ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Не думаю, что он повторится.
На мгновение Лорен была ошеломлена. Проклятье! Да он просто от нее отмахнулся! Глаза Лорен вспыхнули от поднимающегося в ней гнева. Затем выражение лица изменилось, так как она подумала, что потеря самообладания не принесет ей ничего хорошего.
– А если все-таки повторится? – спросила Лорен, кое-как справившись с раздражением, которое Коулби вызвал в ней. – Что если сегодняшний звонок был лишь началом? Я должна вам напомнить, что в моем доме тридцать шесть служебных линий.
Коулби упустил возможность ответить, потому что Лорен собралась с силами и высказала все, что у нее накипело.
– Не стоит говорить, что этот мерзавец может воспользоваться всеми телефонными номерами. Что если он знает их и решит по своему капризу терроризировать меня? Что мне делать тогда, лейтенант? – спросила Лорен, вызывающе глядя на него.
Коулби вышел из себя, но как можно спокойнее разъяснил:
– Если звонки повторяются снова, то, пожалуйста, зафиксируйте точное время каждого звонка и сообщите об этом мне… или Гордону Хансону. Я обо всем поставлю его в известность. Коулби принужденно улыбнулся.
– И…
– И что же затем? – прервала его Лорен. «Черт! – подумал Коулби, и стиснул челюсти, чтобы взять себя в руки. – У этой женщины досадная привычка перебивать».
Он сосчитал в уме до десяти и выдавил из себя скупую улыбку.
– Тогда через телефонную компанию мы сможем выяснить, кто ваш воздыхатель и…
– Спасибо, но он вовсе не мой воздыхатель! Ее надменность забавляла Коулби, и он забыл о своем негодовании. Он фыркнул со смеху.
– Я рада, что вы находите мою ситуацию столь забавной, лейтенант, – мягко пристыдила его Лорен.
– Простите мне мой смех, – сказал он, поспешно спрятав улыбку, хотя в его голосе смех все еще слышался, когда он добавил:
– Я не подумал, как это прозвучит.
Он ни в малейшей степени не раскаивался, и они оба знали это. Лорен вскипела от злости. Она поспешно прошла через всю комнату и открыла дверь. Что касается ее, то интервью закончено.
Лорен ждала, кое-как справившись с собой и не позволив себе выказать свое нетерпение легким постукиванием ноги по полу. Она презирала себя за то, что вызвала полицейского, так как пришла к выводу, что и сама могла бы отделаться от звонившего хулигана. Лейтенант же по какой-то непонятной ей причине упорно сгущал краски.
Коулби не хотел замечать открытой двери, зная, что Лорен раздосадована на него. И хотя он сам не мог понять почему, но чувствовал необходимость произнести хорошее впечатление на Лорен. Он подошел к ней, решив заставить ее улыбнуться.
– Вы в порядке? – прошептал он. В его голосе послышались нежность и забота, а глаза всматривались в решительное лицо Лорен с таким напряжением, что она еще больше обиделась на него.
– Полагаю, да, – ответила она так холодно, словно в голосе прозвенела сосулька.
Его рассердило, что она была так чертовски недружелюбна.
– Это окно надо немедленно починить, мисс Шейлер, – подчеркнул Коулби, стиснув челюсти и всеми силами пытаясь себя контролировать.
Он указал ручкой на представляющее опасность окно и сунул ее в карман.
– И я бы вам предложил: не теряйте времени зря и измените номер вашего телефона.
Он уставился на нее, смущая взглядом, и сам оказался во власти очаровательных зеленых глаз и соблазнительных губ, которые в какой-то степени даже открыто манили к себе.
Коулби глубока вздохнул и вобрал в себя свежий, пахнущий миндалем запах ее волос. Он сказал или подумал, что сказал:
– У вас будет все в порядке, как только вы получите новый номер.
Его взгляд был прикован к ее губам, которые он безумно хотел попробовать на вкус. Он встряхнул головой и невольно попытался сдержаться, подавляя в себе непреодолимое, сбивающее его с толку, непонятно откуда взявшееся желание обнять девушку.
Зазвонил телефон. Это сама судьба вмешалась, отвлекая внимание Лорен от Коулби и предоставляя ему прекрасную возможность оттянуть уход. Он видел полный страха взгляд, заметил, как она слегка передернула плечами, и понял, что она искренне напугана. Ее состояние вызывало в нем прилив такой нежности, которую он никогда еще не испытывал ни к одной из женщин, и у него появилось инстинктивное желание защитить ее.
