ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Лео, это Кайл. Дорогая, что случилось? Ты не отвечаешь на мои звонки…» – «А ты чего хотел?» – «Лео, нам нужно поговорить. Это очень важно для меня. Видишь ли, я имею все шансы получить в этом году должность преподавателя на кафедре английской литературы. И единственное препятствие – это твоя подружка, Хелен Тальбот. Она возглавляет комиссию, ответственную за принятие решения. И она видеть меня не может после того, что случилось в прошлом году. Но я надеюсь, все изменится, если ты позвонишь ей и скажешь, что мы расстались друзьями и ты ни в чем меня не винишь…»Леонора стерла запись и постаралась справиться с разочарованием. Томас Уокер не позвонил, чтобы предложить ей пряник или пригрозить кнутом. Ну и ладно, и не к чему думать об этом. Это не любовная игра. Это состязание воли двух упрямых и независимых людей.С чего это у нее возникли мысли о любовной игре? Не об этом сегодня надо думать… Но так трудно порой бывает заставить себя не думать…
На следующий день он тоже не позвонил. Но Леонора не верила, что такой человек, как Томас Уокер, может сдаться так легко. Он ждет, что она занервничает, сломается и позвонит первая. Не дождется.
Прошло еще два дня. Леонора проснулась и поняла, что ночь и беспокойные сны не принесли облегчения. Она сделала себе чашку крепкого чая и только потом включила свой ноутбук.Там было только одно сообщение. От Мередит. И начиналось оно словами: «Весточка с того света».«Должно быть, она хихикала, когда писала это», – подумала Леонора.
«Лео!Если ты читаешь эти строки, то меня уже нет на этом свете. Я регулярно откладываю отправление этого сообщения, и если я не смогла это сделать в очередной раз… что ж, так получилось. Мурашки по коже, да? Еще мне неприятна мысль о том, что твоя бабушка была права, когда говорила, что я плохо кончу. Надеюсь, мой уход был ярким и запоминающимся событием.Не буду тянуть. Я завещаю тебе все, чем владею. То есть около полутора миллионов долларов. Неплохая сумма для мелкой мошенницы, а? Мое величайшее достижение.Твое наследство находится на оффшорном счете в банке Карибских островов. Учитывая, что это электронное послание не слишком конфиденциально, я не стану писать номер счета. Ты получишь ключ от банковской ячейки. Там хранятся номер счета и еще пара любопытных мелочей.Прими бесплатный совет. Есть несколько человек, которые сильно расстроятся, когда узнают о пропаже денег. Говори всем, что мы не поддерживали отношений с тех пор, как я стала причиной разрыва твоей помолвки. Кстати, я по-прежнему уверена, что оказала тебе огромную услугу, избавив от Кайла. Он мелкий тип и изменил бы тебе с кем-нибудь еще. Поверь мне, милая, я знаю мужчин.Если станет трудно – мало ли что, – обратись за помощью к человеку, которого зовут Томас Уокер. Вот его телефонный номер. Мы были вместе, но недолго, и он будет в ярости, когда узнает, что я сделала. У некоторых людей совершенно нет чувства юмора. Тем не менее, он один на миллион: ему можно доверять.Надеюсь, ты будешь по мне скучать, хотя бы иногда. Знаю, что причиняла тебе много беспокойства, но ведь у нас были и хорошие времена, правда? Жаль, что не удалось попрощаться.С любовью, Мередит».
