ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тихо застонав, Лорен обвила его шею руками, поддерживая его голову, пока ее рот не слился с его, раскрытым навстречу ей и приглашающим исследовать ее язык. Их языки поддразнивали друг друга, овладевали друг другом, ласкали.
Его пальцы прокладывали себе пламенный путь по ее телу все ниже и ниже, задержавшись в покрове курчавых светлых волос, увенчивающих ее самое сокровенное женское естество. Он побудил ее раздвинуть бедра и так нежно поглаживал, что для Лорен это стало невыносимой пыткой. Она выгнула тело в его руках ему навстречу, слегка постанывая от наслаждения, которое расходилось от низа живота волнами по всему ее телу. Он продолжал ее ласкать, подводить к грани сумасшествия от пробудившейся в ней страсти.
– Коулби, пожалуйста, я не смогу еще это выдержать, – простонала она.
Его рот почти коснулся ее уха, и он прошептал:
– Я люблю тебя, Лорен, – и всем телом навалился на нее. – Боже, как я тебя люблю.
– Я люблю тебя, – выдохнула она, улыбаясь, и раскрыла свои бедра ему навстречу.
Коулби устремил всего себя глубоко внутрь и проникал все дальше. Когда он услышал ее резкий вздох, он замер. До этого момента он никогда не думал, что отсутствие физической близости в течение долгого периода времени может заставить женщину быть вновь похожей на девственницу, что она может испытывать боль во время проникновения в нее. И он вспомнил, что был, слава Богу, благоразумен.
– С тобой все в порядке? – прошептал он заботливо.
Она проглотила слюну.
– Через секунду все будет хорошо. Когда боль утихла, Лорен слегка сдвинулась под ним, вызывая вспышку чувств, которые пронзили его насквозь и заставили его тело вздрогнуть. Коулби крепко обнял Лорен. Его тело начало бешено сотрясаться, и наступил такой момент, когда и она задвигалась с ним вместе.
– Боже мой! – воскликнул он, потрясенный острым ощущением удовольствия, которое охватило его ум, сердце, половой член, заключенный внутри нее в теплую оболочку.
Затаив дыхание, конвульсивно сотрясаясь, Лорен вцепилась в него. Ритм их примитивного танца любви убыстрился. Она чувствовала себя так, словно они были захвачены врасплох штормовым морем и их смыло волной, которая никогда не достигнет далекого берега. Его рот осушал крошечные слезинки, возвестившие об ее оргазме, и он прижал ее к себе ближе, любя и успокаивая словами и нежными ласками до тех пор, пока ее волнение не утихло.
А затем медленно он начал снова двигаться, крепко удерживая ее и производя глубокие неистовые толчки до тех пор, пока уже не смог сдержать того содрогания, которое прорвалось через все его тело, и остановить ту огненную лаву, которая внезапно вырвалась из его чресел.
А после они лежали бок о бок, взявшись за руки, прижимаясь разгоряченными телами.
– Мне ужасно понравилось быть с тобой, – прошептал Коулби, уткнувшись носом ей в плечо.
– Тогда оставайся, – прожурчала она, прижимаясь к нему, положив стройную ножку ему на бедро.
– Навсегда, – пообещал он, подтягивая ее к себе ближе и покрывая поцелуем ей рот, чтобы запечатлеть это обещание на ее устах.
– Коулби, – прошептала она после долгого молчания, и он что-то промычал в ответ. – А что ты делал на улице?
– Я подумал, что услышал вора, – пробормотал он сонно, – но это был лишь плод моего возбужденного воображения.
– М-м-м-м.
Лорен прижалась еще теснее и, получив мучительно нежный поцелуй в бугорок ближе к ее рту, закрыла глаза и заснула.
Коулби разбудил ее перед рассветом. Небо по краям окрасилось в розовые тона, а по комнате через высокие, узкие окна по обеим сторонам кровати плясал переливчатый свет.
И когда они утолили свои ненасытные желания, он приподнялся на локте и посмотрел на нее.
– Мужчина может к этому привыкнуть, – сказал он, пробегая пальцами по ее улыбающемуся рту.
