ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Он вычислил, что именно я дала Бетани галлюциноген.– Он догадался, что вы ее убили?– Ну, должна признаться, я была несколько неосмотрительна в своих действиях. Алекс вышел на пробежку тем вечером позже обычного. И он как раз пробегал мимо Зеркального дома, когда я усаживала Бетани в машину. Шустрый молодой человек смекнул, что происходит нечто необычное, и проследил за машиной. Он видел, как я столкнула ее с обрыва. А когда на следующий день я очень аккуратно стала распространять слухи о том, что Бетани употребляла наркотики, он получил полную картинку.– И попытался шантажировать вас?– Нет, дорогая, конечно, нет. Он предложил сотрудничество. Своего рода деловое партнерство. Я производила наркотик, а он его продавал. Видишь ли, я, к сожалению, не имела опыта в подобных делах, Алекс же занимался чем-то в этом роде и прежде. Само собой, он распространял наркотик вне городка – Уинг-Коув слишком мал, и Роудс боялся, что если он будет продавать препарат местным, то вскоре кто-нибудь его вычислит. Но время от времени он все же позволял себе экспериментировать с небольшими дозами. Особенно когда работал с симпатичными пациентками.– Но… но тогда зачем же вы убили его?– Что ж, сотрудничество наше было взаимовыгодным, но потом все пошло наперекосяк, и я поняла, что надо уезжать из города. Не могла же я оставить в живых человека, который так много обо мне знал.– Зачем вы убили Мередит?– Она чрезвычайно заинтересовалась убийством Себастьяна Юбенкса – я так и не поняла, чем был вызван столь сильный и внезапный интерес. А потом она каким-то образом умудрилась связать эту историю с самоубийством Бетани. Черт ее знает как… Но теперь это уже не важно.– Почему вы дали мне наркотик? После смерти Алекса все успокоились, и никто вас не подозревал.Леонора заметила, что ладонь Роберты сжалась на рукоятке пистолета.– Я не могла уехать, не наказав тебя, Леонора. Именно ты начала всю эту возню с расследованием, ты едва не разрушила все мои планы! И ты заплатишь мне за это.– Но вы ведь тоже пили кофе, – прошептала Леонора. – Почему же вы в порядке?– Я ничего не добавляла в кофе. – Роберта усмехнулась. – Это просто порошок, который очень быстро растворяется в любой жидкости. Я заранее насыпала его в твою чашку.Леонора хотела задать еще несколько вопросов, но потом решила, что нужно сосредоточиться на первоочередной задаче: выжить. Она обещала Томасу пообедать с ним, а потому ни в коем случае не может позволить себе умереть. Нельзя не прийти на свидание с человеком, которого любишь.Девушка вдруг поняла, что оседает на пол. Страх вернул силы, и, опираясь о стену, Леонора выпрямилась. Она на мгновение прикрыла глаза, а когда вновь подняла ресницы, взгляд ее уперся в зеркало, оправленное в выщербленную деревянную раму.«Ты не должна спать».Протянув руки, Леонора взялась за раму и сняла зеркало. Оно оказалось очень тяжелым.– Зачем оно тебе? – спросила Роберта. – Положи на пол, и пойдем, нам пора.– Куда мы пойдем? – Леонора по-прежнему держала зеркало перед собой, не отрывая взгляда от темной поверхности.– В твою машину, конечно!– Чтобы я могла уснуть за рулем, как Мередит?– Но разве тебе не хочется спать?– Я не должна спать.– Положи-ка зеркало, Леонора.Но девушка проигнорировала приказ. Не отрывая взгляда от зеркала, словно зачарованная собственным отражением, она побрела в библиотеку.Роберта постарается обойтись без стрельбы, убеждала она себя. Кровь в библиотеке вызовет массу ненужных вопросов.– Тебя должны преследовать сильные галлюцинации, – сказала Роберта. – И ты должна засыпать на ходу… Странно. Возможно, я не совсем точно отмерила ингредиенты. Пришлось делать все в спешке. Вообще в последнее время у меня не было ни минуты спокойной: не успела избавиться от Роудса, как пришлось разбираться с Керном, потом ты…– Керна тоже вы убили? Но как вам удалось выдать его смерть за самоубийство?