ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Что-нибудь не так. Роб?
– Да нет, ничего. Просто мы с Джин не можем обойтись без помощи родственников.
«О, нет!» Это было все, о чем Лорен успела подумать, прежде чем Роб продолжил:
– На следующей неделе у нас с Джин встречи со всеми учителями Донни и большинством учителей Джилл. Нам было бы легче, если бы в это время дети были с тобой. Может быть, ты сможешь каждый день забирать их из школы и брать к себе?
– Я… – Лорен вздохнула.
Пять лет назад, когда Джин объявила, что выходит замуж за овдовевшего члена муниципального совета Хантера, все семейство Шейлер поклялось, что будет оказывать ей помощь при первой же необходимости. Вспоминая, как они с матерью неистово клялись в этом, Лорен неохотно согласилась.
– Спасибо, Лорен, – сказал Роб, и она почувствовала в его голосе облегчение.
– Это мне доставит удовольствие, – солгала она и попрощалась.
Лорен была почти готова расплакаться. Она уронила голову на скрещенные на столе руки, закрыла глаза и почувствовала сильное биение пульса в висках.
– Если Джин всю неделю собиралась заниматься встречами с учителями, – уныло вздохнула Лорен, – тогда я должна изменить свое собственное расписание. Пусть на следующей неделе Грам побудет у меня.
И все же не это заставило Лорен неожиданно почувствовать, что против нее ополчился весь мир. Сказать, что она не хотела наступления следующей недели, – значит, ничего не сказать. Лорен могла в течение короткого времени справиться с Донни, могла совладать и с Джилл, если игнорировать ее подростковое высокомерие. Но терпеть их двоих вместе? И это в то же самое время, когда у нее будет гостить Грам! Лорен застонала.
– Ну что ж, – прошептала она минутой позже. Она не позволит этим негодникам себя раздражать.
Лорен встала, заправила за уши растрепавшиеся волосы и направилась на кухню слегка перекусить. Иметь возможность залезать в холодильник в любое время рабочего дня, именно тогда, когда хочется, – это было одним из наиболее приятных преимуществ ее работы в собственной компании и выполнения служебных обязанностей в своем доме.
Не успела Лорен открыть холодильник, как услышала звонок по одной из служебных линий. Она насупилась. Была пятница, и все служебные дела заканчивались в пять. Но ответами на телефонные звонки Лорен зарабатывала себе на жизнь, поэтому она решила отложить трапезу и направилась к телефону.
– Служба «У ом энд Фри лимитед» слушает, – педантично пропела Лорен в трубку. – Чем могу помочь?
Ее голос замер, а глаза округлились от потрясения, когда внезапно в трубке послышался мужской голос. Прозвучали вполне откровенные сексуальные предложения.
Лорен знала: в подобной ситуации необходимо повесить трубку. Раньше она поступала именно так, но на этот раз была настолько расстроена, что еще долго не могла прийти в себя и вовремя не отключила этого мерзавца. Не в состоянии двигаться или говорить, Лорен присела и невольно стала слушать. Пошлостям, казалось, не было конца.
Наконец, в полном смысле слова шокированная, Лорен прервала связь. Она вся дрожала, застыв на месте с бледным лицом и широко открытыми глазами, испытывая глубокое унижение. По щекам медленно катились слезы.
Это было как злое проклятие, ибо она знала, что охвативший ее от бессилия гнев скоро не ослабеет. В тот момент единственное, что могло бы ее утешить, было бы зрелище того, как звонившего ей подлеца раздирают на части, привязав каждую его руку и ногу к отдельной лошади и одновременно пустив их всех галопом в разных направлениях.
До сих пор Лорен считала свои служебные линии священными. Она окинула беспокойным взглядом зеленых глаз старомодный пульт переключения номеров. Тридцать шесть линий. Лорен поняла, что эту дрянь нужно как можно быстрее поймать. Получи этот негодяй доступ ко всем ее линиям, от него вообще покоя не будет.
Слишком расстроенная и будучи не в состоянии строго придерживаться инструкций, Лорен решила не тратить времени зря и не обращаться по поводу хулиганских звонков в телефонную компанию. Она набрала номер полиции.
