ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эти ночные приключения...- Он зевнул н закончил: - Я уже далеко не мальчик. Я должен поспать.
Вот это мне нравится. Я сообразил, что я не мальчик, намного раньше, чувствую я себя так, будто не спал несколько месяцев. А дядюшка Артур регулярно укладывался спать ровно в полночь и теперь опаздывал, бедняга, на пятнадцать минут... Но бог с ним. Единственная цель, какую я перед собой поставил, это дожить до пенсии. И я доживу до нее - если не допущу, чтобы дядюшка Артур не прикасался к штурвалу сегодня ночью,
- Но это же не все,- возразила Шарлотта.- Это не все об этом. Мистер Ханслетт, где мистер Ханслетт? И еще вы сказали, что мистер Калверт был на борту "Нантсвилла". Ради всего святого, как же...
- Есть вещи, о которых вам лучше не знать, дорогая. Почему бы вам не ограничиться необходимым? А остальное предоставьте нам.
- Вы, наверное, давно не смотрели на меня внимательно, сэр Артур? - спрсила она спокойно.
- Не понимаю.
- Возможно, это ускользнуло от вашего внимания, но я ведь давно не дитя. Я даже не так молода... Пожалуйста, не третируйте меня как несмышленыша. И если вы хотите поскорее добраться до своего дивана...
- Ладно. Если вы настаиваете... Борьба, к сожалению, всегда бывает обоюдной. Колверт, как я уже говорил, побывал на борту "Нантсвилла". Он нашел обоих моих оперативных работников, Бейкера и Дельмонта.- У дядюшки Артура был безразличный, бесстрастный голос человека, проверяющего счет из прачечной.Оба они заколоты стамеской. Этим вечером пилот вертолета, на котором летел Калверт, был убит, его машину сбили над Торбейским заливом. Час опустя был убит Ханслетт. Калверт нашел его в машинном отделении со свернутой шеей.
Сигара дядюшки Артура вспыхнула и погасла по меньшей мере с полдюжину раз, прежде чем Шарлотта снова заговорила. Ее голос дрожал.
- Они звери. Звери.- Длинная пауза и потом: - Как вы можете справиться с ними? Дядюшка Артур еще раз затянулся, затеи откровенно сказал:
- Я даже не собираюсь пытаться. Разве вы не видели генерала, который сидел бы в окопах бок о бок со своими солдатами? Калверт с ними справится. Доброй ночи, моя дорогая.
Он ушел. Я не стал спорить с ним. Но я-то знал, что Калверту не справиться с ними. Калверт нуждается в помощи. С командой, состоящей из подслеповатого шефа и женщины, на которую стоит только взглянуть, услышать ее голос, коснуться ее, чтобы колокол громкого боя зазвенел в затылке,- с такой командой Калверт нуждался в помощи. И он рассчитывал ее получить.
После ухода дядюшки Артура мы с Шарлоттой молчали в темноте рулевой будки. Но это было молчание, которое объединяет. Чувствуешь, что можешь заговорить в любой момент. И дождь так уютно барабанит по крыше. Темно, как это иногда бывает на море, и клочья белого тумана все наползают и сгущаются. Из-за них мне пришлось вдвое снизить скорость и при сильном боковом ветре удерживать "Файркрест" на курсе стало еще труднее. Правда, у меня был автопилот, включив который, я сразу почувствовал себя спокойнее. Автопилот гораздо лучший рулевой, чем я. О дядюшке Артуре и говорить не приходится.
- Что вы намерены делать этой ночью? - вдруг спросила Шарлотта.
- Вы просто гурман по части информации. Вы разве не знаете, что дядюшка Артур - простите, сэр Артур,- и я выполняем особо секретную миссию? Все засекречено!
- Ну вот, теперь вы смеетесь надо мной - и забиваете, что я тоже здесь с вами выполняю секретную миссию.
- Я рад, что вы с нами, и не смеюсь над вами, потому что я собираюсь оставить судно один или два раза за ночь, и мне нужен кто-то здесь, кому я могу доверить вести его без меня.
- Но у вас есть сэр Артур.
- Да, у меня есть, как вы сказали, сэр Артур. Нет никого на свете, чье благородство и интеллект я уважал бы больше. Но сейчас я бы променял все благородство и интеллект на пару острых молодых глаз. На ночную работу сэра Артура нельзя выпускать без тросточки для слепых. А как ваши глаза?
- Ну, их уже нельзя назвать молодыми, но я думаю, они достаточно зоркие.
