ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он испытал незабытый еще приступ гнева и грусть
одиночества, и затем появилось твердое решение встретиться с Блантом лицом
к лицу.
- Конечно, - продолжил Джейс. - Кто еще может дать распоряжения
Мастеру? Только Блант.
- Я посвящен, - сказал Пол. - Мои обязанности?
- Ну, - произнес Джейс, снимая руки с колен и выпрямляясь, - я же
сказал тебе: нам нужна твоя способность - защита от смертельной опасности.
Ты преодолел все препятствия, которые казались непреодолимыми. Наш
следующий шаг - серьезно испытать возможности Чентри Гилд за его пределами
без спасительной лазейки. Вот тогда посмотрим, сумеешь ли ты выбраться
сам.

5
Пол вернулся в Чикаго Комплекс, по легенде, из путешествия на каноэ
вдоль побережья Канады до великих Озер. Его доставили в полицию, где он
подтвердил свое пребывание ВО ВРЕМЯ УБИЙСТВА в музыкальной секции отеля.
Человека того он не знал. Один из репортеров, любитель газетных сенсаций,
небрежно спросил, уедет ли он сразу после снятия обвинения полицией. Пол в
это время направлялся к стоянке автомашин на конечной остановке около
Полиции.
- Как они отреагировали на неудавшуюся попытку встретиться лицом к
лицу с убийцей?
- Отстань, - ответил Пол, садясь в двухместную машину, и уехал.
Репортер подумал и стер ответ с кассеты - он был слишком дерзок.
- Я освобожден, конечно, - говорил он минуту спустя в диктофон. - Тем
не менее, зная методы современной полиции и ее снаряжение, я никогда не
сомневался, что они установят мою невиновность. - Он положил диктофон в
карман и вернулся в здание.
Пол, рассказав все Джейсу, который тоже вернулся на Землю, получил
распоряжение снять комнаты недалеко от площади Сантаден и отдыхать. Он так
и сделал. Прошло несколько недель вынужденного безделья, во время которого
он ложился поздно. Пол бродил вокруг Комплекса, пропитываясь чувствами. Он
ощущал Комплекс, толпы народа и постоянно ждал, когда же наступит час
очередного испытания.
Но этот момент задерживался. Казалось, о нем совсем забыли в Чентри
Гилд, хотя Джейс, с которым он встречался, и Кантеле - он видел ее
один-два раза - находились в активном, приподнятом настроении.
Во время одной из встреч Пол поинтересовался, как можно увидеться с
Блантом. Джейс ответил откровенно грубо, что, когда надо будет, он узнает.
У Бланта, как догадался Пол, не было постоянного адреса. Мгновенным
решением он сам определял свое местонахождение. О нем знали лишь самые
близкие, такие, как Джейс и Кантеле.
Первую неделю мая Пол встретил в Долинах Висконсина под предлогом
охоты на белок. Он уже устал в ожидании испытания, обещанного Джейсом, и
выбросил его из головы. Но та его частица, которая отвечала за
безопасность, не забыла.
В полдень он сидел спиной к стволу серебристого клена, чуть задремав
под лучами сильного весеннего солнца на чистом голубом небе. Вокруг него
валялась масса газет и журналов. Ружье лежало на коленях. Крутая скала из
гравия в пятьдесят футов высилась над кленом, а перед собой он ясно видел
широкое поле сквозь небольшую крону тополя. На темной почве уже вовсю
зеленели свежие всходы.
Обстановку он оценил мгновенно. Сработала непроизвольная самозащита.
На склоне в деревьях он увидел белок. Сначала они остерегались
приближаться к Полу, но потом, не зная бед, которые приносит любопытство,
они стали резвиться и добывать пищу совсем рядом с ним, сидевшим
неподвижно. И тут вдруг одна из них стремительно выскользнула из-за
тонкого ствола тополя не далее 15 футов, села и смело уставилась на него.
