ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Спасибо. – Леонора, улыбаясь, пригубила бренди. Честно сказать, она совершенно не собиралась приходить сюда. После ужина Томас предложил продолжить разговор где-нибудь в тишине и чтобы вокруг не было такого количества любопытных. Девушка согласилась. Почему-то она была уверена, что он просто хочет проводить ее до дома. Пока они шли по дорожке, Леонора размышляла, следует ли предложить Уокеру зайти и выпить чая, а потом оказалось, что они движутся в направлении его дома.Сам собой где-то внутри зажегся сигнал тревоги, но Леонора напомнила своей мнительной половине, что в их отношениях нет места ухаживаниям и сексу. Это деловое партнерство, в которое она затащила Уокера посредством шантажа. Так что какой уж тут секс.Кроме того, она должна смотреть на вещи реально: вряд ли он может думать что-то хорошее о девушке, которая безжалостно использовала имеющуюся у нее информацию, чтобы заставить его участвовать в расследовании. Мужчины редко находят таких расчетливых дам привлекательными. Леонора вздохнула. Да и сам он, между прочим…Тут, подыскивая подходящий эпитет, она с удивлением обнаружила, что за последнее время ее мнение о мистере Томасе Уокере претерпело существенные изменения. Он по-прежнему напоминал ей сильного и опасного, хоть и не слишком породистого пса, но, по крайней мере, этот хищник был на ее стороне. Пока.Меж тем Томас сделал глоток бренди и спросил:– Можно я задам вам личный вопрос?– Какой?– Как получилось, что вы с Мередит стали друзьями? На мой взгляд, такие разные девушки не могут иметь ничего общего.– Мы встретились в колледже. Мередит влезла в компьютер кампуса и поучаствовала в распределении комнат. И оказалась на моем этаже.– Но зачем?– Это долгая история. – Леонора водила пальцем по краю бокала. – Жизнь Мередит была непростой и не совсем обычной. Она никогда не знала своего отца. Ее мама была очень умной и образованной женщиной, но у нее были определенные проблемы с психикой, а она не хотела лечиться. В какой-то момент она отправилась в банк спермы и забеременела от анонимного донора. Она выбрала его за высокий показатель интеллекта, отменное здоровье и приятную внешность.– Значит, банк спермы?–Да.– Черт. – Томас оперся на стойку и печально покачал головой. – Не лучшее место, чтобы найти заботливого отца.– Точно.Некоторое время они пили бренди в молчании. Потом Леонора сказала:– Мередит ненавидела своего отца, хотя ни разу в жизни не видела его.– Возможно, ненавидела именно потому, что не видела.– Возможно.– Не смотрите так удивленно. Мужчины тоже иногда соображают.– Я это запомню, – кивнула девушка и продолжала: – На первый взгляд Мередит была абсолютно самоуверенной и самодостаточной особой. Но мне думается, у нее существовал ряд комплексов… И была здорово занижена самооценка. Она часто повторяла – вроде как невеселую шутку, – что ей довелось родиться от человека, который так не хотел становиться отцом, что не снизошел не только до знакомства с ее матерью, но и до того, чтобы переспать с ней. Этот человек действительно плевать хотел на судьбу своего ребенка. Он не желал знать, появился ли этот ребенок на свет и если да, то, как его зовут…Томас промолчал, и Леонора стала рассказывать дальше:– Мать уверяла Мередит, что, будучи результатом тщательно отобранного набора генов, она должна быть почти совершенством. Но у самой Мередит была другая точка зрения. Она считала, что человек, который так бездумно отнесся к возможности дать жизнь ребенку, имеет некий изъян. То есть у него не хватает гена привязанности и ответственности или чего-то в этом роде.– Звучит разумно, – заметил Томас.– Возможно, все было бы не так плохо, если бы мать Мередит не теряла разум так быстро или если бы у них были родственники, которые могли бы позаботится о девочке. Но их не было.– Паршиво.– Не то слово. Мать Мередит не желала обратиться за помощью к специалисту, но ничего не имела против самолечения. Она начала пробовать всякие лекарства, в том числе и наркотические препараты, и, в конце концов, они стали причиной ее смерти. Мередит было семнадцать, когда это случилось. Утром она вошла в спальню матери и нашла ее остывшее тело.