ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Гарри показалось, что содрогнулась земля. Фаэтор тоже ощутил толчок.
— Как ты думаешь, они уже сегодня сюда доберутся? Некроскоп отрицательно покачал головой.
— Не думаю. Так или иначе, они, похоже, работают без всякой системы и, судя по всему, не слишком торопятся. Тебя это очень расстроит... ну... если они сравняют с землей это место? Правда, здесь уже и равнять-то практически нечего.
— Расстроит меня? Нет. Меня уже ничего не может расстроить или огорчить, ибо я больше не существую. Вот только подслушивать в таком шуме и грохоте разговоры мертвых довольно тяжело.
Гарри ощутил, что вампир по привычке скорчил отвратительную гримасу. Давно уже умерший монстр почувствовал приближение неизбежного — мрачной бетонной гробницы в самом центре шумного заводского комплекса. Гримаса его свидетельствовала о том, что Фаэтор не желает принимать от Гарри никакого сочувствия и даже не верит в его искренность. А потому Гарри понимал, что всякое проявление чувств окажется бесполезным, но все же не удержался и сказал:
— Что ж, я надеюсь, что у тебя... все будет в порядке. — И тут же, не позволяя себе (или, быть может, Фаэтору) смутиться, добавил:
— А теперь мне пора продолжить свой путь. Я узнал от тебя уже вполне достаточно, как мне кажется, и особая благодарность тебе за возвращение мне способности беседовать с мертвыми. Если позволишь, я все же свяжусь с тобой еще раз, возможно, издалека и, конечно же, ночью, чтобы ты мог закончить свой рассказ. Ведь мне известно, что по окончании четвертого Крестового похода ты возвратился в Валахию и покончил с Тибором, а кроме того, ты, должно быть, еще не раз сталкивался с Яношем. Поскольку он вновь возник на земле лишь недавно, полагаю, что кто-то должен был заставить его надолго исчезнуть. Подозреваю, что это был ты, Фаэтор. — Он ощутил в ответ мрачную ухмылку вампира. — Ну, то, что было уже сделано однажды, можно повторить снова, на этот раз, с твоей помощью.
— Добро пожаловать в любое время, Гарри. В конце концов, мы с тобой оба заинтересованы в том, чтобы превратить его в прах. А теперь иди своей дорогой. А мне бы хотелось отдохнуть, пока у меня еще есть такая возможность. Судя по всему, недолго мне осталось спать в тишине и покое.
В тот момент, когда Гарри поднимал с земли свой портплед, он поскользнулся на раскисших гнилых поганках. До него донесся их отвратительный запах.
— Фу-у-у! — не смог сдержать Гарри возглас омерзения, который тут же услышал Фаэтор и, возможно, догадался о его причине.
— Что там такое? Грибы? — его звучавший в голове у Гарри голос был напряженным, как показалось некроскопу, и обеспокоенным. Возможно, его все-таки огорчала та ситуация, о которой они говорили в конце беседы.
— Грибы, поганки, какие-то грибковые наросты — какая разница, — пожал плечами некроскоп. — Они все равно уже тают на солнце.
Он почувствовал, как вздрогнул Фаэтор, и готов был откусить себе язык. Последнюю фразу он произнес, не подумав, а она оказалась чересчур жестокой. И все же... какого черта!.. Почему кто-либо должен переживать по поводу судьбы давно уже мертвого, ужасного и порочного существа, жалеть вампира?
— Прощай! — сказал он, покидая разрушенный дом Фаэтора и направляясь в сторону кладбища, за которым виднелась пыльная дорога.
— Прощай! — отозвался навсегда лишенный покоя дух. — И прошу тебя, Гарри, действуй без промедления, соверши то, что тебе предназначено совершить, не откладывая. Время в нашем деле может иметь весьма большое значение.
Гарри подождал еще немного, но Фаэтор больше не произнес ни слова...
* * *
Не успел Гарри перелезть через заднюю стену кладбища и сделать несколько шагов среди покосившихся могильных плит и заросших холмиков, как услышал совсем рядом с собой чей-то голос:
— Гарри? Гарри Киф?