Впрочем, как обнаружила Лорен в последующие трое суток, может привыкнуть и женщина. Коулби ходил на работу и приходил к ней домой каждый вечер и к ней в постель каждую ночь. Лорен, уверяла себя, что наконец-то она нашла настоящее счастье. У нее было все: работа, которая доставляла ей удовольствие, и любовь мужчины, который неожиданно стал самым важным человеком в ее жизни.
В пятницу, когда после вкусного обеда, приготовленного вместе, они наслаждались, потягивая вино, Коулби откинулся на спинку стула и долго сидел так, напряженно уставясь на темно-красную жидкость в бокале.
Казалось, что он над чем-то размышляет. Неожиданно Лорен почувствовала спазм в желудке от какого-то неясного предчувствия. Она посмотрела на тарелки на столе, на наполовину наполненный вином графин, на корзинку с хлебом и остановила недоуменный взгляд на лице Коулби.
В чем дело? Она должна знать. Что бы там ни было, каким неприятным оно ни было бы, она должна знать. «Пожалуйста, очень прошу тебя, расскажи мне, – умоляла она молча. – Не отгораживайся от меня».
– Что? – Коулби посмотрел на Лорен, и она заметила, что в его глазах была отрешенность, как будто в своих мыслях он был далеко и вынужден был приложить усилие, чтобы вновь вернуться к ней. – Извини. – Его улыбка была горестной. – Я только что обдумывал, как сказать то, что, возможно, тебе не понравится.
Ее сердце затрепетало от страха. Неужели он опять встречался с Энн Малруни и сейчас ему тяжело сказать, что любовная связь с Лорен была всего лишь приятным промежуточным эпизодом? Она приготовилась услышать самое худшее.
– До сих пор ты был очень честен и откровенен со мной, – сказала она, сжимая руки в кулаки под столом. – Оставайся же таким и сейчас.
– Это был твой племянник, – сказал наконец Коулби и с тяжелым вздохом поставил бокал с вином на стол. – Дональд Рийан Хантер. – Под его спокойным тоном скрывалось негодование.
– Донни? – спросила потрясенная Лорен, моргая в замешательстве. – Какое отношение имеет ко всему Донни? К нам?
– Он тот, кто звонил тебе по телефону. Телефонная компания отследила все звонки, и все они были по телефону Хантеров.
– Я не могу в это поверить! – воскликнула Лорен, так сжав зубы, что у нее заболела челюсть. Но чем больше она думала об этом, тем более правдоподобным оно ей казалось. Она припомнила, какой интерес проявил Донни к ее коммутатору, как он пытался запомнить имена клиентов, которые пользовались Службой быстрого ответа. Не было ничего удивительного в том, что звонки опять возобновились, несмотря на новый номер телефона.
– Ух, я, кажется, могла бы его убить! – взорвалась Лорен, полная праведного гнева.
– В таком случае я мог бы арестовать тебя за групповое убийство, – поддразнил Коулби, при этом легкая улыбка согрела теплом золото его глаз. – Послушай, любовь моя, есть еще два молодых преступника. Приятели Донни, которым нечем больше заняться в свободное время, поэтому они присоединились к развлечению Донни.
Лорен ни разу не заметила какого-либо различия в голосе звонившего по телефону. Возможно, это произошло из-за того, что она не столько прислушивалась к звучанию голоса, как к тому, что говорили эти сопляки.
– Куда ты? – спросил Коулби, поскольку Лорен отошла от стола и направилась к двери.
– Позвонить Джин. Не думаешь ли ты, что я собираюсь позволить, чтобы Донни сошло это с рук? – Она заскрежетала зубами и сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. В конце концов это не вина Коулби, что Донни изводил ее на протяжении многих недель. – И если она ничего не предпримет по этому поводу, я расскажу об этом Робу, а затем получу большое удовольствие, когда увижу, как этого сопляка размажут по стенке.
– Извини, малышка, но тебе не придется увидеть, как наказывают Донни и его приятелей. – Его рука, как змея обвила ее талию и задержала Лорен, когда она попыталась пройти мимо него. – Присядь, Лорен. Позволь мне сказать, что следует с ними сделать.
Лорен почувствовала, как страх холодной змеей шевелился в ее желудке.
– Что ты собираешься сделать с ним? – спросила она испуганно, пытаясь высвободить руку.
Его глаза широко раскрылись от удивления.
– Успокойся. Я не собираюсь схватить его и воспользоваться им в качестве учебной мишени для тренировки в стрельбе.