Пол знал такие знаки внимания, и они ему были приятны, но на это раз
он испытал большое желание убить. Моральное осуждение такого поступка не
годилось. Он имел большее. Он сейчас пытался отыскать мотив. Он почти
угадал его - ампутация, произведенная самому себе. Он угадал его в тот
момент, когда позволил себе поворошить воспоминания. Он наслаждался теплом
земли, окружавшим его светом и движением.
Постепенно мыслительный процесс обратился к периодике, что он принес
с собой. Ничего особенного и ценного не встретилось. Но в общем публикации
подействовали на него ужасно.
Он поражался, как, обладая уникальным даром чувствовать несчастья, он
не видел этого раньше.
Публикации пестрели статистическими данными о бедствиях. Проверкой в
одной из школ было обнаружено, что семь процентов из учеников в
восьмилетнем возрасте страдают психическими расстройствами. Уровень
преступности оставался одинаковым пятьдесят лет, а в этом году подскочил
на двадцать три процента. Это в мире, где есть все необходимое для жизни и
даже больше. Число самоубийств тоже резко возросло. Процветали культовые
науки. Истерия, подобная марширующим обществам, усиливалась. Рождаемость
упала.
Статья за статьей или вскрывала ситуацию, или предлагала метод
индивидуального приспособления к ситуации.
Но все же - Пол посмотрел еще раз страницы - было достаточно других
тем: спорт, новости, юмор, искусство, науки. И не каждый обратит внимание
на печальные заметки среди потока статей о достижениях.
Пол помрачнел. Он не доверял тому, что читал или слышал от людей. Он
верил только тому, что сам мог проверить прикосновением чувства. Ему
теперь пришло в голову, что он может ощутить что-либо из этого списка
несчастий. Хоть слабый тон. Иначе где же справедливость?
Он отшвырнул газетные листы и теперь сидел, прикрыв глаза от лучей
солнца, пробиравшихся сквозь негустую листву. Он ощущал вес ружья на
коленях так же ясно, как мирный шум леса.
Белка-путешественница выскочила на открытое место к двум другим. Так
как Пол сидел без движения, то она сделала неожиданный прыжок к носку
левого охотничьего сапога и стала его обнюхивать подвижным черным носиком.
Две другие тоже оказались рядом. Человек в своих стремительных
порывах, размышлял Пол, тоже похож на белку, и каждое новое открытие
кажется ему способным перевернуть мир. Каждое новое отступление вызывает
отчаяние. Он взглянул на белок. Теперь все три изучали ружье. Оно было
нацелено вверх, выше правого колена, на уровне их очаровательных глазок.
Он постарался поставить себя на их место. И через секунду его желание
вылилось в фантастическую картину атаки и защиты, сна, голода и чего-то
другого, незнакомого.
Другая белка вдруг подбежала к нему, спрыгнув с дерева. Как только
она оказалась рядом, те три первые разом, как по команде распушили хвосты
и умчались на верхушку скалы. Ружье вскинулось, ствол, поднявшись, больно
ударил Пола в левую сторону груди.
В тот же момент белка-путешественница прыгнула прямо на спусковой
крючок ружья.
Это случилось. Очень быстро. И в одно мгновение с выстрелом рука Пола
ожила в стремительном движении. Его длинные пальцы схватили эту белку и
сжали горло.
Наступила тишина. Пол обнаружил, что стоит, ружье упало. Кругом
разбросаны газеты. И ни единой живой души. Пол все еще держал мертвую
белку в руке. Он почувствовал сильный беспощадный удар сердца в груди. Он
взглянул на белку. Небольшие черные глазки животного были крепко закрыты,
как могли бы быть закрыты у любого живого существа, втянутого в опасное
дело, в сражение с неизвестностью.
Где-то внутри кровоточила рана. Его глаза потускнели. Солнце
моментально спряталось за тучу, а лес потерял краски. Пол осторожно
положил маленькое серое тельце около ружья и погладил мягкую шерстку. Он
поднял ружье за холодный металлический ствол и побрел среди деревьев.
