ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А однажды его нашли убитым в Зеркальном доме. Убийцу так и не поймали. Это случилось около тридцати лет назад.– Это все, что вам известно?– А что вам еще нужно? Все произошло три десятка лет назад, и преступление так и не было раскрыто. Себастьян был последним представителем рода, так что безутешных родственников, жаждущих отмщения, не наблюдается. Значит, Мередит для чего-то собрала эти вырезки?– Да.– Какого черта ей понадобилось копаться в истории тридцатилетней давности?– Не знаю. Но мне кажется, Бетани Уокер тоже интересовалась этим убийством.– О чем это вы?– Конверт принадлежал ей. На нем имя Бетани Уокер и адрес: кафедра математики, Юбенкс-колледж.Некоторое время Томас молчал, глядя в окно и пытаясь переварить полученную информацию.– Возможно, Мередит просто удалось где-то раздобыть именной конверт Бетани. Вообще-то после ее смерти Дэки собрал и сжег все: бумагу, визитные карточки и конверты, которые она заказала для себя, но не успела использовать.– В ячейке была еще записка от Мередит. Там сказано, что книгу и конверт она нашла в Зеркальном доме. Она собиралась отослать их вам и вашему брату… после того как обосновалась бы на Карибах.– Нашла? Она их нашла?– Похоже, что так. – Но где?– Не знаю. В записке сказано просто – в Зеркальном доме.– Ну что ж. – Томас барабанил пальцами по раме и не мог сообразить, к чему все это. – Пришлите их мне. Мы с братом посмотрим и попробуем найти в этом какой-нибудь смысл. А теперь давайте вернемся к нашим делам.– Вы опять о премии? Забудьте, мистер Уокер. Меня не интересуют ваши деньги.– Что же может вас заинтересовать, мисс Хаттон?– Я хочу найти убийцу Мередит.Сначала он решил, что ослышался.– Убийцу? О чем речь, мисс? Мередит Спунер погибла в автомобильной катастрофе в Лос-Анджелесе, помните?– Я больше не верю, что это была случайная авария, – твердо сказала Леонора. – Конверт с вырезками и именем Бетани Уокер, слухи о наркотиках – все это как-то связано. И ваш брат тоже не считает смерть жены ненасильственной.– Но послушайте…– Что-то происходит в Уинг-Коув, и я собираюсь выяснить, что именно.– Чудненько. Собираетесь поиграть в частного детектива? Развлекайтесь. Это свободная страна, и каждый волен делать все, что захочет. Меня сейчас волнует номер счета, где лежат деньги фонда, и я хочу наконец услышать, что вы желаете получить в обмен на эту информацию? Говорите, и разойдемся.– Я скажу вам номер счета, если вы согласитесь помогать мне.– Помогать? Чего же вы от меня хотите?– Вы знаете Уинг-Коув, а я нет, мистер Уокер, поэтому мне никак не обойтись без вашего сотрудничества.– Ах вот как. Слушайте внимательно, мисс Хаттон: мой ответ «нет» Никогда.– А я-то думала, что вы хотите получить назад свои деньги.– Слушайте, вы что, правда пытаетесь меня шантажировать?– Э-э… ну, может, это можно и так назвать… Давайте обсудим детали.– Какие?– Ну… например, мне нужно что-то вроде легенды пли прикрытия… или как это там называется.– Все интереснее и интереснее. И какие же у вас есть идеи по этому поводу, Мата Хари?– Помнится, вы говорили, что в Зеркальном доме есть библиотека, – медленно сказала Леонора.– Забудьте. Этой библиотекой никто не пользуется, а потому ей совершенно ни к чему библиотекарь. Кроме того, это скорее просто коллекция книг, которую всю жизнь собирал богатый и эксцентричный Натаниэл Юбенкс. Все книги посвящены зеркалам.– А каталог имеется?Томас задумался. Он припомнил пыльный и не слишком светлый зал на втором этаже. Он был там только однажды, когда Дэки устроил ему что-то вроде экскурсии. В одном из углов зала было оборудовано что-то вроде кабинета: письменный стол и… точно, шкаф с ящичками – каталог.– Думаю, каталог там есть.– Карточки или компьютер?– Карточки. Говорю же, никто туда годами не заходит.– Мне кажется, сейчас самое время перенести каталог на электронные носители информации и сделать его доступным для широкой публики, поместив на сайт колледжа.