ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Это был выстрел не из ружья или пистолета, а из чего-то более тяжелого.
Пуля влетела в открытую дверь и пробуравила стену позади нас.
В то же мгновение я бросился на пол, захлопнув на лету дверь и покатившись по ковру. Моя правая рука нашла кобуру и выхватила пистолет.
Я посмотрел вверх, на Ярроу. У него в руках ничего не было – ни пистолета, ни другого вида оружия. И он вообще никак не среагировал.
Он просто продолжал стоять, куда я его поставил, и выражение его лица говорило об ужасе и шоке.
Когда он увидел пистолет в моей руке, направленный ему в живот, у него был такой вид, словно он вот-вот упадет в обморок.
С этого момента я больше не смотрел на чего.
– Выключить свет! – крикнул я.
Мгновенье он стоял, словно окаменевший, а потом одним прыжком подскочил к лампе и выключил ее. Весь дом погрузился в темноту.
Я осторожно подполз к двери и положил руку на ручку, но еще до того, как я смог открыть дверь, я услышал, как на улице взревел мотор и заскрипели шины на асфальте.
Я рванул дверь и, пригнувшись, выскочил на улицу, держа наготове пистолет. Машина мчалась вверх по Пальма-Драйв, не зажигая фар. Я спрыгнул вниз на газон.
Я услышал, как справа от меня что-то зашелестело. Я мгновенно обернулся и на какую-то долю секунды увидел чей-то силуэт за тенистыми кустами. Не раздумывая, я нажал на гашетку и в то же мгновенье увидел, как за кустами сверкнуло красно-желтое пламя. Пуля пролетела у меня над головой, но я своим выстрелом все-таки на какую-то долю секунды опередил его и услышал, как пуля вонзилась в него.
Человека буквально отбросило в сторону и он стал мне лучше виден – вот в эту-то цель я и послал три последующие пули из своего кольта.
Они вонзились ему в грудь и живот.
Когда я подошел к нему, он был уже мертв и не вздрагивал.
Этого мне было достаточно.
Глава 7
Я думал, что это был Счастливчик Райан, но я ошибся. Человек был ростом приблизительно сто семьдесят сантиметров, худой, бледный, с узким лицом и большими ушами. При жизни я его никогда не видел – он предстал передо мной только как тень, которая хотела убить меня.
Это меня немного обеспокоило. Я понимаю людей, которые знают меня и хотят убить. Это все вполне допустимо. Но когда меня собирается убить человек, которого я даже не знаю в лицо, – вот этого я уже понять не могу.
Я рассказал все, что случилось, двум полицейским из «Охраны порядка» Виллы, которые прибыли в бежевой автомашине. Убитый мною человек не имел при себе никаких документов, если не считать тяжелого револьвера магнум, который лежал на газоне рядом с ним. Так как Ярроу подтвердил каждое мое слово, то на этом все и кончилось. Не кончилось оно только для одного человека по имени Уитон. В иерархии полицейской власти Виллы он занимал чин лейтенанта. После того как я все рассказал его коллеге сержанту Стрикеру, прибыл и лейтенант Дэн Уитон, и я рассказал всю историю ему еще раз. Потом я ответил на его вопросы, хотя все эти вопросы можно было и не задавать, поскольку я все описал в своем рассказе.
По его внешнему виду и по манере держаться было ясно видно, что он чувствовал себя королем Виллы Восходящего Солнца. Ну и черт с ним, с королем! Когда я закончил свой рассказ в третий раз, он сказал:
– Что ж, скомпоновано все хорошо. Но кое-какие вещи мне не ясны, Скотт. Расскажите-ка все еще раз.
Я осмотрел его сверху донизу.
Он был не очень высокий, самое большое сто шестьдесят пять сантиметров, но зато широк, как двухстворчатые ворота. Весом он был около ста килограммов. У него были широкие плечи, которые свисали вниз, а руки заканчивались мясистыми кулаками.
Я переспросил:
– Еще раз с самого начала?
– Да, еще раз сначала.
– Я не конферансье, лейтенант, и свои обязанности по отношению к полицейским уже выполнил.
– Еще раз сначала.
Он говорил тихо, с каким-то присвистом и в нос. Он полузакрыл свои водянистые глаза и выставил правую ногу немного вперед.
Не хватало еще, чтобы он пустил в ход кулаки. Мне это было только на руку, даже в таких обстоятельствах я не отношусь к людям, которые трусливо поджимают хвосты.
