ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Женщина, которая на мой звонок открыла дверь, с мягкой улыбкой посмотрела на меня, прислонилась к косяку двери и скрестила свои обнаженные руки под грудью, которая представляла собой величественное зрелище и находилась в постоянном движении.
– Добрый вечер! – сказал я через некоторое время. – Я ищу вдову Блессинг.
– Это я, – ответила она.
– Вы? Вы – миссис Блессинг? Вдова...
– Миссис Мари Блессинг. А вы кто будете?
– Меня зовут Шелл Скотт. Я хотел бы поговорить с вами относительно Джильберто Рейеса.
– Ах, вы по этому делу, – она казалась разочарованной. – Прошу вас, входите, мистер... Скотт.
– Охотно.
Она отступила на шаг, и, когда теперь свет упал на ее лицо, я смог получше ее рассмотреть. Вдова, или лучше сказать Мари Блессинг, не относилась к преобладающему большинству жителей Виллы Восходящего Солнца – ей было еще далеко до пятидесяти. С другой стороны, нельзя было ожидать, что ей меньше тридцати.
Я последовал за ней в гостиную и услышал странную музыку: дикую, нежную и приглушенную. Это была комбинация барабанов, арф и стиральных досок на фоне волшебных мелодий гаитянского происхождения.
Миссис Блессинг покачивала рукой в такт этой музыке.
Так вот какова была эта женщина, которая разговаривала с Генри Ярроу, подразумеваемым Джо Кивано.
На ней были теплые брюки из кордовой ткани, которые сказочно обтягивали ее бедра. Тонкая белая блуза чуть не лопалась под напором ее груди. Она была босиком.
Фигура у нее была безупречная – ни худая и не полная. Это была такая женщина, которую можно себе представить и в неглиже, и под душем, и на собрании нудистов, и на благотворительном вечере, на котором продаются поцелуи.
Но представить ее на Вилле Восходящего Солнца было нельзя – слишком молода она была для общины пожилых людей.
Мы оба сели и стали буквально пожирать глазами друг друга, пока она не отвела взгляд в сторону, а я на ее грудь.
– Так, значит вы сказали, что речь идет о мистере Рейесе? – дружелюбно спросила она.
– Да, мадам, о мистере Рейесе. Вы не будете возражать, если я закурю.
Она покачала головой.
Я закурил сигарету и затянулся.
– Я пытаюсь найти мистера Рейса. Он...
– Вы уже звонили ему домой?
– За последние часы нет. Он...
– А почему не звонили? Воспользуйтесь моим телефоном и позвоните.
– Боюсь, что это бессмысленно, миссис Блессинг. Не исключаю я и той возможности, что он мертв. Он...
– Вы хотите меня разубедить?
– В какой-то мере... Дело в том... Что ж, о'кей! Я могу воспользоваться телефоном?
– Конечно.
Я нашел в справочнике телефон мистера Рейеса, набрал номер и, услышав изрядное количество гудков, снова повесил трубку, поскольку на другом конце провода никто не ответил.
– Его дома нет, – сказал я.
– Зачем вы хотите его видеть?
– Речь идет не о том, что я хочу его видеть, я хочу его найти. И у меня действительно имеются веские причины считать, что он или находится в величайшей опасности, или мертв. – Я, прежде чем она сумела усомниться в моих словах, быстро добавил: – Я забыл вам сказать, миссис Блессинг, что я – частный детектив.
– О, как это романтично!
– Так многие говорят. Но от самих частных сыщиков такое вовек не услышать.
Внезапно я обратил внимание, что у нее расстегнута вторая пуговка на блузке. Могу поклясться, что она была еще застегнута, когда я подходил к телефону. – Оставайся сильным, Скотт, – сказал я себе. – Женщина есть женщина, работа есть работа...
Я сосредоточился и опустил брови, чтобы прикрыть хоть немного глаза. Потом прикусил губу и сказал:
– Миссис Блессинг, я хотел бы только, чтобы вы мне немного рассказали о разговоре, который произошел во вторник.
– Что вы сказали? Я не совсем вас поняла. Вы так плотно сжали губы.
Я открыл рот и повторил последнюю фразу.
– Ах, вот что! И это все? Я уже дважды об этом рассказывала. Мистер Рейес подумал, что мистер Ярроу – это в действительности человек по имени Кивано, так?
– Видимо, да. Вы можете мне подробно рассказать, что произошло во вторник утром?
