ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


У него была отвратительная ночь. Одна из многих. Воспоминания о Лорен были безжалостными, сильными, отчетливыми. Даже когда ему удавалось заснуть, ее образ то всплывал, то исчезал в его снах.
– Ты набитый дурак, – сказал он своему с впалыми глазами изображению в зеркале.
Коулби был человеком иного склада, не как Лорен, он не смог бы весь уйти в работу.
Пронзительный смех вырвался из его рта, огласил комнату, отскочил от стен и снова вернулся к нему, чтобы его высмеять.
О, как бы Лорен посмеялась, если бы только знала, что работа, которую он считал такой важной, потеряла для него свою привлекательность. Теперь Коулби понимал, что Лорен была абсолютно права. Он был так поглощен работой, что Лорен невольно почувствовала, что она для него ничего не значит. А какой женщине понравится, когда ее считают само собой разумеющейся? И нет ничего удивительного в том, что Лорен терпеливо сносила это лишь до тех пор, пока могла. Выругавшись, он бросил бритву.
Развернувшись на каблуках, не обращая никакого внимания на ранку на подбородке, на кровь, пачкающую воротник, Коулби быстрыми шагами прошел по кафельному полу, отшвырнул ногой одежду, разбросанную на полу у него в спальне, и поспешил к телефону.
Он собирался позвонить Лорен и попросить у нее прощения. Он должен был заставить ее поверить, что она – смысл его жизни. Работа была для него важна и всегда будет важной, но она уже никогда не станет основным смыслом его жизни. И если он не потерял еще Лорен навсегда, если она даст ему еще один шанс, то он докажет ей, что может измениться. С ее помощью он бы составил разумное расписание рабочего дня.
А что, если, она больше не желает о нем ничего знать?
Рука, держащая телефон, слегка дрогнула.
Он должен получить шанс. Он страстно желал Лорен, нуждался в ней. Без нее жизнь не имела смысла. Коулби решительно набрал номер ее телефона и, пока он дожидался, когда она снимет трубку, ему пришла в голову одна идея. Это было глупо и рискованно.
– Алло!
Голос был таким сдавленным, что Коулби едва было слышно, когда он прошептал:
– Из достоверного источника известно, что вы ищете себе в штат любовника. – Он остановился, ожидая, что Лорен что-нибудь скажет, и когда она ничего не ответила, продолжил низким и хриплым голосом, протяжно произнося слова:
– Мне хотелось бы подать заявление о приеме на эту работу. – Когда же его предложение было встречено молчанием, он стремительно продолжил натиск. – Я предоставлю очень хорошие рекомендации. Если вы согласитесь встретиться со мной лично, я докажу вам, каким отличным любовником могу быть. Я возьму вас с собой на американские горки страсти, я буду любить вас на кухне, в гостиной и холле. Я буду любить вас до тех пор, пока не попросите пощады, и тогда я…
Он резко вздохнул и услышал, как голос Кэтрин, трясущийся от едва сдерживаемого смеха, произнес:
– Лори, дорогая, я думаю, это тебя.
– О Господи, я не знал, что это вы! – воскликнул Коулби, чувствуя себя болваном из-за того, что, в лучшем случае, было безумным порывом мужчины, который не знает, что делать, чтобы вновь снискать расположение женщины.
– Опять ошиблись номером, лейтенант?
– Лорен?
– Да.
– Теперь, когда я показал себя полным идиотом, я смогу все выдержать. Я хочу приехать к тебе.
Лорен ничего не сказала.
– Ты позволишь?
– А как же обойдется без тебя город?
– О! – пробормотал он добродушно. – Послушай, я действительно хотел бы встретиться с тобой. Нам надо поговорить.
– Ладно.
– Я буду у тебя через пять минут.
Лорен ответила на его первый стук в дверь. Что-то в ее позе и мрачный взгляд глаз заставили его почувствовать себя неловко.
– Можно войти?