Леонора все еще не могла оторвать глаз от монитора, вновь и вновь перечитывая письмо, когда раздался звонок в дверь. Человек из службы доставки протянул ей конверт. Она расписалась, закрыла дверь за посыльным и вскрыла конверт. Там был адрес банка в Сан-Диего и ключ от банковской ячейки.Она приехала в банк с утра к моменту открытия. Часом позже она набрала номер Томаса Уокера и сказала:– Нам нужно поговорить. Глава 3 Она позвонила! Уокер вынужден был признаться себе, что испытывает огромное облегчение. Он плохо спал в последнее время, мучительно раздумывая, где же он допустил ошибку и как теперь заставить упрямую девушку помочь ему и Дэки. Пожалуй, он не выдержал бы игры в молчанку дольше и уже готов был пойти на попятный. Однако Леонора Хаттон не выдержала первой. Значит, он выиграл.Томас крутнулся в кресле и невидящим взглядом уставился на экран компьютера; он как раз собирался поработать, когда раздался долгожданный телефонный звонок.Своим главным и любимым делом он считал переделку домов. Но заработать таким образом на жизнь было трудновато: Томас уделял каждому проекту много времени, использовал самые лучшие материалы и вкладывал в процесс массу труда и душевных сил.Оказалось, он имеет своего рода талант – умеет найти дом, удачно расположенный и обладающий некоей архитектурной изюминкой. Вложив в проект массу труда, он выставлял на продажу почти произведение искусства. И все же прибыль составляла всего несколько тысяч долларов в лучшем случае. Иной раз ему едва удавалось покрыть расходы.Поэтому зарабатывал Томас Уокер другим способом: он инвестировал. Как ни странно, этот метод показался ему самым простым.Однажды Томасу удалось выгодно продать дом. Он использовал все вырученные деньги как стартовый капитал и вложил его в фирму брата, который разрабатывал программное обеспечение для компьютеров.Через два года одна из крупнейших компьютерных компаний оценила по достоинству программы, разработанные Дэки, и купила фирму братьев Уокер. Молодые люди поднялись на новый для себя уровень. Им не было еще и тридцати, а необходимость заботиться о хлебе насущном отпала.Дэки вернулся в университет, получил кучу ученых степеней и, наконец занял место профессора в Юбенкс-колледже.Томас же принялся изучать финансы, дабы быть уверенным, что их вновь обретенное благополучие не кончится вдруг из-за какого-нибудь колебания на бирже.Дэки, смеясь, говорил, что у его братца открылось сверхъестественное чутье. Он вкладывал деньги в акции и обязательства и неизменно получал прибыль. Насчет сверхъестественности – это, конечно, шутка. Просто Томас умел заметить тенденцию, пока она не стала очевидна всем остальным. Дэки разработал специально для брата несколько компьютерных программ, и теперь, чтобы поддерживать на плаву корабль их благосостояния, Томасу приходилось проводить у компьютера не больше двух часов в день.Остальное время Томас Уокер посвящал своим инструментам и дорогостоящим, но интересным проектам.Сейчас, слыша по телефону голос Леоноры Хаттон, он испытывал глубокое удовлетворение, но постарался не обнаружить обуревавшие его чувства.– Я рад, что вы все же решились на сотрудничество. Не возражаете, если я спрошу, что заставило вас принять такое решение?Ренч, который дремал у ног хозяина, поднял голову и удивленно взглянул на него. Похоже, голос все же выдал какие-то эмоции.– Это долгая история, – сказала Леонора. – Мередит была уверена, что я могу доверять вам.– Мередит умерла. – Томасу вдруг стало не по себе. Ренч, чуткий к перемене настроения хозяина, вскочил и положил тяжелую голову ему на колени, предлагая поддержку. Томас почесал пса за ушами.– Сегодня утром я получила от нее письмо по электронной почте. Мередит написала его на тот случай, если с ней что-нибудь случится. И этот случай наступил. Это своего рода завещание…– Она чувствовала, что находится в опасности? – Томас напрягся.– Думаю, она просто решила проявить осторожность. Позаботиться обо всех мелочах… Мередит была очень предусмотрительной девушкой. – После паузы Леонора добавила: – И все же что-то она предчувствовала.– Почему вы так думаете?– В своем письме она посоветовала обратиться к вам за помощью, если что-то пойдет не так.– Но почему?– У Мередит была очень развита интуиция.– Да? Ну, вам виднее, я-то знал ее не слишком хорошо.– Вы с ней спали.– И тем не менее.– То есть вы всегда спите с женщинами, не удосужившись узнать их поближе?– Не всегда. – Он не стал ничего добавлять. Даже ему, не отличавшемуся большой интуицией, было очевидно, что этот разговор никуда не ведет.