ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Была среди них одна, по имени Элизабет. Она родилась в 1560 году и совсем девочкой была выдана замуж за графа Надашди. Какое совпадение! Его первое имя было Ференц! Что? Ха-ха-ха! Я знаю, о чем ты сейчас подумал. Ну и что? А почему бы и нет? Инцест всегда был в привычках вампиров. Инцест не только тела, но и духа, крови. А если ты прав... ну разве это не великолепное удовольствие — жениться на собственной праправнучке в десятом колене!
Ох уж эти Батории! И Элизабет, сама “кровавая графиня”! Во всяком случае, если сам я превратился в ничто, то о ней ходят легенды.
Так вот разговор об инцесте возвращает меня обратно к Яношу и к тому ужасному инцесту, когда он предал меня впервые. На чем я остановился?.. Ах, да...
Он был там — полностью погруженный в нее, стонущий и мычащий, как бык, роняющий пот и извергающий семя. В спальне царил ужасный беспорядок, повсюду была разбросана одежда, постель смята, что свидетельствовало о том, что бесстыдным блудом они занимались не только на столешнице. Ее мягкая грудь покраснела от его неистовых ласк, а бедрами она прижимала его к себе все крепче и крепче. Вот что я увидел из-за штор. Но еще больше, чем то, что я увидел, меня поразило то, что я услышал: моя Марилена называла собственного сына моим именем — Фаэтор!
В эту минуту я готов был сорвать шторы, броситься на них и убить обоих, будь уверен — мне очень хотелось поступить именно так. Но... но почему она называет его Фаэтор? И тут, когда он поднял ее со столешницы и, прижав к себе, стал раскачивать из стороны в сторону, вверх и вниз, я увидел ее лицо: несмотря на совершенно очевидную животную страсть, оно было абсолютно бесстрастным, пустым, лишенным всякого выражения. Глаза ее были широко раскрыты, а кожа совершенно бледная, хотя она должна была бы порозоветь, если учесть, каких усилий стоило ей это “ удовольствие”.
И тогда я сразу же понял, что она находилась под сильнейшим воздействием гипноза и совершенно не владела собой.
В тот момент я впервые осознал и то, сколь подлым и вероломным был мой сын, как бессовестно он обманывал меня все это время. Я понял, почему не распространялась на него моя власть Вамфира. Да потому, что он сам обладал могуществом и властью, но искусно скрывал от меня свои способности и возможности. Понял я и то, почему Марилена так не хотела отпускать меня в те ночи, когда мне необходимо было подкрепить свои силы, и то, что она говорила мне тогда, но в тот момент это не имело для меня смысла — я не понимал ее. В те часы, когда меня не было рядом, ей снились ужасные сны, но потом она не могла вспомнить, в чем именно они заключались. Я понял, как билась и металась она в постели, оставшись одна, как вставала по утрам совершенно измученная и обессиленная, как после тяжелой работы.
Да, весьма тяжелой, ибо он совершал работу, а ее при этом использовал, все это время заставляя ее верить, что страстным любовником был я. Он прикидывался мною, чтобы совершать преступное насилие над своей матерью! Но меня с ума сводила мысль: как часто он проделывал подобное?
Я рванулся вперед и буквально влетел в комнату, при этом сорванные мною шторы окутали меня как плащом. На стене висели скрещенные мечи. Я сдернул их и подскочил к Яношу, держа один из мечей высоко над головой. Я хотел разрубить его пополам, но он заметил меня и подставил под удар мать. Череп ее раскололся надвое, мозг вытек еще до того, как он выпустил обмякшее тело из своих объятий.
Ярость моя мгновенно улетучилась. Янош поморщился и оттолкнул от себя мою Марилену, а я подхватил ее и принялся баюкать на руках, как дитя, в то время как он бросился вон из спальни, оставив меня наедине с изуродованным телом...
Не знаю, сколько я просидел вот так, укачивая на руках ту, которой уже не было... Мысли, одна безумнее другой, стремительно проносились у меня в голове... Я отдам ей какую-то часть своего вампира — достаточную, чтобы возродить ее к жизни, залечить рану и придать ей сил... Она была мертва, но так не должно быть... она не может умереть... она может стать бессмертной. Но ведь тогда она изменится, перестанет быть моей Мариленой, а вместо этого станет полностью зависимой от меня, словно призрак пойдет туда, куда я ее позову... она станет вампиром. Нет, сама мысль о том, что она лишится воли и станет во всем подчиняться только моим желаниям и требованиям, была для меня невыносима.
