ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я спросил:
- Вы все еще считаете, что "Наятсвилд" спрятан в Исландии или в каком-нибудь удалевном фиорде в северной Норвегии?
- Я никогда не думал ничего подобного.-Дядюшка вновь вернулся от дружелюбного тона к нормальному. А норма для него нечто среднее между холодным и ледяным.- А вы обратили внимание на совпадение дат?
- Да, Анвабель, я заметил совпадение.
"Ивнинг Стар" была найдена выброшенной на камни вблизи Ислэя через три дня после исчезновения сухогруза "Холмвуд" у южного побережья Ирландия. "Джинни Роз" пропала ровно через три дня после того, как загадочно исчезло торговое судно "Ангара" в проливе Святого Георга. Гоночная яхта "Кап-Грес-Нец", которую в итоге нашли на камнях острова Скай, исчезла в тот же день, когда судно "Хидли Пайонир" пропало где-то, как предполагали, у побережья Северной Ирландии. А бывшая спасательная шлюпка "Кингфишер" ушла и больше не появлялась как раз через два дня после того, как теплоход "Харрикейв Спрэй" вышел из Клайда, после чего его никто никогда больше не видел. Совпадения совпадениями, но не до такой же степени. А исчезновение всех четырех экипажей малых судов, погибших в таком ограниченном районе, забило последний гвоздь в гроб этой мысли о простом совпадения. Примерно так я и сказал дядюшке.
- Давайте не будем тратить время на обсуждение очевидвых вещей. Каролина,- холодно сказал дядюшка. Не очень-то вежливо с его стороны, если учесть, что эта идея никогда бы не пришла ему в голову, не вложи я ее туда четыре часа назад.- Вопрос в том, как теперь быть. От Ислея до Ская довольно большое расстояние. Где все это искать?
- Какие у вас есть возможности обеспечить содействие радио и телевидения?
- Что вы еще задумали, Каролина? - спросил он после паузы самым угрожающим тоном.
- Я хочу. чтобы они вставили небольшое сообщение в сводку новостей.
- Так..,- Пауза на этот раз была длиннее.- Если удастся убедить их, что это не имеет отношения к политике и делается в национальных интересах, тогда шансы есть. Что нужно передать?
- Сообщение о том, что получен сигнал бедствия с яхты, потерпевшей крушение где-то к югу от Ская. Сигналы слабые, прогноз неблагоприятный. Точное местоположение не установлено. Спасательная авиация начнет поиск с первыми лучами солнца. Это все.
- Это я могу организовать. Зачем вам то, Каролина?
- Хотел бы пошарить вокруг. Осмотреть окрестности, во так, чтобы это ни у кого не вызвало подозрений. На восточной оконечности острова Торбей есть маленькая пустынная песчаная коса, хорошо защищенная крутым берегом и соснами. Будьте добры выслать туда вертолет с большим радиусом действия завтра перед рассветом.
- Сейчас я, как фокусник, щелкну пальцами и - оп-ля! вертолет к рассвету будет на месте.
- Четырнадцать часов назад, Аниабель, вы собиралась щелкнуть пальцами с тем, чтобы вертолет прибыл к полудню. Теперь у вас только семь часов - половина того времени. Но на этот раз и вертолет нужен для более важного дела, чем взбучка, которую хы собирались задать мне в Лондоне.
- Свяжитесь со мной в полночь, Каролина. Бог с вами, надеюсь, вы знаете, что собираетесь делать.
- Да, сэр,- сказал я. Я не имел в виду, что знаю, что делать. Да, сэр, хотел сказать я ему, надеюсь, я знаю, что делать дальше.
Есля ковер в салоне "Шангрн-Ла" стоил хоть одним пени меньше пяти тысяч фунтов, значит, старик Скурос приобрел его по случаю, через вторые руки. Двадцать на тридцать футов, бронзовые, коричневые и золотые, но в основном золотые узоры палуба была похожа на поле спелой пшеницы, эту иллюзию усиливал высоченный ворс, по которому не так-то просто было передвигаться. Это проклятую штуку надо было переходить вброд. Я в жизни ве видывал ничего роскошнее, если не считать обивки, скрывавшей две трети площади переборок. На фоне обивки ковер выглядел довольно дешево. Персидская или афганская парча, чьи тяжелые, сверкающие складки переливались при малейшем движении "Шангри-Ла". Там, где не было обивки, переборки были обшиты шелковистой тропической древесиной, той самой, из которой был изготовлен великолепнейший бар на корме. Роскошнейшие канапе и табуреты возле бара, обитые темно-зеленой замшей с золотой окантовкой,- вот вам еще одно состояние. Да что говорить! Если бы продать окованные медью столы, которые были аккуратно расставлены на ковре, на эти деньги можно было бы прокормить в течение года семью из пяти человек в гриль-баре отеля "Савой".
