ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Коттон Малоун – 2

Scan – niksi. OCR & ReadCheck – Tatsiana.
«Стив Берри "Александрийское звено"»: Эксмо, Домино; Москва, СПб.; 2009
ISBN 978-5-699-32744-7
Аннотация
Не доверяйте безоговорочно прописным истинам. Тому, например, что Александрийская библиотека, одно из семи чудес света и величайшее хранилище человеческой мудрости, погибла в огне пожара. На самом деле долгие века на земле существует тайный орден Хранителей – узкий круг посвященных, оберегающих тайно вывезенные копии древних манускриптов. А другая, не менее тайная, организация могущественных хозяев всемирного бизнеса готова пойти на все, чтобы выйти на след древней Библиотеки. Ведь знание – не просто сила, в умелых руках оно – ключ к богатству и безграничной власти.
Стив Берри
Александрийское звено
Кэти и Кевину, двум падающим звездам, вновь притянутым на мою орбиту
История – это дистилляция свидетельств, дошедших до нас из прошлого.
Оскар Хэндлин. Правда в истории (1979 г.)
В тот момент, когда прародитель Адам впервые увидел рассвет, закати очертания собственной руки, началась история человечества, которую потом стали запечатлевать в камне, металле, на пергаменте – во всем, что существует в мире и что создают мечты людей. И вот – плод их труда, Библиотека… Не имущие веры утверждают, что, если она сгорит, история сгорит вместе с ней. Они ошибаются. Неустанный человеческий труд породил эту бесконечность книг. Если из них не останется ни одной, человек восстановит каждую страницу, каждую строчку.
Хорхе Луис Борхес об Александрийской библиотеке
Библиотеки – это память человечества.
Иоганн Вольфганг Гёте
ПРОЛОГ
Палестина
Апрель 1948 г.
Терпение Джорджа Хаддада было на пределе. Он с ненавистью смотрел на привязанного к стулу мужчину. Как и у него самого, у пленника была смуглая кожа, орлиный нос и глубоко посаженные темные глаза сирийца или ливанца. А еще в этом человеке было что-то, что очень не нравилось Хаддаду.
– Спрашиваю еще раз: кто ты?
Бойцы Хаддада поймали незнакомца три часа назад, перед самым рассветом. Он шел один и без оружия. Какая глупость! С тех пор как в прошлом ноябре британцы решили разделить Палестину на два государства – арабское и еврейское, – между двумя этими сторонами бушевала война. А этот дурак идет прямиком в арабскую цитадель, не оказывает никакого сопротивления и не произносит ни слова с того момента, как его прикрутили к стулу.
– Ты слышишь меня, кретин? Я спрашиваю: кто ты такой?
Хаддад говорил на арабском и видел, что незнакомец понимает его.
– Я – Хранитель.
Ответ не прояснил Хаддаду ровным счетом ничего.
– Что это значит?
– Мы храним Знание. Из Библиотеки.
Хаддад находился не в том настроении, чтобы разгадывать шарады. Только вчера израильские подпольщики напали на соседнюю деревню. Они загнали сорок палестинских мужчин и женщин в карьер и перестреляли всех до одного. Ничего нового. Арабов методично уничтожали и изгоняли. Земли, на которых в течение тысячи шестисот лет жили их предки, конфисковывались. Происходила накба, катастрофа. И сейчас Хаддад должен быть там, сражаться, а не выслушивать эту ахинею.
– Мы все – хранители знаний, – сказал он. – Мое заключается в том, как стереть с лица земли каждого сиониста, который встретится на моем пути.
– Именно поэтому я и пришел. В войне нет нужды.
Этот человек определенно идиот!
– Ты что, слепой? Евреи наводняют наши земли, стремятся нас уничтожить! Война – это единственное, что нам осталось!
– Вы недооцениваете стойкость евреев. Им удавалось выживать на протяжении веков, и они сумеют выжить в будущем.
– Это наша земля! Мы победим!
– Существуют вещи посильнее пуль, и они могут подарить вам победу.
– Правильно! Бомбы! И у нас их предостаточно! С их помощью мы сокрушим всех вас, проклятые сионисты!
– Я не сионист.
Незнакомец сказал это тихим голосом, а потом умолк. Хаддад понимал, что допрос пора заканчивать. У него не было времени распутывать эти узлы.
