ради спасения и безопасности всего мира, а ты преследуешь только свои эгоистические устремления. Тибор и Янош были твоими сыновьями. И какими бы ненавистными тебе чертами характера они не обладали, унаследовали они их от тебя. Что же это за странный отец, который убивает своих сыновей лишь за то, что они слишком на него похожи.
— Вот как, Гарри? — насмешливо спросил Фаэтор, и голос его при этом звучал презрительно и ядовито. — Ты так считаешь? Ну да, ведь ты специалист в такого рода вопросах. Я прав? Конечно же прав, ты, безусловно, хорошо разбираешься в этих делах, ведь, как я слышал, у тебя тоже есть сын, который...
Гарри молчал, ибо ему нечего было ответить. Возможно, он тоже уничтожил бы собственного сына, если бы мог, во всяком случае, попытался бы его изменить. Но разве не пытался он уже изменить леди Карен?
Фаэтор неверно истолковал его молчание, решив, что зашел слишком далеко, а потому резко изменил тон.
— Должен признать, однако, что обстоятельства у нас с тобой разные. В любом случае, ты человек, а я принадлежу к роду Вамфири. У нас с тобой не может быть ничего общего, за исключением, разве что, той цели, которую мы преследуем сейчас. А потому давай покончим со всякого рода упреками, обвинениями и тому подобными вещами — впереди у нас много работы.
Гарри с удовольствием сменил тему разговора.
— Все очень просто и ясно, — сказал он. — Мы оба хотим уничтожить Яноша, избавиться от него раз и навсегда. Но ни один из нас не справится с этой задачей в одиночку. Для тебя это невозможно, так же как и для меня, пока я лишен возможности беседовать с мертвыми. Ты сказал, что можешь вернуть мне этот дар, что, поскольку я был лишен его Вамфиром, только Вамфир может возвратить этот дар обратно. Хорошо, я верю тебе. Что за этим последует?
Фаэтор вздохнул и, как показалось Гарри, несколько сгорбился. Он отвернул светящиеся красным огнем глаза в сторону и оглядел окутанную туманом равнину.
— Мы подошли к той части нашего соглашения, которая, я уверен, вызовет твое наиболее яростное сопротивление. И тем не менее это неизбежно.
— Говори! — потребовал Гарри.
— Проблема связана с твоей головой. Постороннее существо проникло в лабиринты твоего мозга и внесло некоторые изменения. Скажем так: в твоем доме кто-то переставил мебель. И теперь туда должен войти кто-то другой, чтобы расставить все по местам.
— Ты хочешь, чтобы я впустил тебя в свой мозг?
— Ты должен пригласить меня туда, — ответил Фаэтор, — а я, в свою очередь, должен войти туда по доброй воле и собственному желанию.
Прежде чем ответить, Гарри постарался вспомнить все, что ему было ему известно о вампирах.
— Когда Тибор проник в разум Драгошани, — наконец заговорил он, — он попытался управлять им. Он вмешался в дела Драгошани. Когда он всего лишь прикоснулся к живому человеческому зародышу, впоследствии ставшему Юлианом Бодеску, этого оказалось достаточно, чтобы превратить младенца в чудовище. И в этом случае Тибор проник в разум Юлиана, и мог общаться с ним, управлять его поведением, даже находясь вдали от него. Сейчас, в этот самый момент, в голове одного из моих друзей на острове Родос хозяйничает Вамфир — твой сын по крови, Янош, если не управляет им, то во всяком случае контролирует его мысли. И мой друг пребывает в постоянном ужасе, испытывает адские муки. И ты хочешь, чтобы, зная все это, я позволил тебе проникнуть в мой разум?!
— Я же сказал, что ты будешь сопротивляться.
— Если я позволю случиться этому однажды, где гарантия, что ты не повторишь подобное против моей воли?
— Хочу напомнить тебе, что на расстоянии Драгошани находился вне опасности. Даже если ты прав в своих предположениях, не собираешься же ты навеки остаться в Румынии? Нет, ты должен идти своим путем, а следовательно, окажешься недосягаемым для меня. Хочу напомнить тебе и еще об одном: Тибор не был мертв, он был бессмертным подземным существом — вполне реальным, сохранившим все органы и чувства, в то время как я — не более чем бренный прах, исчезнувший навсегда. Да, всего лишь призрак, лишенный материальной оболочки со всем ее содержимым, бестелесный, не имеющий будущего, не имеющий возможности с кем-либо общаться.
— За исключением некроскопа.
