ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Гораздо безопасней сидеть в Голубом распадке и не высовываться, попытаться перехватить Нефедова, который почти ежедневно навещает выходящую на автономные испытания «точку».
Штаб ракетчиков отозвался сразу, с первого же звонка.
— Дежурный по штабу старший лейтенант Загоруйко!
Бориса Загоруйко Сомов отлично знал — не раз встречались и на торжественных собраниях и на вечерах отдыха. Оба — холостяки, ухаживают за местными красавицами — сестрами-учительницами. И оба — безуспешно.
— Добрый день, Борис! Как дела, служебные и личные?
— А-а, Васька, — с первого же попадания узнал дежурный. — Здорово, дружище… Что до дел, служебные — на двойку с минусом, личные — и того ниже. Собрался навестить сестренок — попал в наряд. Соответственно — потянул пустышку… А у тебя?
— Тоже проблемы, Борька, сплошные засветки… Командир у себя?
— Ишь ты какой важный, с командованием напрямую общаешься. Может быть, и водку с ним глушишь?… Вынужден огорчить: нет нашего полководца на месте. Ранним утром выехал на точку.
— Нашу?
— А какую же еще?…
Первая удача непременно потащит за собой цепочку таких же! Обязательно потащит! Воодушевленный беседой с другом, Сомов мысленно перекрестился на вершину ближайшей сопки. Выскочил из казармы-штаба, с разбега прыгнул на подножку дежурного грузовичка.
— Товарищ старший лейтенант, — взмолился ротный старшина. — Мне ведь обед везти!
— Успеется с обедом, — недовольно отпарировал Сомов. — Гони! — резко приказал он водителю. — Оставишь меня на точке, привезешь обед — поедем назад в роту. Не вздумай слинять — накажу!
Не зря говорят, что жизнь сложена из полос — траурно-черных и празднично-светлых. После первого, обнадеживающего успеха — неудача.
— Командир — под землей, — проинформировал ракетчик с повязкой на рукаве. И добавил. — Уже часа два, не меньше.
«Под землей» означает — в шахте для ракеты, вернее, под её основанием. Дотошный до тошноты Нефедов может пробыть там до вчера, но может и появиться на поверхности через несколько минут.
Плюнуть на задуманную просьбу о помощи и обойтись ротными поварами и сапожниками? Об этом даже думать не хотелось. Много ли сделаешь силами десятка солдат, если и прошерстишь, то только ближайшие лесоучастки да и то — не все.
И Сомов никуда не уехал. Бродил по наружным сооружениям, бездумно следил за работой солдат, беседовал с сержантами. От замечаний воздерживался, памятуя поговорку своего деда-столяра: не лезь под руку, нос остругаю!
В шахте трудилось всего две бригады — подкрашивали, зачищали, остальные занимались на поверхности, так называемыми, маскировочными сооружениями. На крышке горловины люка, присыпанной торфом, выросли два дерева. Рядом срублен таежный дом, его окружает плодовый кустарник, надворные постройки. Короче говоря, целая усадьба! Проектировщики даже конуру для сторожевой собаки придумали, курятник не обошли.
Посмотришь со стороны — обычнае жилище таежников, ничего особенного, тем более — страшного. Никому в голову не придет, что под этой мирной усадьбой притаился ядерный зверь. В нескольких километрах — такая же замаскированная шахта — её ввели в эксплуатацию два года тому назад. Северней — ещё одна.
Поступит приказ — медленно отодвинутся крышки с деревьями, собачьими конурами, птичниками, выглянут в круглые отверстия остроконечные хищные носы ракет.
Сомов зябко передернул плечами — неуютно ему стало, прохладно. Раньше он не задумывался о назначении строящихся зданий и сооружений. Какая разница — казарма или штаб, учебный полигон либо позиция баллистических ракет с ядерными боеголовками? Заказчики платят, денежное содержание офицеры получают, очередные звания идут, поощрения, премии — тоже. А сейчас, ожидая командира ракетной части, старший лейтенант неожиданно задумался над страшным будущим. Если не своим, то — детей или внуков…
Полковник появился на поверхности через полтора часа. Оглядел обедающих военных строителей, стоящего рядом с грузовичком ротного старшину. И остановил взгляд на старшем лейтенанте.