– Я пришел из Библиотеки, чтобы поговорить с Камалем Хаддадом, – сказал наконец мужчина.
Злость Хаддада сменилась удивлением.
– Это мой отец, – проговорил он.
– Мне сказали, что он живет в этой деревне.
Отец Хаддада был ученым, специализировался в области истории Палестины и преподавал в одном из колледжей Иерусалима. Большой – и телом, и сердцем – человек, он громко говорил и смеялся. Недавно он выступал посредником в переговорах между палестинцами и британцами, пытаясь не допустить массового наплыва евреев и предотвратить накбу, но потерпел неудачу.
– Мой отец мертв.
В пустых глазах пленника вспыхнул огонек тревоги.
– Я этого не знал.
На Хаддада нахлынули воспоминания, от которых он хотел бы избавиться навсегда.
– Две недели назад он сунул в рот дуло винтовки и снес себе затылок. Он оставил записку, в которой написал, что не может смотреть, как уничтожают его родину. Он считал себя виновным в том, что не способен остановить сионистов. – Хаддад поднес револьвер к лицу Хранителя. – Зачем тебе понадобился мой отец?
– Он один из тех, кому должна быть передана информация. Он – Приглашенный.
В груди Хаддада вновь поднялась злость.
– О чем ты толкуешь?
– Твой отец был человеком, пользующимся большим уважением. Он был ученым и заслуживал того, чтобы разделить наше Знание. Для этого я и пришел – чтобы пригласить его и поделиться.
Слова пленника произвели на Хаддада эффект ведра воды, вылитой на огонь.
– Поделиться чем?
Хранитель покачал головой.
– Это предназначалось только для него.
– Он мертв!
– Значит, будет избран другой Приглашенный.
Что бормочет этот сумасшедший? В плену у Хаддада побывало много евреев. Сначала он пытал их, чтобы вытянуть необходимую информацию, а потом уничтожал то, что от них оставалось. До наступления накбы Хаддад был фермером и выращивал оливковые деревья, но его всегда тянуло к науке и он мечтал продолжить отцовские исследования. Теперь это стало невозможным. Было образовано государство Израиль, территорию которого выкроили из исконно арабских земель, видимо, в порядке компенсации евреям за холокост. И все это – за счет палестинского народа.
Хаддад прижал дуло револьвера к переносице Хранителя, прямо между глазами.
– Я только что назначил себя Приглашенным. Давай выкладывай свое знание.
Глаза незнакомца, казалось, проникали в самую душу Хаддада, и на мгновение его охватило странное чувство неловкости. Этот посланец явно попадал в переделки в прошлом. Хаддад всегда восхищался смелыми людьми.
– Ты ведешь войну, в которой нет нужды, против врага, который введен в заблуждение, – сказал мужчина.
– О чем, во имя Аллаха, ты говоришь?
– Это узнает следующий Приглашенный.
Приближался рассвет. Хаддаду было необходимо поспать. Он надеялся узнать от пленника имена кого-нибудь из еврейских подпольщиков, возможно, даже тех, что устроили вчерашнюю бойню. Проклятые англичане снабжали евреев ружьями и танками, а арабам годами запрещали иметь собственное оружие, что ставило их в заведомо проигрышное положение. Да, арабов было больше, но евреи были лучше оснащены, и Хаддад опасался, что в результате этой войны государство Израиль будет окончательно узаконено.
Он смотрел на человека, которого, похоже, было невозможно сломить, в глаза, которые незнакомец ни разу не отвел в сторону. Он понимал: Хранитель готов умереть. За несколько последних месяцев убивать для Хаддада стало гораздо легче. Зверства евреев помогли ему избавиться от остатков того, что называется совестью. Ему исполнилось всего девятнадцать, а его сердце уже превратилось в камень.
На войне как на войне.
И он спустил курок.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1
Копенгаген, Дания
Вторник, 4 октября, наши дни, 1.45
Увидев, кто пожаловал к нему в гости, Коттон Малоун сразу понял: неприятности. На пороге открытой двери его книжного магазина стояла его бывшая жена – человек, которого он хотел видеть меньше всего на свете. Он сразу заметил страх, плескавшийся в ее глазах, вспомнил неистовый стук в дверь, разбудивший его несколько минут назад, и сразу подумал о сыне.
– Где Гари? – спросил он.
