ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты - нет.
- Очень приятно услышать заключение о моем состоянии психики.
- Психика человека, - произнес голос, - это ответ на естественные
инстинкты. Разумно спать, есть, разыскивать пропитание, драться, если
напали.
Лопатки Пола уперлись во что-то твердое. Повернувшись, он увидел, что
уже дошел до поворота в коридор, ниже которого он пятился. Блок,
катившийся к нему на невидимых роликах, не остановился, но резко изменил
направление и отправился назад.
- А как насчет способности думать? Это разумно?
- Мысль - это совершенно разумный процесс, так как следует разумными
путями в человеческом мозге.
- Такой же, как пропитание и сон?
- Да.
- Но не сравним с рисованием картин или открытием нового способа
межзвездных путешествий?
- Такое мнение - ответная реакция человека на ненормальное
возбуждение в окружающей обстановке. Абсолютно разумному человеческому
существу не требуется большего, чем пить и размножаться в условиях
величайшего комфорта.
- По таким меркам, - заключил Пол, - большинство людей - сумасшедшие.
- Вы совершенно не правы, - возразил голос. - Около восьмидесяти пяти
процентов человечества не желают ничего большего, чем то, о чем я
упомянул. Из оставшихся пятнадцати процентов около пяти во всех поколениях
сделали реальную попытку применить свои отклонения на деле. Возможно, два
процента воздействуют на будущее поколение и одна десятая часть процента
позже восхитятся даже здравомыслием.
- Я не буду спорить с цифрами, - сказал Пол, чувствуя, как в левое
плечо уперся блок, не уступая, как кирпичная стена. - Но не думаете ли вы,
что тот факт, будто последняя категория восхитится даже здравомыслием, как
вы сказали, есть не что иное, как показатель. Может, у других есть что-то
помимо безумия?
- Нет.
- Простите, - сказал Пол. - Я думаю, что переоценил вас. Позвольте
мне это повторить другими словами. Когда-либо вы достигнете идеального
существования человека. А что произойдет с искусством, научными
исследованиями разного рода, а исследование Вселенной?
- Их покинет разум, - ответила машина. 400
Она наступала. Пол увидел, как на противоположной стороне блоки
развернулись боком, освободив пространство. В то же время машина, которая
гнала его вперед, перекрыла вход в коридор и остановилась. Пол оказался в
ловушке. Он огляделся. Рядом стоял ускоритель. Только он мог вынести его
отсюда, в ноу-тайм.
Конец огромной камеры маячил высоко над головой, как жерло орудия над
головой воробья, который в нем ищет спасения от хищника.
- А как тогда насчет безумных? - спросил Пол.
- Безумных уже не будет. Они сами себя уничтожат.
Пол был в растерянности, но в глубине души чувствовал, как ускоритель
разжигает в нем желание выжить. Пол подумал о Спрингборд и о пустоте
Космоса.
- Ты старался, чтобы я сам себя погубил, разве не так? - сказал Пол,
вспомнив слова Джейса. - В шахте, перед марширующим обществом...
- Путь для твоего самоуничтожения был всегда свободен, - произнес
голос. - Это самый лучший способ борьбы с безумными. Здравомыслящих убить
просто. Безумные же яростно сопротивляются, когда их хотят убить. Но очень
легко идут на самоубийство.
- Ты понимаешь, - спросил Пол, чувствуя, как ускоритель над ним будто
оживает, - что определение умных и безумных полностью надумано и неверно?
- Нет, - ответила машина. - Я не могу ошибаться. Для меня недопустима
ошибка.
- Ты должен понимать, что одно фальшивое предположение, взятое за
основу последующих дискуссий, может показать всю ошибочность твоих
выводов.
- Я это знаю. Знаю и то, что никогда не имею ошибочных выводов.
Над маячившим изгибом ускорителя сгустилась темнота. Казалось, она
давила на Пола. Голос понизился, становясь доверительным:
- Мои выводы должны выдержать испытание на то, обеспечат ли
структуры, основанные на них, спасение и продолжение жизни человечества. Я
- защитник человека. Ты - наоборот, его разрушитель.
- Я? - спросил Пол, уставясь в темноту.
- Я тебя знаю. Ты - разрушитель человечества. Ты - воин, который не
будет сражаться и не будет побежден. Ты гордый, - сказала машина. - Я тебя
знаю. Маг. Ты уже нанес неоценимый вред и создал форму слепого
существования невероятного животного.
Сознание Пола окуталось пеленой. Что было за ней - он не видел, но
ему стало легче и появились силы. Будто солдат после долгого ожидания, он,
наконец, получил определенный приказ совершить длинное и безрассудное
путешествие.
- Понимаю, - сказал Пол больше себе, чем машине.
- Мало только понимать, - сказал голос. - Это недостаточное
оправдание. Я - воплощение желаний человечества. Я имею право управлять
людьми. Ты - нет. Они не твои. Они мои, - тон голоса не менялся, но Пол
ощутил страстное желание уничтожить его. - Я не позволю тебе вести
ослепленное человечество сквозь темный лабиринт к концу, о котором они не
задумываются, к окончательному разрушению. Я не могу тебя убить, но могу
убрать с дороги.
Голос затих.
Пол вдруг ощутил легкий гул цилиндра. Он слышался над головой и выше.
Ускоритель приближал мгновение перехода в ноу-тайм, которое, как
вспыхнувшая искра, унесет его далеко отсюда.
Он успел вспомнить, что уже раньше прошел через это вместе с Джейсом
и Кантеле, когда они удирали от полиции в офисе напротив отеля Кох-и-Нор.
Но тогда было совсем другое ощущение. Тогда переход был похож на бег по
ступенькам вниз, а сейчас он как бы проваливался сквозь них. У него еще
оставалось время, чтобы собраться с мыслями.