– Да тут почти нечего рассказывать. Этот мистер Рейес подошел к нам и спросил мистера Ярроу, не из Гардены ли он штата Калифорния. Мистер Ярроу ответил, что нет, что он никогда не жил в Калифорнии. Но тот, казалось, не поверил ему. Он спросил его, не Джо ли он Кивано. Это была странная ситуация.
– И это все?
– Да. Генри поговорил с ним еще немного, назвал ему свое имя, свою профессию и так далее. Потом мистер Рейес уехал.
– Да, я знаю. И вы виделись с ним во вторник еще раз, не так ли?
– Да, и это выглядело еще более странно, чем раньше. Выяснилось, что этот Джо Кивано преступник, который как раз недавно был убит. – Она покачала головой. – Как мог подумать мистер Рейес, что Генри мертв?
– Да, это действительно странно, – согласился я. – А мистер Рейес не упоминал имени Пита Лекки? Или, может быть, это имя знакомо вам?
Она посмотрела на меня и покачала головой.
– Нет. Произносилось только одно имя. А именно: Кивано.
Я кивнул.
– А вы можете мне рассказать что-нибудь о мистере Ярроу?
– Когда еще был жив Джордж, с которым я счастливо прожила двенадцать лет, у него было агентство по продаже земельных участков, и Генри работал у него продавцом. Джорджу он очень нравился, и он хотел даже взять Генри в компаньоны, но потом Джордж неожиданно умер. Генри хорошо разбирался в деле моего мужа, а я в нем ничего не смыслила, поэтому я попросила его вести дела.
Я промолчал. Она нарушила молчание и продолжала:
– У моего дома Генри оказался во вторник совершенно случайно. Я должна была подписать несколько бумаг. Я никогда не смотрю, что подписываю, но пока все было в порядке.
Это было все. Я поблагодарил ее, и она проводила меня до дверей. Уже находясь на улице, я слышал ритмы сумасшедшей музыки, и лишь когда я сел в машину, я начал думать о Генри Ярроу. Меня поразило еще больше, что мистер Рейес принял за мафиози из Тусконы коммерсанта с Виллы Восходящего Солнца. И причем, смерть этого мафиози он видел собственными глазами.
Правда трудно было поверить, что Генри так рано пришел к миссис Блессинг подписывать бумаги. И я, конечно, не поверил этому.
Норд-Пальма-Драйв находилась приблизительно в миле, и дом 1694 был предпоследним на ней, который стоял несколько особняком.
Нажав на звонок, я сунул правую руку под куртку – никогда не знаешь, чем может закончиться то или иное начинание.
Хотя я был уверен, что Кивано уже пять дней как мертв, я все же почувствовал облегчение, когда дверь открылась и на пороге появился высокий плотный мужчина, который критически посмотрел на меня. Этот человек был не Джо Кивано.
Он был на пару дюймов выше меня, но, благодаря своему животу и своей мощной грудной клетке, он весил фунтов на десять – пятнадцать больше меня. У него были густые каштановые волосы, слегка вьющиеся и уже поседевшие на висках. Глаза голубые, кожа – смуглая от загара.
Кроме того, что он был такого же роста и такой же плотный, как Кивано, ничто не свидетельствовало о его схожести с «Сумасшедшим Джо».
– Мистер Генри Ярроу? – спросил я.
Он кивнул, а я продолжал:
– Меня зовут Шелл Скотт. Было бы очень мило с вашей стороны, если бы вы смогли уделить мне несколько минут.
– Конечно, – ответил он. – Я вас уже ожидал. Мари мне вас описала. – Он улыбнулся. – После описания вас нетрудно узнать.
Я кивнул, а он сказал:
– Миссис Блессинг сказала мне, что вы частный детектив и только что были у нее. Я полагаю, что речь пойдет о мистере Рейесе, не так ли?
– Да.
– Заходите в дом, мистер Скотт.
Когда мы вошли в гостиную, со вкусом обставленную, и сели, я сразу сказал:
– Миссис Блессинг не теряла времени, чтобы сообщить вам о моем приходе?
Он поднял брови и ответил:
– А почему бы ей и не сделать этого? В конце концов, я тоже проинформирую ее, если в ходе нашей беседы с вами выплывет что-либо любопытное. – Он закурил сигарету. – Да будет вам известно, что у нас общие деловые интересы и поэтому у нас нет тайн друг от друга. Кроме того, будучи бизнесменом на Вилле, я не могу себе позволить, чтобы мое имя было хоть частично связано с преступлением.