Он подскочил от неожиданности и стал озираться вокруг, но... поблизости никого не было. Конечно, так и должно было быть — ведь это действовал его дар, способность беседовать с мертвыми. Он вновь обрел его, и теперь уже можно не опасаться возникновения этой ужасной, мучительной боли, которую ему приходилось испытывать в последнее время. Он так долго был лишен возможности использовать свой одновременно мрачный и удивительный талант, что ему потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к нему снова.
— Я испугал тебя? — снова послышался голос какой-то мертвой души. — Прости, мне очень жаль. Но мы слышали, как ты разговаривал с тем существом, которое все время подслушивает наши беседы, и догадались, что это можешь быть только ты — Гарри Киф, некроскоп! Ибо кто еще из живых способен беседовать с мертвыми? И кто еще может захотеть побеседовать, не то что подружиться, с таким существом, как это? Только ты, Гарри, ибо у тебя нет врагов среди Великого Большинства.
— Да нет, несколько все же есть, — поколебавшись, ответил Гарри. — Но я действительно в хороших отношениях почти со всеми представителями сонма мертвых.
Теперь уже все кладбище будто ожило. До сих пор там царила тишина, странная звенящая пустота, скрывающая что-то... долго сдерживаемое, не получающее выхода. Но теперь это “что-то” потоком вырвалось из берегов, и сотни голосов наперебой стали требовать внимания Гарри. Ему задавали множество обычных для умерших людей вопросов: как дела у тех, кого они оставили в мире живых? Что происходит в суетном материальном мире, среди тех, чей разум заключен пока еще в плотскую оболочку? Может ли Гарри передать весточку от них горячо любимым родственникам — отцу, матери, брату или сестре?
"Да ему всей жизни не хватит, чтобы ответить всем обитателям одного, лишь этого, старого кладбища!” Не успел он подумать об этом, как они тут же уловили его мысли и признали их очевидную справедливость — мысленный шум мгновенно стих.
— Дело не в том, что я не хочу всем вам ответить и помочь, — постарался объяснить им Гарри, — просто это не в моих силах. Видите ли, для всех живых вы уже умерли и ушли навсегда. За исключением нескольких моих коллег, только я один знаю, что вы по-прежнему находитесь здесь, правда, видоизменившись. Неужели вы думаете, что будет какая-либо польза в том, что ваши оставшиеся среди живых друзья и любимые узнают о продолжении вашего... существования? Конечно же, нет! Такое известие заставит их страдать еще больше, во много раз усилит их горе. Они еще подумают, что ваши покинувшие тело души томятся в огромной и страшной тюрьме. Я знаю, что ваше существование не столь ужасно, как можно было бы предположить, особенно сейчас, когда вы получили возможность общаться друг с другом и научились это делать. Но мы не можем рассказать об этом тем, кто остался среди живых, ибо тем самым заставим ваших родных и близких, едва-едва немного успокоившихся и вернувшихся к нормальной жизни, вновь оплакивать свою потерю. И к тому же я опасаюсь, что в этом случае могут появиться лже-некроскопы, шарлатаны, желающие нажиться на чужом горе.
— Конечно же, ты совершенно прав, Гарри, — ответил за всех представитель сонма мертвых. — Все дело в том, что возможность побеседовать с одним из тех, кто принадлежит миру живых, явление для нас чрезвычайно редкое, почти что уникальное. Но мы понимаем твое нетерпение — ты спешишь, и мы отнюдь не желаем тебя задерживать.
Гарри окинул взглядом ряды могил, одни из которых были достаточно древними, а другие совсем свежими.
— Как все это отразится на вас? — снова обратился он к обитателям кладбища. — Я говорю о том времени, когда они доберутся сюда и уничтожат все вокруг. Знаю, что вы останетесь здесь при любых обстоятельствах. Но не будет ли вам слишком тяжело сознавать, что ваши могилы разрушены?
— Но они не будут разрушены, — вступил в разговор бывший член Совета по планированию территорий в Плоешти. — Это кладбище имеет охранный лист. Да, действительно, многие окрестные кладбища превращены в руины, но это, во всяком случае, избежит столь ужасной участи, безумных распоряжений Чаушеску. И я горжусь тем, что в этом есть и моя заслуга. Правда, я вынужден был бороться за него — ведь здесь из века в век хоронили моих предков, членов семьи Борсиу. А семьи должны всегда оставаться вместе, не правда ли? — Раду Борсиу едва заметно усмехнулся. — О, я, конечно, не рассчитывал так скоро присоединиться к своей родне. Ведь всего через девять дней после того как вступило в силу подписанное мною распоряжение, я умер от инфаркта.