Я мог, конечно, вскрыть ее тело и совершить акт некромантии, чтобы узнать все о подлости и низости моего ублюдка-сына. Ибо даже если сама она, находясь под гипнозом, ничего после не помнила о том, что делал с ней сын, дух ее помнил все, плоть ее не могла забыть об этом. Но я не в силах был совершить это, потому что знал, что даже мертвые испытывают мучительную боль от прикосновений некроманта. А я не хотел снова причинять ей боль и страдания. Ах, если бы только я был некроскопом, правда? Но в то время даже само это понятие не было мне известно.
Вот так я и продолжал сидеть, пока не высохли на мне брызги крови и мозга, пока не закоченело в моих руках тело Марилены. Горе и отчаяние постепенно притупились, и ко мне вновь возвратилась способность соображать, а гнев мой еще больше усилился. Я непременно убью Яноша, он будет умирать медленно и мучительно — в этом у меня не было никаких сомнений. Но прежде чем убить, я должен был его найти.
Я взял себя в руки и призвал к себе Григория Зирру и других предводителей моих зганов. Некоторые из них спали в нижних этажах моего замка, где во времена былого послабления к ним с моей стороны они жили практически постоянно. Теперь этому конец, ибо, начиная с этой минуты, все изменится — наступают суровые времена.
— Это сделал твой внук, — обратился я к Григорию Зирре, указывая на тело Марилены, — в ком заговорила нечистая кровь Зирра. А потому я проклинаю и придаю анафеме зганов Зирра! Вам нет больше места в доме Ференци! Убирайся вместе со всеми своими людьми, и отныне я не желаю вас больше видеть ни здесь, ни где-либо поблизости!
Когда он ушел, я обратился к одному из предводителей моих зганов, тому, который некогда разговаривал со мной и кто посмел проявить фамильярность по отношению ко мне и слишком распустил свой язык.
— Как могло случиться подобное? — сурово спросил я его. — Почему в мое отсутствие вы не охраняли как следует то, что мне принадлежит?
— Но, господин мой! — отвечал он. — Ведь вы поручили следить за домом и поместьем своему сыну! — Он пожал плечами, как мне показалось, совершенно равнодушно. — Вот уже много лет я не пользуюсь вашим доверием и расположением.
— А разве ты не зган? — прорычал я, чувствуя, как просыпается во мне вампир, как растут мои зубы и ногти превращаются в острые ножи. — И разве я не Ференци?! С каких это пор я должен просить о том, что по праву принадлежит мне от рождения, и приказывать исполнить то, что испокон веков было твоими обязанностями?
Я говорил очень тихо и спокойно, но все, кто находился со мной в комнате, слегка попятились, за исключением того, с кем я разговаривал, ибо я схватил его за плечо.
И тут... он вытащил нож и хотел было меня ударить. Но я лишь мрачно улыбнулся и удержал его одним только взглядом. Дрожа с головы до ног, он выронил нож...
— Я... я не оправдал вашего доверия, господин мой! Прогоните меня тоже, господин, и позвольте уйти вместе с Зирра.
Я широко зевнул, демонстрируя ему свой огромный рот, крепкие челюсти и острые зубы, торчавшие из кровоточащих десен. Он хорошо знал, что я легко могу сомкнуть эти челюсти на его лице, превратив его в месиво. Но вместо этого я просто подтащил его к высокому окну.
— Прогнать тебя? — повторил я его слова. — А что, есть такое место, где ты хотел бы оказаться?
— Где угодно, — задыхаясь прошептал он. — Где угодно, господин, только не здесь.
— Не здесь? — переспросил я, выглядывая в окно. — Что ж, будь по-твоему.
И, прежде чем он успел сказать что-либо еще, я схватил его в охапку и швырнул вниз. Падая, он успел вскрикнуть лишь один раз, потом рухнул на скалы и затих навсегда.
Другие предводители, помельче, видя все это, хотели было сбежать, но я предостерег их от этого опрометчивого шага.