- Итак, я могу на вас положиться?
- На меня? Но я и понятия не имею, как управлять судном.
- Вы и сэр Артур составите отличную команду!
- Тогда я постараюсь. Где вы хотите высадиться?
- Эйлен Оран и Крэйгмор. Два самых удаленных острова в Лох-Гуроне. Если,- добавил я задумчиво,- я смогу найти их. Эти острова дышат лишь пустотой холодного ветра и каменного безлюдья. Но Эйлен Оран и Крэйгмор - ключ ко всему. На это я очень надеюсь.
Она промолчала. Я выглянул из-за ветрового обтекателя, надеясь увидеть Даб-Сгейр раньше, чем оттуда увидят меня. Минуты две спустя, я почувствовал, что ее рука легла на мою руку и она стоит рядом. Ее рука дрожала. Ее приближение я почувствовал по запаху духов, которые явно не были куплены в первом попавшемся супермаркете и не выпали из елочной хлопушки. На какое-то время я растерялся перед невозможностью понять женский разум; перед тем, как бежать, чтобы спасти свою жизнь, и пускаться в опасное плавание в водах Торбейского залива, она не забыла положить духи в свою полиэтиленовую сумку! Уж в чем можно быть уверенным, так это в том, что любые духи, какие она употребляла до этого, напрочь смыло водой, пока я выуживал ее из залива.
- Простите меня.- Она сказала это так, что я должен был забыть о том, что она лучшая актриса Европы.- Я прошу у вас прощения. За то, что я говорила, за то, что думала раньше. За то, что считала вас чудовищем. Я ведь не звала о Ханслетте, о Бейкере и Дельмонте, а также о пилоте вертолета. Обо всех ваших друзьях. Простите, Филип. Простите меня!
Она зашла слишком далеко. И была слишком близко от меня, черт побери. Чтобы вставить между нами спичечный коробок, пришлось бы забивать его паровым молотком. А эти духи, что не выпадают из елочной хлопушки - дурманящие духи, духи для привлечения плэйбоев с глянцевых обложек, я бы сказал. Колокол тревоги не переставая звенел в моей голове, словно предупреждая о краже со взломом. Я попробовал прекратить это, насколько это в человеческих силах. Я стал думать о более возвышенных вещах.
Она ничего не говорила. Она только сжимала мою руку, и даже паровой молот теперь бы уже ве помог. Слышно было, как позади нас спокойно и умиротворенно гудит большой дизель. "Файркрест" скатывался в пучину по длинным, пологим валам и снова медленно всплывал. Я впервые отметил странный каприз природы на Западных островах: неожиданный рост температуры после полуночи. Надо будет поговорить с этими ребятами из компании "Кент" насчет их обтекателей, которые якобы гарантированы от запотевания при любых условиях. Но может, им просто никогда не приходилось работать в подобных условиях? Я уж подумывал, не выключить ли автопилот, чтобы мне было чем занять себя, когда она сказала: - Я думаю, мне пора спуститься вниз. Хотите чашечку кофе?
- Если вы обойдетесь без света, то да. И если при этом не наступите на дядюшку Артура - я имею в виду сэра...
- "Дядюшка Артур" звучит очень мило,- сказала она.- И идет ему.
Еще одно пожатие руки, и она ушла.
Каприз природы продолжался недолго. Очень быстро температура понизилась до обычного уровня, и гарантии фирмы "Кент" снова обрелв силу, Я воспользовался этим, предоставил "Файркрест" попечению его собственных приборов и забрался в кормовой рундук. Я вытащил акваланг и все снаряжение для подводного плавания и перенес их в рулевую рубку.
Я дал ей двадцать пять минут, чтобы сварить кофе. Даже принимая во внимание трудность обращения с газовой плиткой в темноте, это был поистине рекорд длительности приготовления кофе. Я услышал звон посуды, когда она принесла кофе в салон, и цинично улыбнулся в темноте. Затем я вспомнил о Ханслетте, Бейкере, Дельмонте в Вильямсе и уже больше не улыбался.
Я не улыбался и тогда, когда, вскарабкался по камням Эйлен Оран, снял акваланг и установил большой вращающийся фонарь между двух камней, направив его луч в сторону моря.
Эллинг не был совсем пуст, но недалеко ушел от этого. Я осветил его своим маленьким фонариком и убедился, что эллинг Мак-Ичерна- совсем не то, что мне нужно. Там не было ничего, кроме потрепанной бурями спасательной шлюпки - обшивка пробита, на дне валяется подвесной мотор, похожий на кусок ржавого железа.