– Господи Боже, – пробормотал Томас, качая головой. Помолчав, он задумчиво сказал: – Такого рода препараты стоят кучу денег.– Несомненно. Кроме того, их употребление делает невозможным наличие нормальной работы и порядка в доме. Даже обед для ребенка кажется непосильной задачей. Они довольно часто переезжали с места на место… В доме периодически появлялись разные мужчины.– Могу себе представить.– Мне кажется, что основным воспоминанием детства для Мередит было чувство незащищенности. Она была просто одержима мыслью о большом количестве денег, которые смогли бы навсегда гарантировать ее финансовую независимость. Она ни на минуту не прекращала думать об этом и разрабатывала все более хитроумные планы.– А как вы познакомились?– После смерти матери Мередит решила разыскать отца. Видите ли, она осталась совершенно одна, и ей просто необходимо было найти какого-то близкого человека, который хотя бы будет знать, что она существует.– Вполне естественное желание, – кивнул Томас. – Возможно, что на ее месте я сделал бы то же самое.– Да и я… – Леонора замолчала, печаль окутала ее невидимой вуалью.Через некоторое время Томас спросил:– И что случилось дальше?– Она залезла в базу данных банка спермы и нашла там имя своего отца. Забавно, учитывая, что подобные заведения всегда гарантируют полную анонимность. – После секундного колебания девушка продолжала: – Мередит выяснила, что много лет назад этот мужчина погиб в авиакатастрофе. И тогда она стала искать его родственников.Уокер со стуком опустил бокал на стойку и изумленно уставился на Леонору:– Этого не может быть! Вы хотите сказать…– Мередит нашла свою сводную сестру, – пробормотала Леонора, опуская руку на голову пса, который незаметно материализовался подле ее стула и предлагал свою моральную поддержку.– То есть вас? – переспросил Томас, все еще пристально глядя на нее, словно пытаясь решить, похожа ли она на ту, другую.– Да, – просто ответила Леонора.– Вот черт…Повисло молчание, лишь дрова в камине потрескивали, и этот звук лишал паузу возможной напряженности.– Это доказывает известный постулат о том, что набор генов не есть определяющая черта. Вы с Мередит абсолютно разные, просто ночь и день.– Знаете, это беспокоило и ее тоже. Она как-то даже спросила меня, что я думаю по этому поводу.– И что же вы ей ответили?– А что я могла сказать? – Девушка пожала плечами. – Я потеряла родителей, но у меня были любящие бабушка и дедушка, которые смогли заполнить пустоту. А Мередит была одна – никто не заботился о ней. И ей пришлось очень тяжело…Томас отпил глоток бренди и сказал, словно размышляя вслух:– Эта информация помогла мне найти кусочек головоломки.– Какой головоломки?– Ваша личность – самая большая загадка, с которой я столкнулся последнее время. И мне никак не удается разгадать вас.Эта мысль неожиданно понравилась Леоноре. Она никогда не считала себя загадочной женщиной, и то, что такой мужчина, как Томас Уокер, думал о ней именно так, приятно щекотало самолюбие. Девушка сняла очки, сложила и расправила дужки; этот простой, ничего не значащий жест всегда давал несколько секунд, необходимых, чтобы в трудной ситуации подобрать достойный ответ.– Я всегда полагала, что в нашей семье единственная интригующая личность – это Мередит, – произнесла она наконец.– Ничего подобного! Раскусить Мередит было проще простого. Но вот вы… Сначала я решил, что вы ее сообщница и тоже охотитесь за деньгами.– Я помню.– Эта теория рассыпалась в прах, когда вы предложили мне сделку: номер счета в обмен на помощь в расследовании возможного убийства Мередит.– И тогда вы быстренько состряпали новую теорию?– Я был стопроцентно уверен, что у Мередит не было близких друзей. Никто из просто знакомых не стал бы бросать работу и личные дела и приезжать в Уинг-Коув ради ответов на туманные вопросы. Я все думал, что должна быть какая-то логичная связь, веский повод для… – Он вдруг замолчал, и Леонора, выгнув бровь, переспросила:– Так в чем же состояла новая теория?