– Честно сказать, это было проще простого. Когда я позвонила ему и предложила встретиться на лодочной станции – якобы у меня есть важные новости, – он был уже здорово пьян. Я предложила ему кофе, и он выпил не раздумывая. Наверное, надеялся хоть немного протрезветь. Но алкоголь усиливает действие наркотика. Я затащила профессора в лодку, отъехала от берега и выпихнула его за борт. Потом вернулась на берег и направила лодку в море. Вот и все!– Если вы меня убьете, Томас догадается и найдет вас.– К тому времени как власти закончат разбираться с очередным несчастным случаем, я буду уже очень далеко. У меня будут новый паспорт, новое имя и новая жизнь. Я все подготовила…– Нет!Леонора изо всех сил опустила тяжелое зеркало на угол книжного шкафа, окованный металлом. Стекло треснуло и распалось на множество сверкающих, звенящих осколков. В мгновение ока они усеяли пол, и все вокруг Леоноры заблестело и заискрилось волшебным ледяным блеском.– Ай-ай-ай, что ты наделала! – Роберта усмехнулась – Говорят, разбить зеркало – это к несчастью. Но я могу тебя утешить – ты не доживешь до этого несчастья.Леонора медленно клонилась вперед, одной рукой судорожно хватаясь за шкаф, чтобы не упасть.– Ну вот, наконец-то подействовало как надо, – удовлетворенно заметила Роберта. – Пойдем-ка, пока ты еще в состоянии двигать ногами. Давай же, и тогда вскоре ты сможешь отдохнуть. Заснешь…Леонора молчала. Ее пристальный взгляд был прикован к блестящим осколкам, усеявшим пол.– Мы теряем время, – нетерпеливо сказала Роберта. Она двинулась к девушке по проходу между книжных шкафов. – Пойдем, Леонора, нам надо кое-куда съездить. Ты меня слышишь? Иди сюда!Леонора скорчилась на полу и разглядывала свое отражение в многочисленных осколках. Надо собраться с силами… «В данном случае выражение „собраться“ будет иметь буквальный смысл», – сказала она себе. Эта мысль показалась девушке удивительно остроумной, и она захихикала.– Прекрати!Роберта перехватила пистолет левой рукой, а правой ухватила девушку повыше локтя. Управляющая Зеркальным домом была физически сильной женщиной и не ожидала от своей одурманенной жертвы сопротивления.Леонора и не сопротивлялась. Наоборот, используя руку убийцы как опору, она постаралась вскочить на ноги. Одновременно правая ее рука метнулась к лицу Роберты. Та увидела зажатый в кулаке девушки осколок зеркала и попыталась защитить глаза: инстинктивно отпрянула назад и подняла руки. Леоноре было абсолютно все равно, куда метить. Она просто постаралась попасть в Роберту и была весьма довольна, услышав крик. Брызнула кровь. Леонора почувствовала, как осколок впивается в ее ладонь, режет кожу. Что ж, значит ее кровь тоже испачкает библиотеку.Роберта уронила пистолет и опять зашлась криком.Леонора подняла кулак с зажатым в нем осколком стекла и, не обращая внимания на боль, попыталась ударить еще раз. Однако Роберта, не отнимая рук от лица, шарахнулась в проход между книжными шкафами, и удар не достиг цели.Девушка бросила осколок и обеими руками схватила пистолет. Комната плыла перед глазами, шкафы качались, как деревья на ветру. Ей не добраться до ключей, и она не сможет вести машину… Но если дойти до потайной лестницы и забаррикадироваться там… Только бы не заснуть.– Леонора, – позвал Томас.Она вгляделась в фигуру, возникшую в дверях. Только он мог закрыть дверной проем почти целиком. Огромное облегчение охватило девушку, и она пошла навстречу Томасу, шепча:– Я знала, знала, что ты придешь…Кажется, за его плечом маячил Дэки. Когти застучали по полу – это Ренч.Роберта закричала снова, но теперь в этом крике была ярость. Леонора с трудом повернула голову.Женщина двигалась к двери, зажав в окровавленных руках большой осколок зеркала.– Черт, да она рехнулась, – сказал Дэки. – Надо убираться отсюда по-быстрому.– Ренч! – рявкнул Томас, подхватил Леонору и выскочил в коридор.Мимо пронеслось серое тело хищника, которому не нужны дополнительные указания. Роберта закричала снова, но теперь она уже не могла убежать. Раздался удар, книги посыпались на пол, потом еще что-то упало, кажется, тело…Леонора, чья голова покоилась на плече Томаса, разлепила глаза и посмотрела в дверной проем. Роберта лежала на спине в одном из проходов, прикрывая горло руками. Над ней, низко опустив голову, стоял пес. Все его поджарое тело выражало предельное внимание и готовность в любой момент завершить начатое.