Когда он вернулся в апартаменты Комплекса Чикаго, Джейс был уже там и
ждал его.
- Мои поздравления, - сказал Джейс, - Маг.
Пол взглянул на него. Непроизвольно тот отступил.

6
Через несколько дней Пол узнал, что теперь входит в состав "Кабинета
Союза", который действовал под непосредственным руководством Бланта. Кроме
него здесь были Джейс, Кантеле, Бартон Маклауд - массивный человек,
напоминающий палаш, которого Пол видел у Джейса и скользкий серый,
скрытный человечек по имени Это Уайт. Уайт, кажется, был сюда послан по
заданию Кирк Тайна. И первое, что он сделал - это пригласил Пола
встретиться с Тайном и побеседовать с ним о работе во Всемирном Инженерном
Комплексе.
Они встретились утром в залитом солнцем кабинете Тайна на двухсотом
этаже.
- Я думаю, - начал Тайн, - вам интересно, почему я без раздумья
пригласил члена Чентри Гилд работать со мной? Садитесь, садитесь. И ты
тоже. Этой.
Пол и Этон Уайт уселись в удобные кресла. Тайн тоже сел, вытянув
длинные ноги. Он выглядел сейчас, как хорошо натянутая тетива, не
обремененная работой. Его глаза под тонкими бровями с пониманием смотрели
в упор.
- Да, я был несколько удивлен, - сказал Пол.
- Есть несколько причин. У вас никогда не возникало желания изменить
настоящее?
- Изменить настоящее?
- Это невозможно, - сказал Тайн почти весело. - Хотя небольшая кучка
людей думает об этом и не соглашается с фактом. Нельзя его изменить, не
изменив истории. Затронув даже небольшую долю настоящего, нельзя не задеть
прошлого.
- Я понимаю, - сказал Пол. - Вы полагаете, что сначала надо изменить
прошлое.
- Вот именно. И об этом реформаторы забывают. Они говорят об
изменении будущего, будто, сделав это, совершат новый великий подвиг.
Чушь. Только наше главное дело - забота о жизни людей - меняет будущее.
Фактически, это все, что можно изменить. Настоящее - это результат
прошлого. И если бы мы могли издеваться над прошлым, то кто отважится
сделать это? Измени крошечную его часть, и тут же все настоящее разобьется
вдребезги. Ваши великие реформаторы обманывают себя. Они говорят об
изменении будущего, а на самом деле имеют в виду настоящее, в котором сами
живут. Они не понимают, что собираются сдвинуть мебель, прибитую к полу.
- Итак, вы думаете, что деятельность Чентри Гилд напрасна?
- По сути да, - сказал Тайн и придвинулся.
- О! Я хочу, чтобы вы знали - у меня высокое мнение о Союзе и его
членах. И у меня есть нечто большее, чем высокое мнение о самом Бланте.
Уолтер внушает мне трепет, и я не противлюсь этому. Но это не отрицает
факта, что он идет по ложному следу.
- Вы знаете, то же он думает и о вас.
- Конечно! - согласился Тайн. - Он вынужден. Я уверен, что настоящее
нельзя изменить, поэтому я сосредоточился на изменении будущего. Упорным
трудом, используя открытия и прогресс.
Пол заинтересованно посмотрел на него:
- Что вы думаете о будущем?
- Утопия. Настоящая утопия. Это проблема настоящего, как вы знаете.
Мы достигли при помощи технологии и науки практической утопии. Одно нас
беспокоит - мы еще не приспособились к ней. Мы все еще думаем, что где-то
должна быть ловушка, что-то, что надо преодолеть. Это беспокоит и Уолтера,
между прочим. Он не может отделаться от ощущения, что должен бороться
против чего-то невыносимого. А так как он не может определить это
нетерпимое, то взялся за борьбу против того, что как раз бесконечно
желаемо - комфорт, свобода, здоровье, - над чем мы работали столетиями.
- Понимаю, - Пол на секунду нахмурился, вспомнив небольшую серую
белку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...