Я подошел к дому. На северной стороне светилось окно. Свет в половине второго ночи. Я подтянулся и осторожно заглянул в окно. Чистая, прибранная комнатка с побеленными известью стенами, каменным полом, застеленным ковром, и камином, где догорали поленья. Дональд Мак-Ичерн сидел в плетеном кресле все такой же небритый, в той же месячной свежести рубашке; он сидел, склоняв голову, глядя в глубину тлеющего очага. Так, словно угасающее пламя должно было угаснуть вместе с его жизнью. Я двинулся к двери, повернул ручку и вошел.
Он услышал и повернулся ко мне, но не быстро, а как человек, которому уже ничто в мире не может повредить. Он посмотрел на меня, на пистолет в моей руке, на свое ружье двенадцатого калибра, висевшее на гвозде,- и даже не попытался встать со своего кресла, а еще глубже погрузился в него.
- Кто вы, черт вас побери? - спросил он безразлично.
- Меня зовут Калверт. Я был тут вчера.- Я снял резиновый шлем, и он вспомнил. Я указал на двустволку: - Нынче вечером вам ружье, похоже, без надобности, мистер Мак-Ичерн. По крайней мере, вы не хватаетесь за него, чтобы защищаться.
- Вы не ошиблись,- неохотно пробурчал он.-В ружье нет патронов.
- И за вами никто не стоит, как вчера...
- Не понимаю, о чем вы говорите... Кто вы? Чего хотите?
- Я хочу знать, почему вы устроили мне такой прием вчера.Я спрятал пистолет.- Он был слишком дружеским, мистер Мак-Ичерн.
- Кто вы, сэр? - Он выглядел еще старше, чем вчера: старый, разбитый, уничтоженный.
- Калверт. Они велели вам отпугивать посетителей, не так ли мистер Мак-Ичерн? - Никакого ответа.- Я задал несколько вопросов вашему приятелю Арчи Мак-Дональду. Полицейскому сержанту в Торбее. Ов сказал, что вы женаты. А я не видел миссис Мак-Ичерн.
Он чуть приподнялся в кресле. Старые воспаленные глаза блеснули. Потом снова опустился, и глаза померкли.
- Однажды ночью вы вышли в море на своей лодке, не так ли, мистер Мак-Ичерн? Вышли в море и увидели кое-что лишнее. Они схватили вас, притащили сюда, забрали миссис Мак-Ичерн и пообещали, что если вы произнесете хоть одно слово, то уже никогда больше не увидите своей жены. Я имею в виду - живой. Они велели вам оставаться здесь - на тот случай, если кто-нибудь забредет сюда, удивится вашему отсутствию и поднимет тревогу- А чтобы иметь уверенность в том, что вы не попытаетесь обратиться за помощью на материк - хотя я уверен, что вы не сумасшедший, чтобы решиться на это,- они испортили ваш двигатель, превратив его в кусок ржавого железа. Пропитанная морской водой мешковина - и случайный посетитель подумает, что это простая оплошность, а никак не умышленная порча.
- Да, они сделали это.- Он смотрел в огонь невидящими глазами, его голос упал до шепота, будто он думал вслух или тяжело переживал то, что произносит.- Они забрали ее и сломали мою лодку. А я медленно умираю здесь, в задней комнате, потому что мою жизнь они тоже отняли. Если бы я имел, я отдал бы им миллион фунтов - лишь бы они вернули мою Мэри. Она на пять лет старше меня. Он больше не защищался.
- Чем же вы здесь живете?
- Каждые две недели они привозят мне консервы. Немного. И еще сгущенное молоко. Чай у меня есть, и еще я ловлю мелкую рыбешку с берега.- Он опять уставился в огонь, сдвинув брови; он как-будто вдруг начал понимать, что я принес какие-то перемены в его жизнь.- Кто вы, сэр? Кто вы? Вы не один из них. И вы не полицейский, я нагляделся на них. Нет, вы совсем не такой...- Теперь в нем появились признаки жизни, жизнь возникла а его лице, в глазах. Он смотрел на меня целую минуту, и мне стало неловко под взглядом его выцветших глаз. И тут он сказал: - Я знаю, кто вы. Я знаю, кем вы должны быть. Вы человек правительства. Вы агент службы безопасности.
- Браво, старикан, я готов снять перед тобой шляпу.- Я стоял перед ним, затянутый в скафандр по самые уши, с ног до головы засекреченный, а он видел меня насквозь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

загрузка...