– Лейтенант, – сказал я спокойно, – эту проклятую историю я рассказал уже четыре раза. Вам лично – три раза. И я рассказал обо всем, что случилось. Мне этого достаточно. Если у вас еще есть вопросы, которых мы не касались, то вы можете зайти ко мне. Пули, которые я выпустил из своего кольта, вы сможете найти в его теле. – И я показал на незнакомца, лежащего на траве.
Уитон скрестил руки на груди, пристально посмотрел на меня и сказал с прононсом:
– Я все основательно проверю. И не забывайте, Скотт, что хотя вы и известный детектив в Лос-Анджелесе, но у вас нет лицензии, чтобы работать в Аризоне.
– Разве человек в Аризоне должен иметь лицензию, чтобы иметь право защищаться? Наоборот, гражданин США даже обязан защитить себя от нападения гангстеров. – Я сделал паузу, а потом добавил: – Так что, лейтенант, я только выполнил свой долг.
Уитон повернулся и направился к дому Ярроу. Шел он слегка пошатываясь и переваливаясь с боку на бок, и плечи его тоже покачивались. Странно, но, когда он говорил со мной, лицо его не показалось мне незнакомым, и когда он удалился, я вспомнил, что именно он разговаривал с дряхлым гангстером после выхода его из мэрии.
С дряхлым гангстером, с Диджиорно, или он же Пит Лекки.
Полицейский патрульной службы последовал в дом за лейтенантом. Сержант Стрикер остался. Он подошел ко мне.
Стрикеру было лет пятьдесят пять. У него были жидкие серые волосы, а серые глаза смотрели приветливо.
– Не связывайтесь с лейтенантом, Скотт, – сказал он.
– С таким же успехом вы могли бы сказать и солнцу, чтобы оно не светило. Он всегда такой, сержант?
– Большей частью. Я только хочу сказать вам, что у нас тут на Вилле есть лейтенант – это Уитон, и есть капитан. С капитаном разговаривать можно, но он сейчас спит. Значит сейчас босс – Уитон. И если вы намереваетесь пробыть на Вилле еще какое-то время, то Уитон вполне сможет помешать вашему пребыванию здесь.
Я ухмыльнулся.
– Благодарю вас, сержант. Но я надеюсь, что смогу постоять за себя.
Он улыбнулся и посмотрел на труп, который все еще лежал на газоне.
– Я тоже так думаю, – сказал он. – Если я вам понадоблюсь, то дайте мне знать.
Вскоре после этого появились люди шерифа, коронер и детективы вместе с представителем прокуратуры. Со всеми этими людьми я не имел столько трудностей, как с одним Уитоном. В конечном итоге тот тоже снизошел до того, чтобы отпустить меня.
– Вы можете идти, Скотт! – сказал он. – Но, вероятно, было бы лучше, если бы вы какое-то время не показывались на Вилле. Я имею в виду продолжительное время.
Я улыбнулся.
– Я так и понял, что мне нужно идти после того, как мне разрешили люди шерифа. Но я рад, что вы пришли к такому же мнению, лейтенант.
Вернувшись в отель, я первым делом встал под душ, потом надел свежую рубашку и новую куртку. Мои старые вещи были кое-где разорваны.
Потом я позвонил в полицию Тусконы, назвал свое имя и попросил позвать мне полицейского офицера, который занимался делом Джо Кивано.
Когда он подошел к телефону, я спросил:
– Есть хотя бы самые мелкие причины предположить, что это был не Кивано?
– Это точно был он. Правда выглядел он неважно, но его можно было идентифицировать по лицу. Тем не менее, мы все-таки сняли и сверили отпечатки пальцев. Это был точно он. А к чему, собственно, такая любознательность. Вы уже второй, кто спрашивает, жив ли Кивано.
– А кто еще им интересовался?
– Был телефонный звонок с Виллы Восходящего Солнца. Какой-то священник. Минутку, подождите... Ах, да, его зовут преподобный Арчибальд.
– А больше никто не звонил? Я имею в виду по поводу Кивано?
– Нет, черт возьми! А разве этих двоих недостаточно?
– А есть какие-нибудь гипотезы относительно того, кто мог бы это сделать?
– Нет. Но мы полагаем, что это сделал кто-либо из его дружков, которому не понравился его нос.
– Я тоже думаю приблизительно так. Большое спасибо вам, сержант.