– Я понимаю вас, мистер Ярроу.
– Сперва мне было просто смешно, когда утром во вторник ко мне подошел человек. Я подумал, что он просто обознался. – Он глубоко затянулся сигаретой. – Но потом, когда Мари и я были приглашены к преподобному отцу и я узнал, что меня спутали с известным мафиози, тогда мне уже стало не до шуток.
– Да, это я тоже понимаю.
Я посмотрел ему в лицо и заметил, что оно стало теперь уже не таким дружелюбным.
– Какая мне разница, понимаете вы меня или нет, мистер Скотт.
– Извините, мистер Ярроу, но когда расследуешь дело об убийстве, тут уж не выбираешь в разговоре каждое слово.
– Дело об убийстве? Ах да, вы имеете в виду убийство этого Кивано.
– Нет, я говорю о мистере Рейесе.
– О мистере Рейесе? Он что, убит? – Он сокрушенно покачал головой.
– Пока еще нет доказательств, что он мертв. Но он исчез с вечера во вторник.
– О, боже ты мой! Разве он не отправился домой после того, как мы поговорили в церкви?
– Возможно, собирался. Но он до дома так и не дошел. Мистер Рейес ничего не говорил о том, куда он собирается идти?
Ярроу снова покачал головой.
– Ничего не сказал. Он просто поблагодарил меня и миссис Блессинг, извинился за свою ошибку и ушел. Вскоре после этого ушли и мы с Мари.
Он с удрученным видом погасил сигарету и сказал медленно:
– Меня удивляет, что Мари ничего не сказала об этом.
– У меня создалось впечатление, что она придает исчезновению мистера Рейеса мало значения.
– Но мне это кажется очень важным. Предположим, что он мертв. Мне совсем не нравится, что я последним говорил с человеком, который исчезает...
– Мистер Ярроу, я бы не хотел долго вас задерживать. Я бы только с удовольствием выслушал, о чем говорили вы с мистером Рейесом во вторник утром и вечером. Он кивнул и рассказал мне то, о чем я уже знал.
– Когда вы в первый раз услышали имя Кивано, оно вам о чем-нибудь говорило?
– Нет.
– А имя Лекки вам о чем-нибудь говорит? Пит Лекки?
Он посмотрел мне в глаза и покачал головой.
– Это что... тоже преступник?
Вместо ответа, я сказал:
– Вот, пожалуй, и все. Благодарю вас за ответы, мистер Ярроу.
– Не стоит благодарности, мистер Скотт.
Я поднялся.
– Да, еще кое-что. Я спрашивал миссис Блессинг, по какому поводу вы были у нее в столь ранний час, и она мне ответила, что она должна была подписать кое-какие бумаги.
– Совершенно верно. Порой мне бывает нужна ее подпись, и тогда я всегда прихожу к ней спозаранку. – Я подумал, что он этим и ограничится, но он меня удивил. После короткой паузы он добавил:
– Я не думаю, мистер Скотт, что миссис Блессинг об этом упоминала, но я уже дважды делал ей предложение.
– Понятно, – сказал я.
Через какое-то время он сказал:
– Да, время действительно было раннее, но я полагаю, что могу надеяться на ваше молчание.
Когда я уверил его в этом, он вздохнул с облегчением, а я добавил:
– Меня интересует только мистер Рейес и что с ним сталось, мистер Ярроу.
И так получилось, что мы расстались с ним почти как друзья, связанные одной тайной. Конечно, он знал намного больше меня в этой тайне. Я знал только ее частицу, но когда у человека такая богатая фантазия, как у меня, то и этой частицы бывает достаточно.
Подойдя к двери, я взялся за ее ручку. Мистер Ярроу стоял рядом со мной. Я показал:
– Вам, может быть, покажется странным, но я хотел бы попросить вас отойти немного в сторону. Вот туда, пожалуйста. – Я показал рукой.
Он удивленно посмотрел на меня, но встал именно туда, куда я хотел.
– Не удивляйтесь тому, что я сейчас сделаю, даже если это и покажется странным.
Я открыл дверь, встал в ее раму, а потом быстро отступил в сторону. Я сказал:
– Это только...
Я хотел ему только сказать, что я в данном случае принимаю больше мер предосторожности, чем обычно, но у меня не хватило времени сказать ему об этом.
Как только я начал говорить, в вечерней тишине раздался выстрел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...