– Ты, мерзавец! Они забрали его! Из-за тебя! Они его похитили! – Она метнулась вперед и стала бить кулаками по его плечам. – Мерзкий, грязный сукин сын!
Малоун схватил ее за запястья, и она разрыдалась.
– Именно из-за этого я ушла от тебя! Я думала, что все это закончилось!
– Кто забрал Гари? – Ответом ему были новые всхлипы. Он продолжал сжимать ее руки. – Пэм, успокойся и ответь на мой вопрос. Кто забрал Гари? С чего ты взяла, что его похитили?
Она посмотрела на него заплаканными глазами.
– Откуда, черт возьми, мне знать?
– Что ты здесь делаешь? Почему не пошла в полицию?
– Потому что они запретили мне обращаться к полицейским. Они сказали, что, если я хоть близко подойду к полиции, Гари умрет. Они сказали, что сразу же узнают об этом, и я им поверила.
– Кто такие «они»?
Женщина вырвала свои запястья из его рук. Ее лицо исказилось от гнева.
– Я не знаю. Они только сказали, чтобы я подождала два дня, а потом отправилась к тебе и передала вот это. – Она порылась в сумке и вытащила сотовый телефон. По ее щекам продолжали бежать слезы. – Они велели, чтобы ты вышел в Сеть и заглянул в электронную почту.
Верно ли он ее расслышал? Выйти в Сеть и заглянуть в электронную почту?
Малоун открыл сотовый телефон и проверил частоту. С помощью этой трубки можно было бы позвонить в любую точку мира. Внезапно он почувствовал себя беззащитным. Ходжбро Пладс была пустынной. В этот ночной час на площади не было ни души.
Все его чувства ожили.
– Входи.
Он втащил женщину в магазин и закрыл дверь, но свет включать не стал.
– Что происходит? – спросила она дрожащим от страха голосом.
Малоун повернулся к ней лицом.
– Я не знаю, Пэм. Это ты мне должна рассказать. Нашего сына похитили какие-то неизвестные, а ты выжидаешь целых два дня, не сообщая об этом ни единой живой душе! Тебе это не кажется безумием?
– Я не хотела рисковать его жизнью.
– А я хотел? Я хоть когда-нибудь ставил его жизнь под угрозу?
– Да! Тем, что ты был тем, кем был! – ледяным тоном ответила женщина.
Внезапно ему в голову пришла мысль: ведь она никогда прежде не была в Дании!
– Как ты меня нашла?
– Они мне сказали…
– Да кто «они», черт побери?
– Я не знаю, Коттон! Двое мужчин. Говорил из них только один – высокий, темноволосый, с плоской физиономией.
– Американец?
– Откуда мне знать!
– Как он говорил?
Женщина, похоже, сумела совладать с эмоциями.
– Нет, не американец. Скорее европеец. Он говорил с акцентом.
Коттон поднял руку с телефоном.
– Что я должен с этим делать?
– Этот тип сказал, чтобы ты открыл электронную почту – и тогда все поймешь. – Она нервно оглянулась, окинув взглядом прячущиеся в тени полки. – Компьютер у тебя наверху?
Должно быть, это Гари рассказал ей о том, что отец живет над магазином. По крайней мере сам Коттон этого точно не делал. С тех пор как в прошлом году он уволился из министерства юстиции и уехал из Джорджии, они разговаривали лишь однажды – два месяца назад, когда он привез Гари домой после летнего визита в Копенгаген. Пэм холодно сообщила ему, что Гари – не его сын. Мальчик якобы стал плодом короткой интрижки, которую она позволила себе шестнадцать лет назад в качестве мести за его неверность. С тех пор мысль об этом поселилась в душе Малоуна всепожирающим демоном, от которого он до сих пор не мог избавиться. Коттон пришел лишь к одному окончательному выводу: он больше не желает разговаривать с Пэм Малоун никогда и ни при каких обстоятельствах. Если возникнет необходимость передать какое-нибудь сообщение, это можно сделать через Гари.
Но теперь все изменилось.
– Да, – сказал он, – наверху.
Они поднялись в его квартиру, Коттон включил ноутбук и стал ждать, пока тот загрузится. Пэм наконец полностью взяла себя в руки. Такой уж она была. Ее настроение менялось скачками, за которыми было невозможно уследить: то она на вершине счастья, то в бездне отчаяния.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...