Я положил трубку, а потом позвонил доктору Полу Энсону, но там никто не подошел к телефону. После этого я перезарядил свой пистолет, сунул его в кобуру, причесал волосы пятерней и отправился на поиски доктора Энсона.
Пол был на несколько лет старше меня и так же, как и я, был холостяком. Это был очень хороший врач, один из лучших в Лос-Анджелесе, и его лекции об успехах в школьной медицине охотно посещались молодыми врачами.
Он особенно нравился мне по той причине, что у нас с ним были общие интересы: шотландское виски и куколки. Мы оба любили свою профессию, но хорошо знали, где проходит граница настоящей жизни.
Когда я нашел Пола, я почти сразу же подумал, что он как раз и наслаждался настоящей жизнью. Рядом с ним у бара сидела блондинка лет двадцати пяти в мини-юбке и с макси-грудью. Они были так погружены в разговор, что не заметили меня.
Я сел тремя табуретами дальше, и Вера, одна из трех барменш, принесла мне порцию виски.
– Если у вас будет возможность, – сказал я ей, – то потревожьте этих голубков и скажите доктору Энсону, что я нахожусь рядом.
Она усмехнулась и кивнула.
Минуты через три я увидел, как Пол поднялся. Он что-то шепнул своей макси-мини-блондинке на ухо, вынул из кармана ключ и незаметно сунул его ей. Она соскочила с табурета и, пританцовывая, вышла из бара.
Пол сел рядом со мной и, похлопав меня по плечу, спросил:
– Это действительно была Лукреция Бризант, старый бродяга? Валяй, выкладывай все.
Я рассказал ему по возможности меньше о Лукреции и по возможности больше о Лекки, Джиме Райане и Джильберто Рейесе.
– И ты даже ее не поцеловал? – спросил он, когда я закончил свое драматическое повествование.
– Пол, неужели ты не можешь отвлечься от пустяков и подумать о более важных вещах? А она – сама красота, любовь и добродетель. Словно лучистая звезда почитает мать и отца. – Я больше ничего не мог придумать и сказал: – Я поцеловал ей руку.
Его ухмылка была невыносимой. Я заткнул ему рот рюмкой виски, а когда он его выпил, он сказал:
– Я сегодня пережил удивительную вещь. Вместо того, чтобы читать доклад, я прослушал доклад. Ты что-нибудь знаешь о лазерах?
– Никогда не слышал, – ответил я. – Ты имеешь в виду те лучи, которыми можно кое-что сделать?
Он поднял брови и презрительно посмотрел на меня.
– Ты считаешь себя особенно умным, а на самом деле ты просто неуч. Но уже через несколько лет мы будем окружены лазерами – они даже будут выходить из твоих ушей.
– Из носа тоже?
– Глупая твоя голова, – нежно сказал он. – В медицине лучи лазера смогут применять для бескровных операций, а пучками лучей можно будет убивать врага, буквально разрезав его пополам. Лазерами можно будет забивать свиней, вести телефонные разговоры с небывалой быстротой...
– Все это очень интересно, – перебил я его и заказал еще порцию виски.
– Но о самом важном я тебе еще не сказал, – улыбнулся он.
– И я обязательно должен это выслушать? Но лазерные лучи меня совершенно не интересуют. Моих технических знаний хватает на то, чтобы управлять машиной и криво забить гвоздь в стену.
– Доктор Фретзиндер, читавший лекцию, принес с собой большой кусок гранита. Он бил по нему молотком и тесаком, а камню все равно ничего не делалось.
– А зачем ты все это рассказываешь?
– С камнем и не должно было ничего случиться, – продолжал Пол. – Но потом доктор Фретзиндер направил на гранит луч лазера, и этот луч распилил гранит пополам. Даже не пополам, а на мелкие части.
– И вы все были ранены осколками, – высказал я предположение.
– Я стыжусь быть твоим соседом, Шелл, – ответил он. – Ученый рассказал нам, что лучи лазера могут быть использованы при строительстве туннелей. С его помощью можно переносить горы, нивелировать ландшафты и... Ты не веришь мне?
– Нет.
– Но, Шелл, он направлял эти лучи на обломки гранита, и они превращались в мелкий песок. Ты думаешь, я лгу? Зачем?
– Вот этого я тоже не знаю.
Внезапно Пол зевнул.
– Я слишком устал, чтобы еще убеждать тебя в этом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...