— Да, ни с кем, кроме тебя, — утвердительно кивнула тень вампира, — человека, который беседует и дружит с мертвыми. Так, во всяком случае, было прежде.
— Ну и каким образом мы поступим? — спросил Гарри. — Ведь я не телепат, и мои мысли прочесть достаточно трудно.
— Но все же в определенной степени ты тоже своего рода телепат, — возразил ему Фаэтор. — Разве способность разговаривать с мертвыми не является особой формой телепатии? И разве ты не беседовал с живыми, когда сам лишился тела?
— Да, это было весьма необычное время, — согласился Гарри. — Тогда мертвые речи исходили от меня. Все было наоборот. В бестелесном состоянии я не обладал голосом и потому мог общаться с живыми — с теми, у кого было тело, — только тем способом, каким пользовался сам в беседах с мертвыми.
И снова Фаэтор согласно кивнул.
— Твой мозг заключает в себе гораздо больше, чем ты можешь даже представить, Гарри Киф. И я утверждаю, что могу проникнуть туда так же, как Тибор проник в разум Драгошани, но только без неприятных последствий и осложнений.
Гарри чувствовал пыл и рвение Фаэтора, которые, даже по его мнению, были чересчур уж горячие. Но другого выхода у него не было.
— Что я должен сделать?
— Ничего. Просто расслабься и погрузись в сон без сновидений. А я тем временем навещу твой разум, пройду по лабиринтам твоего мозга.
Гарри ощутил на себе гипнотическое воздействие Фаэтора, силу его способности к обольщению и изо всех сил воспротивился ему.
— Подожди! Мне нужно от тебя три вещи. А если твои игры с моим разумом завершатся успешно, то, может быть, и четыре. Но о четвертой — позже.
— Говори, какие именно.
— Первое: мы уже договорились, что ты исправляешь и устраняешь те нарушения, которые возникли в моей голове по чужой воле. Второе: ты должен обеспечить мне своего рода защиту от телепатического влияния Яноша, ибо я видел, что может сделать он с разумом, подобным моему. Третье: ты должен посмотреть и выяснить, имеется ли какой-либо способ возвращения мне способности проникать в пространство Мёбиуса. Это наиболее сильное мое оружие против Яноша, и оно, безусловно, изменит соотношение сил в мою пользу.
— А четвертое?
— Когда... если, конечно, это произойдет... когда я вновь обрету способность беседовать с мертвыми, я в любой момент смогу найти тебя, независимо от того, где буду находиться сам. И тогда, надеюсь, это будет в последний раз, я, возможно, вновь попрошу тебя о помощи. Нужно будет освободить разум моего друга Тревора Джордана, который держит в плену Янош!
— Что касается последнего, — ответил вампир, — если это возможно сделать, это будет сделано в свое время. Но, увы, относительно этого вашего изобретения — телепортации — посмотрим. Хотя сам я в этом сомневаюсь. Мой дар не распространялся на что-либо подобное, и я ничего не знаю об этом. Как же я могу разгадать загадку, если не знаю даже языка? А язык математики мне неизвестен и чужд. А вот язык общения с мертвыми хорошо знаком мне, поэтому я уверен в успехе, в том, что сумею все исправить и поставить на свои места. Несмотря на то, что мои зганы умерли несколько столетий назад, они по моему зову поднимаются из могил. И, наконец, ты просишь меня о защите от чар Яноша, от его воздействия на твой разум. Это не так просто. Я не могу наделить тебя такого рода даром. Но позже я объясню тебе, как противостоять ему и отвечать по принципу “клин клином вышибают”. Это тебе поможет... если, конечно, тебе хватит силы воли.
— Послушай, Фаэтор, — Гарри уже практически покорился судьбе, — хотел бы я знать, буду ли я благодарить тебя, когда все окажется позади. И смогу ли я когда-либо отблагодарить тебя в полной мере? Или я буду до конца дней своих проклинать тебя? И хватит ли мне проклятий? Мне до сих пор кажется, что ты замышляешь что-то против меня, хочешь меня уничтожить, как ты уничтожал и разрушал все, к чему прикасался. И все же... выбора у меня, кажется, нет.
— Это не совсем так, Гарри, — ответил Фаэтор. — Я разрушал и уничтожал? Да, действительно... но ” кое-что и создал. И выбор у тебя на самом деле есть. Знаешь, ведь все это очень просто. Либо ты должен доверять мне, как проверенному и надежному своему союзнику, либо убирайся отсюда и жди, пока Янош сам тебя найдет. И тогда тебе придется бороться с ним, оставаясь словно невинный младенец в полной неизвестности относительно всех его хитростей и уловок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...