Некоторое время они просто молчали. Потом Леонора вздохнула и буднично сказала:– Я знаю, где находятся ваши полтора миллиона долларов.– Где? – воскликнул Томас. Он даже не понял, что вскочил на ноги и теперь стоит, изо всех сил прижимая трубку к уху и не обращая внимания на пса, который на всякий случай сделал шаг назад и укоризненно смотрел на хозяина.– На оффшорном счете.– Это очень похоже на правду. Все-таки она была талантливой мошенницей, да?– Да. – Поколебавшись, девушка добавила: – Мередит занималась этим довольно долго.– А вы можете получить доступ к этому счету?– Думаю, да. Она оставила мне номер.Томас подошел к окну и невидящим взглядом уставился на холодные волны залива.– Если у вас есть номер счета, то мы сможем вернуть деньги, и никто никогда не узнает, что их изымали.– Минуточку, предварительно я хочу кое-что обсудить.Черт, черт, черт. Он должен был это предвидеть. Мередит была воровкой. Логично предположить, что и подружка ее не далеко ушла в плане моральных принципов.– Я не забыл о нашем договоре, – сказал он. – Как только деньги вернутся на счет, вы получите свою премию.В трубке длилось молчание, и Томасу показалось, что девушка собирается с силами, прежде чем предпринять какой-то решительный шаг.– Я не совсем то имела в виду, – пробормотала она.Уокер переменил позу и приготовился торговаться.– Как вам пятьдесят тысяч долларов? – вкрадчиво сказал он. – Хорошая круглая сумма и гарантия того, что ваше имя не будет упоминаться, даже если какой-нибудь ушлый аудитор докопается, что деньги немного попутешествовали.– Нет.Ай-ай-ай. Она ответила слишком быстро, без малейшего колебания. Это дурной знак. Он покопался в ее финансовой истории и точно знал, что в семье нет больших денег. Да и семья-то – бабушка в доме престарелых, которая живет на пенсию и доходы от небольших инвестиций. Пятьдесят тысяч долларов должны казаться весьма привлекательной суммой для библиотекаря без дополнительных источников дохода. Более привлекательно может выглядеть только сумма в полтора миллиона. Значит, девица решила играть по-крупному!– Подумайте, – сказал он. – Это очень хорошее предложение. Помните, Мередит говорила вам, что мне можно доверять? Так вот, мисс Хаттон, я вам настоятельно советую не пытаться снять деньги с того счета в оффшорном банке.– Ах вот как? – Она спросила это с таким интересом, что Томас удивился. – Но почему?– Потому что я превращу вашу жизнь в ад. И найду вас где угодно, даже если вы уедете на край земли.– Верю. Очень похоже на вас. – Теперь голос девушки прозвучал сухо.– Вот и хорошо.– Но послушайте, я собиралась поговорить вовсе не о деньгах.– Ну конечно, так я и поверил! Разговор всегда ведется о деньгах… или об очень больших деньгах.– Да что вы говорите? Мне жаль вас. Такая точка зрения может быть только у человека, который вел скучную и ограниченную жизнь.Насмешливый тон стал раздражать, и Томас решил прояснить ситуацию:– Хорошо, раз мы говорим не о деньгах, тогда чего же вы хотите?– Вы сказали мне, что ваш брат уверен в том, что смерть его жены была насильственной и что ее гибель может быть как-то связана со смертью Мередит.– Давайте не будем впутывать сюда Дэки. Он и смерть Бетани не имеют к вам отношения.– Имеют.– Что?– Видите ли, в той банковской ячейке, кроме номера счета, я нашла кое-что еще.– О чем вы, черт возьми, говорите?– Там была книга. Каталог «Антикварные зеркала в собрании Зеркального дома». Она довольно старая, и внутри полно черно-белых фотографий.– Должно быть, Мередит взяла ее в библиотеке Зеркального дома. Но зачем? – растерянно сказал Томас.– Понятия не имею. Насколько я знаю, она никогда не интересовалась антиквариатом вообще и зеркалами в частности. Но это не все. В ячейке был конверт. А в нем – ксерокопии старых газетных вырезок. Отчет от убийстве, случившемся много лет назад.– Когда это было? – Уокера охватили дурные предчувствия.– Более тридцати лет назад в Уинг-Коув.– Тридцать лет назад? Минутку… Речь идет об убийстве Себастьяна Юбенкса?– Да. Вы что-нибудь о нем знаете?– Черт, да все в городе об этом знают. Своего рода легенда и местная достопримечательность. Себастьян был сыном Натаниэла Юбенкса, который и основал фонд пожертвований для Юбенкс-колледжа. Легенда гласит, что Натаниэл был талантливым математиком, но человеком с большими странностями. Он совершил самоубийство. Себастьян пошел в отца и тоже стал выдающимся ученым и эксцентричным человеком.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...