Ей ответил дежурный по отделению. Он проворчал, что за последнее время их пост был буквально завален подобными жалобами. Лорен решила, что от нее просто хотят отделаться. Ее охватил гнев. Она не была жестока, но, несмотря на свое сочувствие всем жертвам хулиганства, ощущала себя пострадавшей больше, чем остальные. У нее был другой, более серьезный случай. Она заведовала Службой ответов по телефону и поэтому заслуживала особого внимания и нуждалась в немедленной помощи.
И все же Лорен прекрасно понимала, что не стоит восстанавливать против себя офицера полиции. Она глубоко вздохнула.
– Обычно я не жалуюсь, сержант. Но без вашей помощи мне не обойтись, – спокойно и любезно объяснила она. – Понимаете, у меня дома Служба ответов по телефону. Вместе с моим личным телефоном в распоряжении этого… этого мерзавца тридцать шесть телефонных номеров для его пошлых забав, и я его единственная жертва.
Голос Лорен дрогнул. Она прикусила нижнюю губу, чтобы не разрыдаться.
Последовало неестественное молчание. «Не положил ли он трубку?» – подумала Лорен. Затем полицейский заговорил, и по голосу она поняла, что он заставляет себя быть терпеливым. Он пообещал ей, что кто-нибудь из полиции займется ее вопросом. Лорен пришлось этим удовлетвориться, она вежливо поблагодарила его и повесила трубку.
Она не знала, сколько времени понадобится этому «кому-нибудь», чтобы приступить к расследованию. Поэтому до его прихода Лорен решила заняться делом. За последние шесть месяцев у нее появилось пять дополнительных клиентов. Это означало, что Лорен должна работать с отчетной документацией каждый день, чтобы чего-нибудь не упустить. Она достала гроссбух и приступила к работе, забыв о своих невзгодах.
– Прежде чем явится полиция, меня успеют четвертовать и выставить на публичное обозрение. – пробурчала она, отодвигая в сторону гроссбух.
С тех пор как Лорен позвонила в полицию, прошло почти два часа, а она располагала лишь обещанием дежурного сержанта, что кто-нибудь непременно займется ее жалобой.
Лорен взглянула на телефон, подумав, а не позвонить ли ей снова. Вдруг она услышала стук в дверь.
Стук повторился, да так громко и настойчиво, как будто раздавался прямо в комнате. Лорен насторожилась, а затем нерешительно направилась к входной двери. Она и понятия не имела, кто стоял на крыльце, но всем сердцем надеялась, что это не ее телефонный мучитель. Лорен протянула дрожащую руку, дотронулась до шарообразной ручки двери и сразу же отдернула ее. Она посмотрела вверх и убедилась, что дверь закрыта на задвижку. Лорен слегка расслабилась.
– Кто там? – произнесла она не своим, а низким и хриплым голосом.
– Полиция, мисс… Шейлер. Можно войти и поговорить с вами?
«Наконец-то!» – подумала Лорен, вздохнув с облегчением.
От нетерпения она сначала никак не могла справиться с замком, затем открыла его, взялась за дверную ручку, повернула ее и замерла. Всякий может просто заявить, что он из полиции, чтобы забраться к ней в дом.
Губы Лорен скривились в иронической усмешке. «Здесь нет дураков, мистер!» – подумала она, собрав всю свою храбрость.
– Как я могу убедиться, что вы именно тот, за кого себя выдаете? – спросила она.
– Я могу показать вам жетон полицейского, – услужливо предложил голос.
Но для этого, конечно, надо открыть дверь, «Боже, ни в коем случае».
– Покажите его через фрамугу, – приказала Лорен.
Она отступила назад, подождала, подняв глаза вверх к окошку, которое ее отец сделал над входной дверью.
– Пожалуйста, вместе с удостоверением личности, – добавила Лорен поспешно, но твердо.
За дверью раздался веселый смех. Лорен в задумчивости нахмурилась. Было что-то очень знакомое в этом смехе…
– Была не была! – сказал весело мужчина. – Но я могу быть уверен, что вы вернете их в полной сохранности?
В одно мгновение он перебросил ей через фрамугу все, что Лорен просила. Ей не удалось поймать документы, и они упали на пол к ее ногам.
– Довольны? – спросил он спустя минуту.
– Не вполне, – огрызнулась Лорен. – Сначала назовите вашего сержанта.
– Хансон. Гордон Хансон.
