ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Что же до всего остального, то здесь моего согласия не требуется. Я подчиненный и обязан выполнять приказы.
- Вы снисходительны до предела,- ядовито сказал дядюшка Артур.
- Виноват, сэр. Я не должен был подвергать сомнению ваши суждения, Я очень рад видеть леди. Но думаю, ей лучше находиться внизу, пока мы будем стоять у пирса, сэр.
- Разумная предосторожность,- мягко сказал дядюшка Артур. Ему приятна была моя покорность, мое признание исконных прав аристократии.
- Это будет недолго.- Я улыбнулся Шарлотте Скурос.- Мы покинем Торбей в течение часа.
- Не могу взять в толк, за что вы его взяли?
Я перевел взгляд с сержанта Мак-Дональда на человека с лицом, разбитым в кровь, и вновь на Мак-Дональда.
- Вторжение и нападение. Физическое насилие и сопротивление. Незаконное ношение опасного оружия с намерением совершить убийство. Чего же вы еще хотите?
- Ну ладно. Не так все просто, как кажется.- Сержант Мак-Дональд развел руками.- Он не вторгался и не нападал, мистер Петерсон. Он только ошвартовался. Закон не против, этого. Физическое насилие и сопротивление? Но он сам выглядит так, словно он жертва, а не преступник. И какое же у него было оружие, мистер Петерсон?
- Я не знаю. Он, должно быть, выбросил его за борт.
- Понятно. Выбросил за борт, говорите? Итак, мы не имеем никаких реальных доказательств преступных намерений.
Я начал немного уставать от сержанта Мак-Дональда. Оа быстро сговорился с мнимыми таможенниками, но со мной был исключительно сух.
- Вы хотите сказать, что это продукт коего больного воображения? Вы еще скажите, что я только что высадился на берег, напал на первого встречного, набил ему морду и приволок сюда, чтобы рассказать вам эту историю. Даже вы не настолько глупы, чтобы это проверить.
Его коричневое лицо стало красным, костяшки пальцев побелели. Он сказал мягко:
- Будьте добры не говорить со мной в таком тоне.
- Если вы и дальше будете упираться, как дурак, то я и буду считать вас дураком. Вы что, не собираетесь посадить его?
- Но против него нет ничего, кроме ваших слов.
- Есть. У меня есть свидетель. Он сейчас внизу, на старок пирсе. Адмирал сэр Артур Эрафорд-Джейсон. Очень уважаемый государственаыи деятель.
- Но когда я был у вас на судне, с вами был мистер Ханслетт.
- Он тоже там, внизу.- Я указал на своего пленника.Почему бы вам не задать несколько вопросов вашему приятелю?
- Я послал за врачом. Сначала он должен привести в порядок его лицо. Я не могу разобрать ни слова вз того, что он говорит.
- Врач тут не поможет,-сказал я.- Меня, например, гораздо больше беспокоит то, что он говорят по-итальянски.
- По-итальянски? Это я быстро установлю. Владелец кафе на Западных островах итальянец.
- Это пригодится. Мы должны задать нашему приятелю несколько вопросиков. Где его паспорт? Как он появился в этой стране? Кто его нанял и где он живет? Сержант долго смотрел на меня, затем медленно произнес:
- Вы очень странный морской биолог, мистер Петерсон.
- А вы очевь странный полицейский, мистер Мак-Дональд. Доброй ночи. Я пересек слабо освещенную улицу, вышел на мол и стал ждать в тени телефонной будки. Спустя две минуты по улице торопливо прошел человек с саквояжем и свернул к полицейскому участку. Он вышел через пять минут, что меня не удивило: это был маленький провинциальный эскулап, а тут требовалась госпитализация. Дверь полицейского участка снова отворилась, и оттуда быстро вышел сержант Мак-Дональд в наглухо застегнутом черном макинтоше. Он быстро шагал вдоль мола, не глядя по сторонам, поэтому мне легко было следовать за ним. Ои повернул к старому каменному пирсу. В конце пирса он зажег фонарь, спустился по веревочной лестнице и подтянул за цепь маленькую лодку.
- Почему они не снабдили вас телефоном или передатчиком для срочных сообщений? - спросил я.- В такую ночь можно погибнуть в холодных волнах, так и не добравшись до "Шангри-Ла".
Он медлеиво выпрямился, выпустил конец из рук, и лодка исчезла в темноте. Он медленно поднялся по лестнице, очень медленно и тяжело, как старик, и спокойно спросил:
- Что это вы сказали о "Шангри-Ла"?