Слева смотрели две картины Сезанна, справа - две Ренуара. Не стоило вешать здесь картины. Среди этой роскоши они не могли привлечь к себе внимания. Им было бы уютнее на камбузе.
И мне тоже. И Ханслетту тоже, наверняка. Дело даже не в том, что ваши спортивные пиджаки и шарфы на шее были в резком противоречии с обшей роскошью обстановки с черными галстуками я смокингами хозяина и его гостей. И не в том, что общий разговор, казалось, велся с единственное целью, поставить вас с Ханслеттом на место. Вся эта болтовня об акциях, акционерных компаниях, учетных ставках и концессиях, о миллионах и миллионах долларов,- все это, конечно, не могло не подавлять людей малоимущих, но не нужно было быть гением, чтобы понять, как мало эти ребята в черных галстуках старались произвести на нас впечатление. Для них все эти акции и компании были единственным смыслом их существования, потому разговор все время вертелся вокруг них.
Если бы отключить звук, как это можно сделать в кино, то все происходящее здесь со стороны выглядело бы вполне нормально. Все вокруг так удобно, продуманно. Глубокие кресла обещают приятный отдых. Огонь в камине пылает ярко, почти ослепительно. Скурос сияет улыбкой хлебосольного хозяина. Стаканы ни на мгновение не остаются пустыми - хозяин незаметно нажимает на кнопку звонка, возникает стюард весь в белом с головы до ног, бесшумно наполняет стаканы и столь же бесшумно исчеэает. Все так изысканно, так роскошно, так приятно и спокойно. Пока выключен звук. Но стоит включить его, и вам тут же захотелось бы оказаться подальше отсюда.
Скурос наполнил свой стакан в четвертый раз за те сорок пять минут, что мы пробыли здесь, улыбнулся своей жене, сидевшей в кресле у огня, и провозгласил тост:
- За тебя, моя дорогая. За твое терпение, с которым ты следовала за нами повсюду. Это было самое скучное путешествие для тебя. Поздравляю с его окончаиием. Я посмотрел на Шарлотту Скурос. Все посмотрели на Шарлотту Скурос. Неудивительно миллионы людей смотрели на Шарлотту Скурос, когда она была самой популярной актрисой в Европе. Даже в те времена, когда она уже не будет ни молодой, ни красивой, она все равно будет привлекать взгляды, поскольку она была великой актрисой, а не смазливой, но пустоголовой кинозвездой. Уже сейчас она выглядела старше своих лет, и фигура у нее начала полнеть, но на нее заглядывались бы и тогда, когда б она сидела в инвалидном кресле на колесах. Такой уж у нее был тип лица. Потрепанное лицо, лицо сильно поношенное, лицо, которому так часто приходилось изображать смех и слезы, раздумья и переживания, лицо с усталыми карими глазами, всепонимающими глазами, которым тысяча лет; лицо, в каждой морщинке и черточке которого было столько смысла и характера - да уж, черт побери, в нем не было недостатка!
- Вы очень добры, Энтони...- Грудной голос Шарлотты Скурос, ее медленная речь с едва заметным иностранным акцентом очень естественно сочетались с ее усталой, извиняющейся улыбкой и тенями под глазами.- Но я никогда не устаю. Правда. Вы знаете это.
- Даже в подобной компании? - Улыбка Скуроса была широкой как никогда.- На борту у Скуроса вблизи Западных островов вместо круиза по Леванту с вашими любимчиками голубых кровей? Возьмите хотя бы Дольмана.- Он указал на сидящего рядом с ним высокого тощего типа с редкими темными волосами, с залысинами тот выглядел так, словно забыл вовремя побриться. Джон Дольман был управляющим пароходной компании Скуроса.- Эй, Джон, как вы считаете - сможете вы заменить юного виконта Хорли? Того, у которого в голове опилки, зато в банке пятнадцать миллионов?