– В таком случае не возражаете, если я позвоню ему, чтобы убедиться, что вы тот человек, за которого себя выдаете?
– Вовсе нет, – был краткий ответ. – В вашем распоряжении, мисс Шейлер, сколько угодно времени. Самое тщательное расследование я проведу здесь, на вашем крыльце.
Его сарказм был на грани враждебности, но Лорен проигнорировала это и поспешила к телефону. Быстро набрав номер полиции, она попросила к телефону сержанта Гордона Хансона.
– Слушаю. Чем могу помочь?
– Э…
Лорен раскрыла обтянутое коричневой кожей удостоверение личности мужчины и внимательно изучила все сведения.
– Можно попросить к телефону Коулби Шермана?
– О, нет, мисс. Его сейчас нет в полицейском участке. Ну, если это личное, вы можете позвонить утром. Он приходит обычно к восьми. А если не личное, то, может, я могу быть чем-то полезен?
– По правде говоря, можете. Лорен затаила дыхание. Ее сердце бешено колотилось.
– Опишите мне его, пожалуйста. Последовало долгое, напряженное молчание. Затем Гордон Хансон засмеялся.
– Не могу понять, что вы хотите, мисс. Ну, лейтенант…
– Опишите его так, как будто описываете человека, находящегося в розыске, – выразительно прервала его Лорен.
Гордон Хансон глубоко вздохнул и начал давать интересующие сведения. Лорен сверила их с данными из удостоверения личности и пришла к выводу, что следует извиниться перед Коулби Шерманом.
– Спасибо, – сказала она и положила трубку. Она нерешительно подошла к двери.
– Теперь вы довольны? – нетерпеливо спросил мужчина, назвавший себя Коулби Шерманом. Лорен насупилась. Ей не понравился его тон.
– Не совсем, – ответила она. – Назовите мне ваш рост, вес, цвет волос и глаз.
– Не знаю, почему вы так испугались этого бесстыдника, звонившего вам по телефону, – недовольно сказал он. – Вы сами могли бы его до смерти замучить всякими вопросами!
– Да, может быть, именно это я и хочу сделать!
Мужчина что-то пробормотал, Лорен не разобрала слов и уступила наконец.
– Позвольте представиться. Рост – шестьдесят три фута. Вес – восемьдесят восемь. Светлый шатен. Глаза – светло-карие.
Отрывисто и грубовато засмеявшись, он, добавил:
– Если вас это интересует, я родился девятого августа тысяча девятьсот пятидесятого года. Я не кусаюсь.
Дверь начала открываться, и мужчина сделал паузу на этой фразе. Появилась фея с немного растрепанными волосами, голова которой едва доходила ему до груди, и чьи глаза не уступали по красоте изумрудам. «Ничего себе!» – удивился лейтенант.
«Вот она какая, Лорен Шейлер. И подумать только, я собирался найти здесь старую деву, которая за каждым кустом видит насильника!» – подумал он, оценивая Лорен по достоинству.
В глазах лейтенанта появился блеск, когда он мельком окинул острым взглядом женщину, с которой дважды разговаривал днем по телефону, набрав не тот номер.
Она была небольшого роста, выглядела приятно и изысканно в короткой серой юбке и блузке с розовыми с серыми полосами. Она была босиком. Коулби слегка ухмыльнулся, когда его взгляд остановился на пальцах ее ног. Ногти были окрашены в ярко-розовый цвет и украшены наклейками с единорогами и экзотическими птицами.
Наконец его внимание привлекла ее поза. Одной рукой Лорен подпирала стену, а другой держалась за дверь. Коулби сморщил лоб от изумления. Не собирается ли она держать его на крыльце? Или, может быть, хлопнет дверью перед его носом, если он ей не понравится? Легкая улыбка появилась на его лице.
Лорен собиралась отругать его за то, что так долго не приходил, но буквально размякла под его пристальным взглядом. Коулби Шерман был сильным и сексуально привлекательным мужчиной, начиная с рыжевато-коричневой шевелюры и до носков хорошо начищенных черных ботинок.
У него было лицо с обложек популярных романов. Прямой узкий нос, чувственный большой рот, не очень полные губы, хорошей формы высокие скулы, сильный, упрямый подбородок. В это мгновение он надменно вздернул свой квадратный подбородок, что придало ему суровый, в некоторой степени угрожающий вид.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...