- Я не хочу принуждать вас, сержант,- приветливо сказал я.- Вы не можете разглашать служебные тайны. Вы ведь служите вашим хозяевам и теперь отправляетесь туда, чтобы сообщить, что один из их наемников серьезно искалечен и что у этого Петерсона серьезнейшие подозрения насчет сержанта Ман-Дональда. Так?
- Я не понимаю, о чем вы говорите,- отрешенно произнес он.- "Шангри-Ла"? Я не думал даже приближаться к "Шангри-Ла".
- Тогда куда же вы собрались? Ну, говорите... Ловить рыбу? Что-то не видно ваших снастей...
- А как вы объясните ваши собственные дела? - спросил Мак-Дональд.
- Я как раз этим в занимаюсь. Присоединяйтесь, сержант. Давайте поразмыслим о вашем итальянском парнишке. Я привожу его к вам, имея лишь смутные подозрения, что вы тоже в чем-то замешаны. Привожу, чтобы посмотреть, как вы отреагируете. И у меня не остается никаких сомнений. Вы прекрасно отреагировали.
- Я, может, не такой умный, мистер Петерсон,- с достоинством возразил он, - но я н не полный идиот. Я думал, вы один из них или что-то в этом роде.- Он помолчал.- Но вы не из тех. Вы из службы безопасности.
- Да, я из службы безопасности.- Я указал туда, где в двадцати ярдах от нас стоял "Файркрест".- Вам лучше побеседовать с моим боссом.
- Я не подчиняюсь службе безопасности.
- Это ваше дело,- сказал я безразлично, отвернулся н посмотрел через мол.- А ваши два сына, сержант Мак-Дональд, шестнадцатилетние близнецы, которые якобы погибли некоторое время назад в Кайкгорме?
- Что вы сказали о моих сыновьях? - спросил он упавшим голосом.
- Только то, что мне, к сожалению, придется сказать им, что их отец и пальцем не пошевелил, чтобы спасти их.
Дядюшка Артур был страшен, как никогда, а уж если дядюшка Артур примется запугивать, тут есть на что посмотреть. Он даже не шелохнулся, когда я ввел Мак-Дональда в салон, он не предложил ему сесть. Пристальный синий взгляд василиска, усиленный и сконцентрированный сверкающим моноклем, пронизывал несчастного сержанта, как луч лазера.
- Итак, вы пытались ускользнуть, сержант,- начал дядюшка Артур без всякой преамбулы. Ровным, холодным, неумолимым тоном, от которого волосы дыбом встают.- Это следует из того, что вы находитесь здесь. Когда мистер Калверт сошел на берег с арестованным, у него уже были веревка достаточной длины, чтобы вас повесить, а вы своими руками завязали петлю. Не очень умно с вашей стороны, сержант. Вы не должны были пытаться вступать а контакт с вашими друзьями.
- Это вовсе не мои друзья, сэр,- зло сказал Мак-Дональд.
- Я сейчас расскажу вам то, что вы должны знать о Калверте - Петерсон это его псевдоним - н обо всем, чем мы занимаемся. Если вы когда-нибудь кому-нибудь повторите то, что я расскажу, это будет стоить вам работы, пенсии, всех надежд на будущее, на то, что вы сможете найти работу в другом месте, а также нескольких лет тюрьмы за разглашение государственной тайны. Я лично буду поддерживать обвинение.- Он выдержал паузу и добавил, что было уже сущим излишеством: - Я ясно выражаюсь?
- Вы очень ясно выражаетесь, сэр,- сказал Мак-Дональд угрюмо. После этого дядюшка Артур рассказал Мак-Дональду все, что он считал возможным открыть ему,- это было не так уж много, и закончил словами:
- Надеюсь, мы теперь можем рассчитывать на ваше безоговорочнее сотрудничество, сержант.
- Калверт догадался о моем участии в этом...- сказал тот тупо.
- Боже мой! - воскликнул я,- Вы же знали, что таможенники были поддельные. Вы знали, что у них нет документов. Вы знали, что их единственной целью было сломать нашу радиоустановку и узнать, нет ли у нас еще одной. Вы знали, что они не могли вернуться на материк - сильно штормило. А их судно... Это же был катер с "Шангри-Ла", именно поэтому вы отошли, не зажигая огней! А как вы узнали, что телефонные провода перерезаны в проливе? Вы знали, что они перерезаны, но почему же вы сказали, что именно в проливе? Потому что вы точно знали, что именно там. Вы могли бы хотя бы попросить таможенников связаться с банком, где хранятся деньги ваших погибших сыновей, чтобы закрыть счета. Но вы знали, что таможенники туда не собираются. И потом ваши сыновья, сержант, мальчики, которые якобы погибли,- вы не позаботились закрыть их счета. Потому что знали, что они не погибли.