Томас злился на упрямую девицу, но не мог не признать, что рациональное зерно в ее словах есть. Зеркальный дом был той призрачной связью, что объединяла смерть Бетани и Мередит. Мередит нашла вырезки и книгу где-то в доме и полагала, что для братьев Уокер это важно. Хорошо бы взглянуть на них и разобраться, что к чему.Черт, теперь нет сомнений, что все дело затягивается и окажется очень и очень непростым.– Возможно, мне удастся что-то для вас сделать, – неохотно сказал он.– Вот и прекрасно.В ее голосе прозвучала неприкрытая радость. Девица решила, что сломала его. Не так быстро, дорогая!– Но прежде я бы хотел…– Мне надо будет где-то жить.– Что ж. – Он подумал несколько секунд. – Я недавно купил домик с видом на залив. Он в хорошем состоянии.– Замечательно!– Прежде чем мы заключим наше соглашение о сотрудничестве, я бы хотел поставить одно условие.– Какое? – Она была сама беззаботность.– Если вы решите приехать сюда и изображать частного детектива, то подчиняться вы будете мне.– С чего это? Почему вы вообразили, мистер Уокер, что я соглашусь передать вам командование?– Потому что иначе я приеду в Мелба-Крик и вышибу из вас номер счета.
– Ты ушла с работы? – Глория отложила блокнот, в котором делала пометки для будущей статьи, и воззрилась на внучку поверх очков. – Ты уверена, что поступила разумно?– Нет. Но у меня не было выбора.Леонора готовила чай на небольшой кухоньке в квартире Глории; та испекла печенье к приходу внучки. Они устроились чаевничать в комнате за столиком у окна.– Мой начальник никогда не согласился бы предоставить мне длительный отпуск без достаточных оснований.– Что именно он счел бы достаточными основаниями?– Ну, если бы я собиралась родить ребенка, например.– М-да, это дело в такие короткие сроки не организуешь.– А если бы я рассказала ему, что собираюсь проводить частное расследование, он точно не пошел бы мне навстречу. Счел бы это блажью. – Леонора взяла печенье и продолжала: – Но есть и хорошая новость. Он сказал, что когда я закончу свои дела, то могу вновь попытаться устроиться к ним на работу.– Это действительно мило с его стороны, – сказала Глория, пригубив чай. – Так ты уговорила Томаса Уокера помогать тебе?– Ну, не то чтобы он дымился от энтузиазма, но вроде согласился.– Ага.– Что? – Леонора не донесла печенье до рта. – Что такое?– Ты кое-что успела рассказать мне о своем Томасе Уокере, и у меня создалось впечатление, что этого человека нельзя заставить… Что, если он поддался на твои уговоры, потому что это отвечает его собственным интересам?– Бабушка, он не мой Томас Уокер! Если хочешь знать, некоторое время он встречался с Мередит.– Думаю, это было недолго.– Ни один из романов Мередит не длился долго.– Ты права, детка. И все же тот факт, что он согласился помочь тебе с работой и жильем в Уинг-Коув, заставил бы меня поискать какие-то скрытые мотивы.Леонора пожала плечами и взяла еще печенье.– Я ведь рассказывала тебе о Дэки, его младшем брате. Он не верит, что его жена Бетани, которая умерла в прошлом году, покончила с собой. Мне кажется, что, распутывая загадку Мередит, Томас надеется найти какие-то ответы и для брата.– То есть он решил тебя использовать, раз уж ты заставила его участвовать в расследовании.– Ну, можно и так сказать.Глория, улыбаясь, смотрела на внучку.– Что? Ну перестань, бабушка.– А знаешь ли, милая, когда ты говоришь о своем мистере Уокере, у тебя появляется блеск в глазах.– Бабуля, повторяю еще раз – он не мой! И глаза у меня блестят не от вожделения, а от предчувствия неприятностей.– Иногда то и другое случается одновременно. Ты не должна упускать шанс, милая.– Бабушка, я ведь уже пыталась не упустить свой шанс, помнишь?– Ты имеешь в виду профессора Деллинга? Глупости, детка. Ничего серьезного там не было. Так, чуть замочила лапки.– Даже если допустить, что я вдруг положу глаз на Томаса Уокера, толку не выйдет. Он не очень-то высокого мнения обо мне.– Все может измениться.– Что-то подсказывает мне, что мистер Уокер редко меняет свое мнение о ком-либо.Леонора уставилась в окно. Там обитатели «Мелба-Крик гарденз» строились на зарядку под руководством инструктора – молодой блондинки, затянутой в супермодный спортивный костюм. Издалека она была похожа на Мередит.