Как и положено заказчику, Нефедов отлично знал в лицо почти всех офицеров отряда и даже некоторых бригадиров.
— Сомов? — подошел он к помощнику командира. — Воспитываешь подчиненных прямо на рабочих местах? Похвально.
Согласишься с лестной оценкой — придется терять время на зряшные разговоры о дисциплине, мастерстве, сроках завершения работ. И без того все эти проблемы в зубах навязли — ни одной зубочсткой не выкровыряешь.
— Нет, товарищ полковник, не воспитываю — вас ожидаю.
— Меня? — деланно удивился ракетчик, заранее зная, что появление старшего лейтенанта не связано ни с ускорением работ, тем более — не с воспитанием солдат. — Зачем?… Давай отойдем в сторону и поговорим. Заодно перекусим. Признаюсь — проголодался…
Пункт питания ракетчиков — в стороне. Длинный дощатый стол, две такие же остроганные скамейки. Дневальный поставил перед командиром и строителем алюминиевые миски с борщом, тарелки с кашей.
— Слушаю, — по деревенски подставляя под полную ложку ломоть хлеба, начал беседу Нефедов. — Если можно — покороче. Меня внизу ожидают…
Сомов начал с исчезновения командира роты. Дескать, заблудился капитан в тайге, вот и приходится искать.
— Знаю. Особист ещё вчера доложил. Что требуется от меня?
— Разрешите на время снять с работы хотя бы два взвода. Не больше, чем на пару дней. Отыщется Королев — верну.
Нефедов нерешительно потер чисто выбритый затылок. Нерешительность не означала согласия — просто полковник изобретал необидную форму отказа.
— Сам знаешь, Сомов, мы с тобой не нужники строим. Изделие для этой дырки, — показал он пальцем через плечо на горловину шахты, — уже в пути. Через неделю — автономные испытания, почти сразу же — комплексные. Ни ты, ни, тем более, я рисковать не можем…
— Я все понимаю, товарищ полковник, но — всего-навсего два дня…
— Ни одного часа!
— Тогда выделите хотя бы пару отделений своих людей! — моляще выкрикнул старший лейтенант.
Нефедов вздохнул. Молодой парень, а сображения — ни на грош!
— Отпадает. Особист доложил не только об исчзновении вашего капитана. Кажется, Королева? — Сомов вяло кивнул. — Неделю тому назад из колонии строгого режима бежало двое заключенных. И не просто бежали — разоружили охранников… Представляешь, поблизости от наших стартов — вооруженные преступники! — полковник резко отодвинул миску с недоеденным борщом. — Поиски пока безрезультатны. В такой ситуации ни одного человека выделить не могу — люди перекрыли подступы к «точкам»… Извини, старший лейтенант, но — увы… К тому же, пришлось целый взвод дать особисту. Прикажу, пусть заодно поищут твоего капитана. Авось, повезет — натолкнутся…
Сомов поник. Известие о появлении рядом с расположением отряда вооруженных бандитов доконало его. Вдруг заблудившийся во время охоты Королев стал их жертвой? Тогда можно попрощаться с мечтами о поощрении, внеочередном присвоении капитанского звания.
Откозыряв полковнику и пожав ему руку, старший лейтенант заторопился к ожидающему его грузовику.
— Сомов! — остановил его Нефедов. — Оружие есть?
В ответ — невежливая отмашка. Какое там оружие у строительного офицера? Топор и лопата, мастерок и кельма, ручка т карандаш — все вооружение.
— Понятно… Хочешь, прикажу выдать под расписку «макаров»? Вдруг столкнешься в тайге с бежавшими зеками?
— Спасибо… Обойдусь…
Первые километры по ухабистой дороге Сомов думал о провалившемся плане снять с об»екта подчиненных солдат и заполучить пару отделений ракетчиков. Мысль об использовании для поисков Королева сержантов, сапожников и поваров теперь казалась невероятно глупой. Попробуй проверить множество таежных заимок, лесосек, охотничьих избушек каким-то десятком солдат. Как бы они сами не разбежались, почувствовав ослабленный контроль!