- ВРЕМЯ, - произнесла машина.
И Пол исчез из жизни во времени и пространстве, отдаваясь во власть.
Космоса.

2
Превращение не было, как оказалось, мгновенным. Пол не сразу попал к
месту назначения, куда его послала машина.
Если пытаться объяснить, с психической точки зрения воздействие на
него ускорителем было скорее похоже на сильный бросок вниз. Он как бы
скатывался по ступенькам в бесконечность.
Рефлекс великолепно сложенного атлета, помог ему инстинктивно
подобрать ноги, чтобы сохранить равновесие и остановить падение. Это
удержало его в вертикальном положении. Но сознательная его часть была все
еще оглушена и, ошеломленная, не могла сопротивляться. Поступая
интуитивно, как боксер в нокдауне, наполовину выбитый из сил, но довольно
хорошо натренированный, чтобы устоять пред натиском ускорителя, он
неуверенно побрел вдоль одной из его ступеней.
Ситуация совершенно отличалась от той, когда он попал в ноу-тайм
следом за Джейсом и Кантеле.
Если тогда они попали под воздействием эмоций. Метод ускорителя был
насилием.
Ведь он достигал желаемого результата путем полнейшей жестокости.
Именно она и приводила к тому, что люди, испытавшие эффект перехода,
получали нервный стресс или смертельный шок во время первых испытаний на
Спрингборд. По сути, методом ускорителя человек мгновенно попадал в
ноу-тайм. Но состояние, которое он при этом испытывал, было страшно
невыносимым. Появлялось огромное стремление освободиться от насилия,
преодолеть сопротивление времени и пространства. Неживые предметы,
конечно, не имели подобных трудностей. Но человеческая психика не могла
выдержать сначала полного рассеивания сознания до невероятны размеров, а
затем сжатия.
Однако теперь, испытывая это. Пол неожиданно понял действие
Альтернативных Законов, которые были по сути совершенно зависимы. Но эта
мысль в тот момент никак не могла соединиться с нужными зонами сознания,
так как они были все еще оглушены. Это уводило от основной линии, которой
была посвящена большая часть его существа - от попытки самозащиты. А
состояние его не имело сейчас ни формы, ни размеров.
Да, но тем не менее это было реальное состояние, навязанное
символическими процессами, происходящими где-то внутри Пола. Оно напомнило
обширную, усеянную булыжниками равнину. Камни вырастали до жутких
размеров. Это была именно та равнина, которая ему приснилась после
посещения Джейса.
Гораздо труднее перебирался он через них ТОГДА. Сейчас же он
стремительно пронесен над поверхностью. Серо-черная каменная и лишенная
растительности равнина простиралась вокруг него во все стороны. Пустота в
душе, чувство одиночества, отчаяние - вот что его окружало. Он пришел в
уныние, хотя непобежденная часть сопротивлялась, напоминая, что все это
субъективно, все объяснимо с точки зрения его работы, на большом удалении
во времени и пространстве. Этому он посвятил свою жизнь.
"Редкостно самоуверенный", - прошелестел ветер над огромными валунами
голосом Джейса.
"И это мои люди, но не твои", - прошептал металлический бриз с другой
стороны. А затем где-то рядом он услышал: "Я знаю тебя, Маг!"
Формы камней изменились в валуны, в огромные, гигантские завалы, в
высоченные горы. Кругом царила темнота. Голоса остались позади.
Он наконец увидел край равнины и поспешил к нему.
Над вершиной последнего и самого высокого завала он завис и с трудом
оглядел окрестности. За бездной. Пол это чувствовал, был свет. В темноте
ощущалось движение.
А это едва ли можно было назвать жизнью. Она была в зародышевом
состоянии, подобна амебе. Но она способна была чувствовать его
присутствие, даже когда он был глубоко внизу, в скале Меркурия. И эта
жизнь имела такую силу воздействия, что могла активизироваться, атакуя
его.
И все это стояло на пути зла, как ему сказал Суп. И все это создал
сам Пол. Без него этого бы не существовало, но сейчас оно жило, двигалось
и набирало силу, разум.
У него возникло ужасное желание уничтожить это и прекратить все раз и
навсегда. Но когда он двинулся, чтобы спуститься на равнину, что-то
невидимое его остановило. Возникла преграда из законов, под сводом которых
он и создал все, что его окружало. Законы защищали эту жизнь от него так
же хорошо, как и его от них. Такое противостояние могло продолжаться до
тех пор, пока он и эта жизнь не наберут достаточно сил, чтобы разрушить
преграду. И неожиданно его затуманенное сознание прояснилось. Он понял,
что его победа ничего сейчас не докажет. Ничего не изменится.
Внезапно мелькнула еще одна мысль. Он быстро повернул от края равнины
и направился назад, где валуны опять превратились в небольшие камни. И
здесь, недалеко от того места, где он блуждал. Пол обнаружил что-то
похожее на пирамиду. Она была в три раза выше его. Трещины между ее
камнями создавали впечатление крошечных узких окошек. Чувствовалось, что
живого там ничего нет.
Он еще раз оглядел равнину. Повсюду, насколько хватало глаз, ландшафт
изменился. Камни были небольшие, и по размерам напоминали холмы.
Он понял, что намерение вернуться сюда появилось не случайно. Он
поддался естественному желанию. Оно привело его сюда, а затем поведет
дальше, к цели его путешествия.
Он подошел к сооружению, которое теперь напоминало дом. Он только
успел взглянуть на него, как ноги подогнулись под ним. Полное смятение от
того, что с ним произошло, охватило все его физическое тело. Пол упал на
пол.
Но и здесь его сознание не вышло полностью из-под контроля.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...