– Позвольте мне, – сказал он, направляясь к телефону.
Лорен остановила его рукой.
– Это было бы слишком просто, – возразила она, неловко улыбаясь. – Спасибо, не надо. Я должна сделать все сама. Если вы не возражаете, я хотела бы, чтобы, вы остались здесь.
– Конечно, не возражаю, – улыбнулся Коулби и подошел к стулу около окна. Он уселся, вдохнув признательно и отчасти устало.
Его присутствие вселило в Лорен смелость. Она подошла к телефону и сняла трубку.
– Алло! – сказала она уверенно, втайне умоляя, чтобы ее не покинула храбрость.
– Привет, сестричка.
Это был спокойный голос Джин, а вовсе не тот нахальный голос, произносящий оскорбительные слова и который она ожидала услышать.
Лорен немного расслабилась.
Прижимая трубку к груди, она повернулась к Коулби и сказала:
– Моя сестра.
Затем Лорен присела и стала разговаривать с Джин Эти две кумушки вызвали смех у Коулби. Из своего богатого жизненного опыта он знал, что, когда по телефону говорят две сестры, то они обычно сплетничают. Заметив, что Лорен развалилась на стуле и получает удовольствие от разговора по телефону, он решил, что ждать придется долго и можно расслабиться.
Он скрестил длинные ноги, положил их на скамейку, давая им возможность отдохнуть, и начал изучать окружающую его обстановку.
Комната была просторная, в ярких, солнечных тонах, что придавало ей тепло и домашний уют. Очевидно, тот, кто отделывал комнату, явно увлекался антиквариатом. Это было видно по массивному письменному столу-бюро с крышкой на роликах, за которым сидела Лорен, высокому сундуку в углу, большому шкафу, приставленному к той же стенке и на одном уровне с L-образной формы деревянным столом, на котором были пульт переключения телефонных номеров, электрическая пишущая машинка и маленький телевизор.
Его взгляд лениво скользнул по остальной мебели и остановился на массивной кушетке, обтянутой рыжевато-коричневой кожей, стоявшей перед огромным камином.
Лицо Коулби расплылось в улыбке. Не зная, чем себя занять, он позволил себе помечтать о некоей эротической сценке. Он представил себе легкое потрескивание горящих дров, небольшой огонь в камине и слабый его отблеск на двух сильных, загорелых телах, которые переплелись друг с другом на желтом, как лютик, ковре.
Взрыв радостного смеха рассеял его грезы. Коулби широко раскрыл глаза и уставился на Лорен.
–., и за весь день у меня было только одно развлечение, когда этот балагур, пытаясь дозвониться до своей девушки, по ошибке попал ко мне. – Она опять рассмеялась от всей души, продолжая насмехаться. – Надо было тебе его слышать! Этот решительный мужчина так хотел извиниться перед своей «дорогой Энн», что каждый раз, набирая ее номер, ошибался и попадал ко мне. – Лорен хихикнула. – Я не могу припомнить, чтобы когда-нибудь слышала настолько перепуганного мужчину! – Вспоминая оскорбительные слова того мужчины, она пришла в себя и нахмурила лоб. – Впрочем, у него был очень сексуальный голос, – задумчиво добавила она.
Как там говорится в старой доброй поговорке, тот, кто подслушивает, никогда не узнает о себе ничего хорошего? Коулби не мог решить, приносит ли ему утешение ее высокая оценка сексуальности его голоса по сравнению с тем, что она сказала о его неудачных звонках Энн.
«Энн!» – вспомнил Коулби.
Его глаза сузились от гнева. Он вспомнил ультиматум, который Энн ему предъявила при окончательном разрыве их отношений.
– Коулби, позвони сегодня в назначенное время или можешь больше не беспокоить меня своими звонками, – сказала тогда Энн.
Быстро взглянув на наручные часы, он понял, что прошло уже больше часа после назначенного Энн времени.
Коулби снова откинулся назад на спинку стула и закрыл глаза, невольно вздохнув. В то время он уже знал, что в их отношениях с Энн нет будущего, но он вовсе не хотел, чтобы все оборвалось на такой горькой ноте!