Было бы хорошо, если бы именно она схватила мальчишку и окунула его в кипящее масло, пока еще не прикоснулся к нему никто другой. Он покачал головой в изумлении. Это было не в первый раз, да, впрочем, и не в последний, когда он видел такую ее реакцию.
– Это стало делом полиции с того самого дня, когда ты подала жалобу, Лорен, – сказал он мягко и, увлекая ее вниз, усадил себе на колени и обвил руками. – Я знаю, тебе это не нравится, но это уже не твое дело.
– Что ты собираешься делать?
– Я собираюсь собрать твоих обидчиков вместе с их родителями и…
– О, нет! – Лорен резко развернулась к Коулби вся в панике. – Неужели ты не мог бы поговорить с глазу на глаз с Джин и Робом и сделать в деле пометку, что-то вроде «не подлежит разглашению»?
В этот момент Лорен могла думать только о том, как бы спасти сестру и зятя от того унизительного положения, в котором они окажутся, когда в их дом придет полиция, чтобы допросить их сына.
Коулби покачал головой.
– Он нарушил закон, Лорен. И он должен расплачиваться за свои поступки.
Коулби был непреклонен. Лорен спорила с ним, умоляла, уговаривала с помощью лести, но он стоял на своем. Мальчишки совершили преступление, и они должны ответить за свои поступки.
В полном отчаянии Лорен предложила компромисс.
– Пожалуйста, окажи мне любезность, Коулби. Я никогда больше не попрошу тебя ни о чем.
Когда он попытался заговорить, она прикрыла ему рот пальцами, вынуждая его замолчать.
– Я не прошу тебя не обращать внимания на то, что сделали Донни и его приятели. Я прошу только, чтобы ты встретился с Робом и Джин наедине и дал им возможность подготовиться к тому, что их ожидает. Я думаю только о том, как это отразится на Робе. Ведь он член муниципального совета города.
Морщинка пролегла чуть повыше ее носа. Джин будет переживать независимо от того, что случится дальше, но если бы Лорен смогла спасти репутацию Роба, она сделала бы для этого все от нее зависящее.
– Ты просишь, чтобы я встретился также и с другими родителями с глазу на глаз? – спросил Коулби с сомнением в голосе.
– Конечно!
Видя, как она решительно настроена, Коулби нехотя согласился.
– Твоя взяла. Я это сделаю. Ты можешь позвонить сестре и назначить им обоим встречу со мной.
Это прозвучало слишком холодно.
– Я попрошу Джин и Роба пообедать с нами в субботу вечером. Хорошо? Он кивнул в знак согласия.
– А теперь я должен сделать пару звонков по телефону.
Лорен почувствовала, что он уже не с ней, даже раньше, чем Коулби снял ее со своих колен. Она наблюдала за ним и видела, каким сконфуженным уходит он из кухни. Она не ожидала, что Кол будет прыгать от радости, но все было так, словно она попросила его пойти па сделку с совестью!
Она резко развернулась и занялась уборкой стола, мытьем посуды, чисткой хрома столовых приборов и делала это до тех пор, пока руки не налились свинцовой тяжестью от напряжения. Нужно было непременно что-нибудь делать, чтобы сдержать себя и не пойти в гостиную, пока Коулби не закончит говорить по телефону.

Глава 11

– О, как они могли так поступить! – воскликнула Джин в отчаянии. Пока она сидела молча, с недоверием слушая, что говорит Коулби, в уголках ее больших зеленых глаз притаились слезы. Теперь же она не замечала, как слезы медленно катились по щекам.
Все сидели за кухонным столом, Роб и Лорен с одной стороны. Джин и Коулби напротив них. Коулби подождал, пока вымоют посуду. Когда же все четверо распили вторую бутылку вина, Коулби сообщил о самом неприятном, об оскорбительных звонках Донни.
– Черт побери этих детей! – пробормотал Роб, раскачивая головой в ярости. Когда он взглянул на Коулби, Лорен заметила, что у него от негодования ходят скулы. – Приезжай за ними, забери их в полицейский участок и нагони на них страх. – Глаза у него помрачнели, но голос был таким убийственно спокойным, что Лорен всю затрясло. – Тогда в следующий раз они немного подумают, прежде чем их извращенные умишки выкинут еще одну подобную скверную шутку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...