- Боюсь, что с трудом, сэр Энтони.- Дольман держался столь же корректно, как и сам Скурос, что особенно подчеркивало дикость всего происходящего.- С большим трудом. Я привык больше работать головой и у меня нет таких денег. Кроме того, я не мастер поддерживать светскую беседу.
- Да, молодой Хорли был душой общества, не так ли? Особенно, когда меня не было поблизости,- задумчиво добавил Скурос.- Он посмотрел на меня: - Вы знали его, мистер Петерсон?
- Я слышал о нем. Я ведь не вращаюсь в этих кругах, сэр Энтони.- Я был сама учтивость.
- Хм.- Скурос насмешливо посмотрел на двух мужчин, сидящих подле меня. Один из них, весельчак с хорошей англо-саксонской фамилией Лаворски, большеглазый, громогласный, с неистощимым запасом весьма рискованных анекдотов, был, как мне сказали, бухгалтером и финансовым советником. Никогда не встречал человека менее похожего на бухгалтера и финансового советника может быть, именно это и помогало ему преуспевать. Другой средних лет, лысый, с лицом сфинкса, с лихо закрученными усами, которые так и просили для полноты картины шляпу-котелок,- был лорд Чернли, вынужденный, несмотря на свой титул, заниматься маклерством в Сити, чтобы сводить концы с концами.- А как вы оцениваете этих наших добрых друзей, Шарлотта? - Еще одна широкая улыбка, адресованная жене.
- Боюсь, что не понимаю вас.- Шарлотта Скурос смотрела на мужа без улыбки.
- Ну-ну, вы все, конечно, понимаете. Я говорю о той жалкой компании, которую я собрал здесь для столь молодой и привлекательной женщины, как вы.- Он посмотрел на Ханслетта.Она ведь молодая и привлекательная женщина, не так ли, мистер Ханслетт?
- Миссис Скурос никогда не будет старым. Что касается привлекательности, то это излишне и обсуждать. Для десятков миллионов мужчин-европейцев - и для меня в том числе - миссис Скурос была самой привлекательной актрисой своего времени. Если бы у меня в руках была шпага и я имел бы на то полномочия, я тут же произвел бы Ханслетта в рыцари, Разумеется, после того, как проткнул ею Скуроса.
- Времена рыцарства еще не прошли,- улыбнулся Скурос. Я заметил, что, кроме нас, еще двое чувствовали себя неудобно в своих креслах: Генри Бискарт, банкир с голым черепом и козлиной бородкой, н высокий грубоватый шотландец - адвокат по имени Мак-Каллэм. Да и остальным было неловко, но Скурос продолжал: Я только хотел сказать, дорогая, что Чернли и Лаворски - плохая замена той блестящей молодежи, что составляла вашу свиту. Этот нефтепромышленник из Штатов... Или До-менико - испанский граф, да еще и астроном-любитель. Тот, что обычно уводил вас на корму, чтобы показывать звезды над Эгейским морем.- Он снова посмотрел на Чернли и Лаворски.- Мне очень жаль, джентльмены, но я бы не советовал вам так поступать.
- Не помню, чтобы я позволил себе такое,- учтиво сказал Лаворсхи.- У Чернли и у меня есть своя прииципы. Однако я что-то давно не видел юного Доменко...- Он хорошо понимал, кто платит ему жалованье, этот Лаворски, и научился высказываться к месту.
- И не увидите его в дальнейшем,- угрюмо сказал Скурос.По крайней мере на моей яхте или у меня дома. И вообще вблизи моей собственности. Я предупредил его, что узнаю цвет его благородной кастильской крови, если он снова попадется мне на глаза. Я должен извиниться, что упомянул имя этого пустозвона в вашем разговоре... Мистер Ханслетт, мистер Петерсоа, ваши стаканы пусты.
- Благодарю вас, сэр Энтони. Мы получили истинное удовольствие...- Старый дурах Калверт был слишком искушен, чтобы не понимать, что последует дальше.- Ыы бы предпочли вернуться. К вечеру стала портиться погода, и мы с Ханслеттом думаем перевести "Файркрест" под прикрытие острова Гарв.- Я выглянул в иллюминатор, подняв одну из парчовых занавесей. Чувствовалось, какая она тяжелая: она могла держаться под собственным весом, без фиксаторов.- Мы нарочно оставили включенными огни на палубе и в каюте. Чтобы заметить, если нас начнет сносить. За ночь нас протащило довольно далеко.
- Так скоро? Так скоро? - Он произнес это по-настоящему растерянно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...