Звук приближающихся мягких шагов внезапно остановил поток его грустных мыслей. Коулби открыл глаза, поднял голову, посмотрел, и в его глазах появился блеск. Прекрасное создание приближалось к нему. Улыбаясь ей, он медленно опустил ноги со скамейки и выпрямился.
Лорен понравилась его улыбка, и в ответ она ему тоже тепло улыбнулась. Подойдя к нему на волнующе близкое расстояние, она увидела взъерошенные волосы. Ей захотелось узнать, какие же мысли заставили его запустить в волосы пальцы и так взъерошить их. Неподатливая прядь пересекала бровь подобно полоске шелка золотисто-коричневого цвета. Она захотела дотронуться до этой пряди, пригладить ее назад своими пальцами и снять усталость, которая избороздила морщинами его лоб. Вместо этого она скрестила руки на груди.
– Извините, я отняла у вас столько времени. – Она улыбнулась. – Я должна была обсудить кое-что с Джин, и, если бы я не сделала этого сегодня, это беспокоило бы меня всю ночь.
– Мне бы этого не хотелось, – сказал он, вставая каким-то удивительно плавным движением.
Он был так близко к ней, что Лорен почувствовала, как его дыхание сдувает с ее лба тонкие прядки волос. У нее колени дрогнули.
Казалось, что время остановилось. Лорен подняла взгляд на Коулби. От ожидания ее глаза расширились и округлились. Она дышала неглубоко, поверхностно, не желая нарушать то, что возникло между ними.
Коулби позволил себе опасную роскошь: заглянуть в ее изумрудные глаза. Он почувствовал, что утопает в их глубинах, и инстинктивно стал наклоняться к ее мягким губам, таким влажным и манящим. Соблазняющий аромат духов сводил с ума, заставлял тело трепетать от желания.
Она шумно перевела дыхание, и чары разрушились. Внезапно Лорен осознала, что потянулась к нему, напрягая кончики пальцев на ногах, практически бросилась в объятия незнакомого мужчины. С лихорадочной поспешностью Лорен взяла себя в руки, отпрянула назад и отошла от Коулби, оставляя его с застывшими в воздухе руками, которые он протянул, чтобы удержать ее. Он нервно дернул шеей и повел плечами.
– Поскольку у вас все в порядке, то, полагаю, я могу теперь уйти. – Его голос стал даже более хриплым, чем обычно, и, пытаясь вновь придать голосу видимость нормального, Коулби повторил:
– Почините окно и позвоните завтра в телефонную компанию, чтобы поменяли вам номер.
Лорен кивнула. Она пошла к двери и пробормотала:
– Я сделаю это в понедельник, сразу же, как только…
Зазвонил телефон. Она остановилась на полуслове. Чувство отчаяния охватило ее. Лорен замерла, затем повернула голову назад и поглядела через плечо на бедного Фредди так, словно эта лягушка вдруг ожила. Внутренне вся дрожа, она была не в состоянии сделать ни одного шага.
Когда Коулби дотронулся до ее плеча, она вздрогнула от неожиданности. Взгляд, брошенный на него, был полон ужаса.
– Хотите, я сниму трубку? – прошептал он.
– Я должна сделать это сама, – пробормотала она, но не сделала ни единого движения в сторону телефона.
Длинные мужские пальцы скользили вокруг ее локтя с невероятной нежностью, и медленно, очень медленно Коулби подводил Лорен к телефону. Именно он снял трубку, прижал ее к уху Лорен и прислонил свою щеку к ее щеке, чтобы послушать голос в телефоне вместе с ней.
Смутно сознавая, что происходит, Лорен мысленно отметила грубоватую щетину на его щеках, тепло его кожи и едва уловимую смесь пряного одеколона с ароматом его тела.
– Э, алло!
Нервозное ожидание неприятного разговора сжало ей горло, иглами вонзилось в шею сзади, голос охрип.
Дребезжащий мужской голос издевался над ней.
– Дорогая, дорогая Лорен, не пугайтесь. Я не хочу вас пугать. Все, чего я хочу, действительно хочу, это…
Коулби со злостью резко дернул трубку к себе, прижал к уху. В то же самое время он свободной рукой успокаивающе обнял Лорен за плечи, прижал к себе, как бы защищая и убаюкивая ее на своей груди.
То, что Коулби делал, было так естественно, так правильно, так хорошо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...