— Есть ли еще среди вас те, кто умер недавно? — участливо спросил Гарри, ибо по прежнему опыту знал, что именно они больше всего нуждаются в сочувствии, поскольку еще не успели оправиться от удара, нанесенного им самим фактом смерти. Прежде чем уйти, он должен уделить им хотя бы немного времени.
В конце концов, нашли в себе силы откликнуться два молодых голоса, печальных и совершенно растерянных:
— Да, Гарри, есть. Мы братья Захария, Ион и Александру. Мы погибли во время строительства новой дороги — в результате несчастного случая. Цистерна с горючим перевернулась и выплеснула свое содержимое туда, где мы кипятили на огне чайник. Мы оба сгорели А ведь у нас остались молодые жены. Если бы только можно было каким-то образом сообщить им, что мы ничего не успели почувствовать, даже боли!
— Но... вы должны были ее почувствовать! — удивленно воскликнул Гарри.
— Да, это так, — ответил один из братьев Захария, — но нам хочется, чтобы они думали, будто ее не было. Иначе они перестанут спать по ночам, и всю оставшуюся жизнь им будет чудиться, будто они слышат наши ужасные вопли.
Гарри был очень тронут, но помочь им было не в его силах. Во всяком случае, сейчас.
— Послушайте, — обратился он к ним, — может случиться, что я смогу вам помочь, не сейчас, но когда-нибудь в будущем. Возможно даже, очень скоро. Когда такой момент наступит, если, конечно, он наступит, я дам вам знать. А сейчас я не могу ничего обещать.
— Гарри, — одновременно, перекрикивая друг друга, закричали они, — этого больше, чем достаточно. Ты подарил нам надежду, и теперь мы знаем, что там, куда самим нам попасть не суждено, у нас есть друг. Все мертвые должны быть рады подобному счастью. И они действительно радуются, ибо ты обладаешь такими великими возможностями.
Гарри направился дальше, вышел с территории кладбища на пыльную дорогу и повернул направо, в сторону Бухареста. Возбужденные голоса обитателей кладбища постепенно стихли за его спиной. Теперь они шепотом беседовали между собой о Гарри, но к нему больше не обращались. Он не сомневался в том, что приобрел множество новых друзей. "Однако, пройдя по дороге около мили, он повстречал двоих, которые его друзьями отнюдь не были. Напротив...
Навстречу ему пронеслась черная машина, но тут же он услышал резкий скрип тормозов и, оглянувшись, увидел, что машина круто развернулась в обратную сторону. С этого момента Гарри почувствовал, что ему грозят неприятности. Когда же машина нагнала его, остановилась, и из нее выскочили люди, он уже не сомневался в правильности своих предположений и точно знал, что попал в беду.
На них не было формы, но людей этого сорта Гарри смог бы узнать повсюду. Он уже встречал их раньше, не именно этих людей, но других, точно таких же, как эти. В этом не было ничего странного, ибо все они — на одно лицо. В своих темно-серых костюмах и фетровых шляпах с мягкими полями, позаимствованных, казалось, прямо из 30-х годов, они ничем не отличались от сотрудников советского КГБ, да и служили, практически, точно в такой же организации — румынской секуритате. Один из них был маленького роста, худой, похожий на хорька; другой, высокий, шагал враскачку, а лицо его при этом было начисто лишено всякого выражения. Впрочем, лица обоих были полускрыты широкими полями шляп.
— Ваше удостоверение личности! — рявкнул маленький, протягивая руку и щелкая пальцами.
— Бумаги, документы, визу, — медленно, с расстановкой потребовал второй.
Оба заговорили с ним по-английски, но Гарри был захвачен врасплох и настолько удивлен, что тут же попался на удочку.
— Я... у меня есть только паспорт, — также по-английски ответил он и полез во внутренний карман пиджака.
Прежде чем он успел вытащить свой фальшивый греческий паспорт, маленький и тощий выхватил пистолет и ткнул уродливым дулом в бок Гарри.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...