– Ты говорил, что в прошлой жизни он был карликовым пуделем, – прошептала девушка.– Ну, может, это был пудель с характером, – ответил Томас. – Леонора, – голос его стал серьезным, – да ты ранена!Леонора хотела сказать, что это не страшно, но поняла, что не может выговорить ни слова. Она так устала. Когда он нес ее к лестнице, девушка взглянула в зеркало, изображение в котором так странно двоилось. На мгновение ей показалось, что там мелькнуло знакомое лицо. Мередит улыбалась ей из Зазеркалья.« – Теперь ты можешь уснуть. Он будет рядом, когда ты проснешься.– Я знаю. Мы назовем нашу дочку в твою честь.– Спасибо. Прощай, сестричка.– Прощай, Мередит…» Глава 23 На следующий день они все собрались в доме Томаса. В гостиной пылал камин, и изразцовые плитки сияли, делая комнату уютной и теплой. Дэки и Кэсси сидели рядом на диване и выглядели невероятно счастливыми. Леонора лежала на другом диване и смотрела в огонь. Руки ее были забинтованы, и чувствовала она себя разбитой и усталой. И все же она осталась жива, а врачи в больнице накачали ее какими-то препаратами, и большую часть наркотика удалось вывести из организма, так что она предпочитала думать, что чувствует себя хорошо.Томас сидел в кресле рядом, а Ренч дремал на полу.Эд Стовал тоже сидел в кресле. Правда, каким-то удивительным образом он сумел сохранить невероятно прямую спину, а потому выглядел официально, как в тех случаях, когда снимал показания. Впрочем, он подчеркнул, что этот разговор не для протокола, и в доказательство не стал доставать свой блокнот.– Я не психоаналитик, – говорил Томас, – но уверен, что Роберта Бринкс с самого начала была малость со сдвигом, а потом съехала с катушек окончательно. Один из типичных случаев помешательства, когда человек ведет себя, как все, и никто ни о чем не догадывается, пока он не начнет мостить дорогу трупами.– Ты так и не объяснил, как вы с Дэки догадались, что я в опасности, – пожаловалась Леонора. – Вы подоспели удивительно вовремя.– Томас пришел и сказал, что хочет прояснить для себя кое-какие моменты, – ответил Дэки и как бы невзначай положил руку на колено Кэсси.– Мне просто хотелось понять, кто кого шантажировал, – пояснил Томас. – Дэки залез в банковскую историю Роудса и обнаружил несколько крупных денежных отчислений, сделанных за последний год. Средства переводились на номерной счет в оффшорном банке. Сначала мы решили, что таким образом Роудс размещал деньги, полученные от профессора Керна.– Но Томасу хотелось быть уверенным на все сто, и он велел мне посмотреть банковскую историю Керна, – продолжал Дэки. – Мы хотели проверить, совпадают ли суммы.– И они не совпали? – спросила Кэсси.– Нет, – подтвердил Томас. – Вообще Керн не делал больших отчислений. Но небольшие суммы переводились на тот же оффшорный счет с завидной регулярностью – первого числа каждого месяца.– И переводы эти делались в течение многих лет, – подхватил Дэки. – А оффшорный счет появился лишь три года назад. До этого момента деньги поступали на счет в один из калифорнийских банков. Там не было имени, но мы смогли докопаться до номера социальной страховки.– И это был номер Роберты Бринкс? – спросила Леонора.– Да. – Томас протянул руку и потрепал Ренча за уши. – Керн платил ей почти тридцать лет.– Значит, он платил Роберте, а вовсе не Роудсу? – переспросила Кэсси.– Те два денежных перевода, которые Роудс сделал на счет Роберты в этом году, не имели отношения к шантажу, – сказал Эд. – Это была плата за наркотики.– Мы долго соображали, что к чему, а когда, наконец, разобрались, что Керн платил Роберте в течение тридцати лет, это был настоящий шок! – воскликнул Томас. – Дело оказалось куда запутаннее, чем мы думали.– Осмонд Керн начал платить Роберте вскоре после убийства Себастьяна Юбенкса, – сказала Леонора. – И этому может быть только одно логичное объяснение.Эд Стовал кивнул:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...