Но Уокер сделал вид, что не слышит вопроса, и пристально разглядывал очки, которые девушка крутила в руке.– Эта дужка выглядит ослабленной, – сказал он.– Так и есть. Я все собиралась при случае заскочить в оптику и попросить, чтобы ее подтянули, но закрутилась…– Винт может потеряться… Дайте-ка.Он забрал оправу из ее пальцев, встал и, открыв неприметную дверь рядом с холодильником, скрылся в соседнем помещении. Там зажегся свет. Леонора, которая даже не успела поинтересоваться, что это он намерен делать с ее очками, слезла с табурета и подошла к открытой двери. Комната была полна всевозможными инструментами самых разных видов и размеров. Уокер стоял у стола и копался в ящичке с миниатюрными отвертками.– Томас…– Думаю, у меня найдется подходящая… Точно, вот она!Он повозился с дужкой и протянул Леоноре очки:– Попробуйте.Сначала она просто согнула и разогнула дужки. Обе были одинаково крепко привинчены. Тогда девушка надела очки. Ей было неожиданно приятно, что он что-то сделал для нее.– Здорово! – искренне воскликнула она. – Надо бы завести себе такую маленькую отверточку, чтобы не приходилось бегать в оптику всякий раз, как ослабнет винтик. Спасибо.– Всегда к вашим услугам.– Я здесь, в Уинг-Коув, по тем же причинам, что и вы, Томас, – неожиданно выпалила Леонора.– Теперь я знаю, – отозвался он. – Семья – это ответственность. И крепкие связи, несмотря ни на что.– Да…– Ну вот видите, а я-то считал, что у нас с вами нет ничего общего.Леонора промолчала. Не признаваться же ему, что она повторяла эти слова про себя довольно часто, словно надеялась спрятаться за ними.
Через некоторое время Томас и Ренч проводили девушку домой. Туман сгустился, окутав бухту, и сквозь его призрачную пелену слабо светили лампы над беговой дорожкой. Там, где был город, виднелось лишь бледное свечение: как далекий-далекий маяк, город указывал путь заблудшим.У двери Леонора попрощалась с провожатыми, потом отдернула штору и смотрела, как они удаляются, пока Томас и его спутник не растворились в тумане.Девушка смотрела им вслед и размышляла, что движения хозяина и пса имеют некое общее качество – непринужденную грацию прирожденных охотников, обманчиво небрежную. Сильные и хищные, как волки. И она ни на минуту не поверила в рассуждения о карликовом пуделе. Глава 7 Леонора откинулась на спинку стула, и древний предмет мебели жалобно скрипнул. Девушка замерла, испугавшись, что он может развалиться под тяжестью ее тела. Но стул оказался еще хоть куда, и тогда она осторожно водрузила ноги на край стола, протянула руку к телефону и набрала хорошо знакомый номер.Глория сняла трубку на втором гудке. Голос ее звучал несколько рассеянно:– Да?– Это я, бабушка. Как прошла твоя партия в бридж вчера вечером?– Я выиграла.– Ни минуты не сомневалась, что так и будет. По-моему, пора решать, во что вложить все четвертаки, которые ты выиграла за последние несколько лет. Может, там уже хватит на открытие небольшого собственного казино?– Просто мне повезло с картами, – с ложной скромностью заявила Глория. – Детка, я так рада, что ты позвонила, а то уж начала тревожиться. Как ты? И как дела в Вашингтоне?– У меня все в порядке. – Девушка взглянула в сторону открытой двери и потом – в длинный проход меж книжных шкафов, хотя и так знала, что в библиотеке, кроме нее, никого нет. – Новостей никаких, честно сказать. Но, как обычно говорим мы, детективы, расследование продолжается.– Бог с ним с расследованием, переходи к делу, дорогая. Как продвигаются дела с твоим мистером Уокером?– Бабушка, я уже сто раз повторяла тебе, что он вовсе не мой! И, если хочешь знать, мы с Томасом пришли к единому мнению, что у нас нет ничего общего! Кроме желания расследовать смерть Бетани и Мередит, конечно. Чтобы утешить тебя хоть немного, могу сказать, что пес Томаса меня просто обожает.– Можно считать это неплохим началом. Мистер Уокер уже приглашал тебя на обед?– Ну, вообще-то да, мы ужинали вчера вечером… Но только потому, что нам нужно было обсудить проблемы с расследованием.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...