– Все-таки это несправедливо, – печально сказала девушка. – Прожить такую трудную жизнь да еще умереть молодой.– А я полагаю, что она и сама была виновата. Совершенно не обязательно было становиться воровкой.– Что мне в тебе нравится, бабушка: ты все умеешь расставить по местам.– К сожалению, этот талант приходит лишь с возрастом, детка. Глава 4 Томас привел Леонору к своему брату Дэки. И вот она сидит в его гостиной и старается скрыть чувство замешательства… Может быть, даже страха. Нет, конечно, Томас предупредил ее, что после смерти жены Дэки страдает депрессией, но все же она оказалась совершенно не готова к увиденному. Темная комната, мерцающий экран и в его неверном свете мужчина, похожий на тролля, – со всклокоченными волосами, бородатый, в мятой одежде.Теперь понятно, почему местные жители считают его законченным психом.Как ни странно, она немного приободрилась, понаблюдав за Ренчем. Пес лежал на полу, уткнув нос в лапы, и казался полностью довольным окружающим миром.В отличие от своего пса Томас Уокер, сидевший в соседнем кресле, выглядел встревоженным. Похоже, у него есть все основания переживать за брата, с сочувствием подумала Леонора, тот явно не кандидат на звание самого здорового человека.– Я рад, что вы приехали сюда, Леонора, – говорил Дэки. – У меня такое странное чувство, что вы можете сработать как катализатор… что теперь события начнут развиваться. Или мы сумеем взглянуть на проблему под новым углом.– Покажите Дэки книгу и вырезки, – попросил Томас.– Да-да. – Девушка пошарила в сумке, нашла требуемое и положила книгу и конверт на стол Дэки. – Мередит ясно дала понять, что вы должны это увидеть.Дэки Уокер поправил очки, взял конверт и некоторое время внимательно разглядывал его. Потом сказал:– Думаю, копии статей делала сама Бетани. И она же положила их в конверт. Вряд ли кто-то другой мог воспользоваться ее именным конвертом.– Вопрос в том, чем ее могло заинтересовать убийство, случившееся тридцать лет назад? – Томас вытянул ноги и поудобнее устроился в кресле.– А может быть, она была заинтересована с профессиональной точки зрения? – предположила Леонора. – В конце концов, Себастьян Юбенкс тоже был математиком.– Он не достиг больших высот, – покачал головой Дэки. – Само собой, он имел должность на факультете, но во многом благодаря тому, что был сыном и наследником Натаниэла Юбенкса.– Наследник? – Леонора ухватилась за эту мысль. – Мы еще не рассматривали финансовый аспект проблемы. Велико ли было наследство, и разбогател ли кто-нибудь после смерти Себастьяна?– Все его деньги отошли к колледжу, так как наследников у него не было, – сказал Томас. – Кто-то из администрации мог прикончить его, чтобы пополнить фонды, но такое предположение все же кажется мне сомнительным.– И опять же – почему это убийство заинтересовало Бетани? – подал голос Дэки. – Она думала только о работе. Я не могу себе представить, чтобы она вдруг решила предпринять расследование преступления, совершенного много лет назад.– Если бы она узнала что-то новое, какие-то факты, она сказала бы тебе об этом, Дэки, – заметил Томас.– Конечно, кому же еще она могла все рассказать.Леонора решила оставить пока эту тему и сказала:– Я пролистала каталог, который нашла в банковской ячейке. Там нет никаких пометок или записей. Единственный необычный момент – кто-то обвел одну из иллюстраций. Синей ручкой. Линия неровная, словно тот, кто это сделал, был очень стар… или мал… или пьян.– Какая страница? – Дэки листал книгу.– Восемьдесят первая.Дэки нашел нужную иллюстрацию и долго разглядывал ее, словно силясь обнаружить в картинке скрытый смысл.– Чернила совсем не выцвели, – сказал он наконец. – Каталог был издан около сорока лет назад, но эта пометка сделана в недавнем прошлом.– Вы узнаете зеркало? – спросила Леонора.Сама она разглядывала его множество раз за последние дни. Это было восьмиугольное зеркало, типичное, как следовало из сопроводительной статьи, для периода начала девятнадцатого века.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...