— Только посмейте уйти, — взревел я, — и я переловлю вас по одному, вырву и съем ваши сердца! — После таких угроз они застыли на месте. — А теперь идите и разыщите моего сына. А когда найдете, отведите меня к нему — туда, где я смогу с ним разобраться. После этого вы все соберетесь и придете ко мне, ибо мне необходимо поговорить с вами о весьма важных вещах. Вместе со мной вы отправитесь в великий крестовый поход. Фаэтор Ференци вновь поднимется очень высоко и вернет себе былое могущество в мире, а каждому из вас уготована заслуженная им участь. Но вас ждет настоящая мужская работа, и я уверен, что вы завоюете себе достойную судьбу!..
Глава 11
Друзья Гарри и другие
Отдаленное лязганье и звон отвлекли Гарри от длинного рассказа старого вампира. Он перестал слушать и внимательно оглядел пустынную, вспаханную, развороченную землю, на которой до самого горизонта то тут, то там виднелись постепенно все более разрушающиеся развалины старых домов. Даже солнце, которое согревало ему шею и спину и поднимало облака пара над неподвижной водой небольших водоемов, не могло оживить безрадостную картину: по полю двигались железные динозавры, чудовищные и странные силуэты которых неясно виднелись в облаках пыли и сизого зловонного дыма. Едва ли бульдозеры направятся именно в эту сторону, но при виде их Гарри вдруг вернулся к действительности и вспомнил, сколько сейчас, должно быть, времени. Уже, видимо, около девяти часов, а ему еще предстоит добраться до Бухареста — обратный самолет в Афины улетал в 12.45.
— Гарри... — затихающий мысленный голос Фаэтора был похож на вздох. — Я чувствую, что над землей взошло солнце, а оно отнимает у меня силы, делает меня совсем слабым. Должен ли я продолжить свой рассказ, или мы отложим разговор на другое время?
Гарри задумался. Он успел немало узнать о Яноше — вампире, обладающем большими возможностями и силой. И все же, если верить Фаэтору, сын его не был вампиром в полном смысле этого слова, во всяком случае тогда — почти восемьсот лет назад. Таким образом этот разговор давал ему возможность больше узнать не только о самом Яноше, но и о вампирах вообще. Гарри признавал, что уже является достаточно осведомленным и признанным авторитетом в этой области, но одновременно понимал, что о подобных существах знать абсолютно все практически невозможно. Однако, когда от них зависит его жизнь и жизнь других людей, никакие дополнительные сведения не окажутся излишними.
— Ты совершенно прав, — послышался вновь голос Фаэтора. — Хорошо, тогда позволь мне продолжить свой рассказ. Я постараюсь быть как можно более кратким...
* * *
Мои зганы нашли этого пса высоко в горах, где он прятался, трясясь от страха, в одной из пещер. Он подошел к выходу из нее, расположенному на уступе отвесной скалы.
Хоть Янош был еще очень молод, ему нельзя было отказать в силе, да и ростом он был очень высок, такой же крупный и мощный, каким был в молодости Тибор и каким был я сам. Он казался испуганным, но, судя по всему, не склонным малодушно молить о пощаде.
Сломав ветку, он заострил ее и обратился ко мне:
— Ни шагу дальше, отец, или я воткну этот кол тебе в сердце!
— Ах, сынок, — ответил я без враждебности и злобы, — ты и так уже это сделал. Как же ты мог? Я думал, что ты любишь меня, точнее даже, я был в этом уверен. Я также знал, что ты любишь свою мать, хотя даже не подозревал, какова именно твоя к ней любовь. А оказалось, что я ничего о тебе не знаю, кроме того, что ты — мой сын. — И с этими словами я шагнул в пещеру.
— Во всяком случае, ты знаешь, что я убью тебя, — хрипло прошептал он, отступая назад, — если ты только попробуешь наказать меня.
— Наказать тебя? — Я ссутулился к печально покачал головой. — Нет, я всего лишь жду от тебя объяснений. Ведь ты плоть от плоти моей, Янош. И неужели сейчас, когда я остался совсем один, я стану мстить собственному сыну? Не скрою, я действительно был вне себя от горя и ярости, но разве так трудно меня понять?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...