– Пожалуйста, входи.
Голос Лорен был холодным, отрешенным. Коулби прошел за ней в гостиную и увидел, что на кушетке отдыхала Кэтрин.
– Привет, Коулби, – сказала она радостно.
– Привет, – ответил он, улыбаясь и радуясь тому, что по крайней мере один член семейства Шейлер все еще разговаривает с ним. Остальные же, с кем он сталкивался время от времени за прошедшую пару недель, обращались с ним так, как будто он был прокаженным.
– Ну что ж, молодежь, я здесь лишняя, – заявила Кэтрин, спуская ноги на пол, шаря ими и найдя голубые домашние туфли.
Забирая очки и книгу, которую читала до этого, Кэтрин пожелала им доброй ночи и незаметно ушла из комнаты.
– Ты победила, – сказал он просто.
– О! Мы что, соревновались друг с другом? Я об этом и не знала.
Лорен стояла очень прямо, почти окостеневшая, глаза скрывали все ее мысли.
– Ты не собираешься облегчить мою задачу, не так ли? – спросил он. Она покачала головой.
– Я гордый и упрямый мужчина, Лорен. – Он взглянул на нее, его глаза умоляли помочь ему, но она, упорно молчала. – Мне всегда было трудно просить прощения, умолять о чем-либо, но сейчас я умоляю тебя. Лори. Дай мне, нам, еще один шанс. Даю тебе слово, что я сделаю все от меня зависящее, чтобы наша совместная жизнь была прекрасной.
Мускул на ее подбородке не поддавался контролю и пульсировал.
– Назови мне хоть одну вескую причину, по которой мне следовало бы доверять тебе и дать еще один шанс обидеть меня.
Он поморщился от боли.
– Как я уже сказал, ты действительно метишь в самое сердце, не так ли? Она чуть подняла подбородок.
– А я тебе уже сказала, что не буду женщиной по вызову ни для кого.
– Я и не хочу этого. Я знаю, что заставил тебя так себя почувствовать, но я этого не хотел. Я так сильно влюбился в тебя, что это встревожило меня, пошатнуло мою самоуверенность, и мне это не понравилось. Поэтому, чтобы вести себя более уверенно с тобой, к нашему общему огорчению, я бессознательно спасовал. Я обижался, что ты тратишь время на семью, и вместо того, чтобы признать, что ревную, я воспользовался этим как предлогом, чтобы найти оправдание тому, что посвящаю все свое время работе. Прости меня. Лори, за то, что считал твою щедрую любовь как само собой разумеющееся и злоупотреблял ею.
Коулби бросился к Лорен, но она не двинулась с места Он подошел к ней вплотную.
– Теперь я понимаю, что, помимо работы, существуют и другие вещи, которые являются важными в моей жизни. Ты, например. – Он обнял ее так осторожно, словно боялся, что если последует желанию своего сердца, то раздавит ее, обидит ее. – Я никогда тебя не обижу, дорогая, – пообещал он. – Я тебя так сильно люблю.
– Я тебя тоже люблю, – прошептала Лорен. – Но мне нужно время, Коулби.
Он этого не ожидал, но был готов принять любые условия, по крайней мере пока она не станет вновь ему доверять.
– Сколько времени тебе надо, любимая?
– Ровно столько, сколько понадобится тебе, чтобы научиться отдавать всего себя без страха.
Он улыбнулся прямо ей в волосы.
– Всю оставшуюся жизнь я буду доказывать тебе, что больше не боюсь, что любить тебя – это единственное, что действительно важно для меня в жизни.
Лорен подняла к нему сияющее лицо, в глазах светилось счастье. Она улыбнулась. Его рот наклонился к ней, и она распахнула свои губы, приглашая его исследовать глубины ее рта. Лорен знала, что Коулби не сможет измениться в одночасье, но она была счастлива просто знать, что он хочет попытаться.
И они были вместе. И это было все, что действительно имело значение.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...