Я забыл обо всех этих счетах,- медленно сказал Мак-Дональд.- А что до остального, то боюсь, я не очень разбираюсь во всех этих делах.- Он посмотрел на дядюшку Артура.- Я знаю, что для меня это конец. Они сказали, что убьют моих мальчиков, сэр.
- Если вы будете сотрудничать с нами,-деловито сказал дядюшка Артур,- я лично прослежу, чтобы вы остались в торбейской полиции до конца ваших дней, сержант. А кто это "они"?
- Единственный, кого я знаю, был тот тип, который называл себя капитаном Имрн. И еще два таможенника - Дюран и Томас. Настоящее имя Дюрана - Квинн. Имен остальных я не знаю. Обычно я встречался с ними у себя дома после наступления темноты. Дважды меня возили на "Шангри-Ла". Чтобы встретиться с Имри.
- А сэр Энтони Скурос?
- Я не знаю.- Мак-Дональд беспомощно пожал плечами.- Он хороший человек, сэр. По крайней мере, я так думаю. Может быть, он в этом и замешан. Кто угодно может попасть в дурную компанию. Это очень страшно, сэр.
- В самом деле? А какова была ваша роль в этом деле?
- В последние месяцы тут стали происходить странные вещи. Пропадали лодки. Исчезали люди. Рыбаки находили свои сети порванными, моторы яхт загадочно ломались - и все в нашем заливе. Это происходило, когда капитан Имри хотел, чтобы некоторые лодки не могли попасть в некоторые места в нужное ему время.
- А по вашей части было расследование: очень тщательное и без всяких шансов на успех,- кивнул дядюшка Артур.- Вы были незаменимы для них, сержант. Человек с вашим положением и вашим характером вне подозрений. Расскажите, сержант, что они собирались делать?
- Бог видит, сэр, я понятия не имею!
- Они вас держали в полном неведении?
- Да, сэр.
- Я в этом не сомневался. Именно так работают квалифицированные специалисты. И вы понятия не имеете, где содержатся ваши мальчики?
- Нет, сэр.
- А откуда вы знаете, что они живы?
- Меня вывозили на "Шангри-Ла" три недели назад. Моих мальчиков тоже доставили туда, бог весть откуда. Они были в порядке.
- Вы и в самом деле так наивны, чтобы поверить, будто ваши мальчики будут в порядке и вернутся к вам живыми, когда все кончится? Даже после того, как мальчики видели похитителей и смогут их опознать при случае?
- Капитан Имри сказал, что они вернутся невредимыми. Если я буду сотрудничать с ними. Он сказал, что только дураки применяют насилие без особой необходимости.
- Так значит, вы убеждены, что они не пойдут на убийство?
- Убийство?! О чем вы говорите, сэр?
- Калверт!
- Да, сэр?
- Налейте ему побольше виски.
- Да, сэр.- Когда речь идет о моих личных запасах, дядюшка Артур предельно щедр. Поэтому я налил сержанту большой стакан виски и, видя, что разорения все равно не избежать, налил себе такой же. Через десять секунд стакан сержанта был пуст. Я взял его за руку и отвел в машинное отделение. Когда мы вернулись в салон, сержанта не нужво было уговаривать выпить еще. Его лицо было белым.
- Я говорил вам, что Калверт летал сегодня в разведку на вертолете,- небрежно сказал дядюшка Артур.- Но я не сказал, что пилот вертолета был убит сегодня вечером. Я не говорил вам, что два других моих лучших агента были убиты в последнее шестьдесят часов. А теперь, как вы могли убедиться, убит Ханслетт. Вы все еще верите, сержант, что имеете дело с компанией робких нарушителей закона, для которых человеческая жизнь неприкосновенна?
- Что я должен сделать для вас, сэр? - К его загорелым щекам прилила кровь, взгляд был холодным и тяжелым.
- Для начала вы с Калвертом перенесете Ханслетта на берег, в ваш участок. Вызовете доктора я получите официальное свидетельство о смерти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...