Потом пришла злость на командира ракетной части. Вот тебе и тесное взаимодействие разных родов войск, вот тебе и «дружеское» плечо, думал он, провожая равнодушным взглядом рослые кедры и развесистые лиственницы, колючий кустарник и каких-то мелких зверушек, выскакиваюих из-под колес грузовика.
Этот «сапог» в полковничьем звании решил подсластить горькую пилюлю, предложив выдать под расписку пистолет! Автомат бы — другое дело… А почему? Ах, да, сбежавшие с зоны зеки!
И вдруг старшего лейтенанта охватил страх, да такой, что по спине потекли струйки пота. В зарослях кустарника мерещились чьи-то небритые физиономии, выставившие перед собой рыльца автоматов. Склонившаяся над дорогой береза специально подпилена, вот-вот рухнет…
— Прибавь скорость, — стараясь удержаться от дрожи, приказал он водителю. — Плетешься, как на похоронах!
— Да разве по такой дороге разгонишься! Держитесь крепче, товарищ старший лейтенант, сейчас попробую.
В кузове, придерживаясь огромные термоса, трясся старшина роты. Когда водитель, выполняя полученное от Сомова приказание, прибавил скорость, бедняга застучал по крыше кабины.
— Ты, мать-перемать, дрова везешь, да? И без того болтаешься, как дерьмо в проруби! Рассыпется твоя лайба, что станем делать — ночевать? Сбрось скорость, падло вонючее, пока я не добрался до твоей задницы!
Водитель вопросительно поглядел на офицера. Как быть, выполнить приказ старшины или жать на газ?
— Жми!
Когда начало темнеть, грузовик, наконец, добрался до Голубого распадка. Мокрый от обильного пота, с трудом удерживаясь на подрагивающих от напряжения ногах, Сомов добрался до ротной канцелярии. Он был уверен, что командир «голубой» роты не заблудился и, тем более, не дезертировал — его убили сбежавшие из лагеря преступники…
17
Появление в качестве члена Окружной комиссии обязывает что-то проверять, с кем-то знакомиться. Заодно, обогащать «банк данных». Добято с предельно деловым видом расхаживал по этажам недостроенной казармы, настырно интересовался отделкой штаба, расспрашивал солдат о нарядах, о питании, часами просиживал в курилках, прислушиваясь к беседам курильщиков.
«Клопом» может быть только офицер. Солдаты мало что знают, они не вхожи на верхние этажи местной власти, общаются друг с другом, с бригадирами, редко — с командирами взводов. Сержанты — ступенька повыше, но их кругозор тоже ограничен определенными рамками. Вольнонаемых всего несколько человек, их легко проверить — вряд ли преступник пойдет на их вербовку.
Значит, офицер, прапорщик либо работник лесничества!
Начальник участка, немолодой капитан, колобком носился по этажам и комнатам, по котлованам и подмостям. Похоже, Окружная комиссия, свалившаяся на голову подполковника Парамонова, его не волнует — пусть приезжие строевики шерстят по утрам и вечерам «рабочую силу», у него — своя головная боль и свои начальники.
Сыщик направился было к нему, но вдруг остановился. Убийца — далеко не глуп, он отлично понимает кому можно довериться, от кого укрыться.
Тарасик мысленно вычеркнул начальника строительного участка из числа подозреваемых. Во-первых, по роду деятельности тот никак не контактируется с командиром роты, находящейся в полусотне километров на другом об»екте. Во-вторых, у начальника стройучастка просто нет времени заниматься другим делом, кроме «родного» — строительства.
Нужно искать других офицеров, более приближенных друг к другу.
Ближе к вечеру сыщик зашел в канцелярию «столичного» подразделения.
Молодой, по внешнему виду — юркий пацан, старший лейтенант Зосимов, недавно назначенный ротным, выглядел менее измученным, нежели начальник строительного участка. Это и понятно: на инженере гирями висит стройка, снабжение, транспорт, техника безопасности, качество, оплата выполненных работ, а у командира роты — только личный состав. С неизбежными пьянками и самоволками, с которыми он, похоже, смирился.
И ещё одна немаловажная черта, подпитывающая любопытство Добято: и Зосимов, и Королев — коллеги, оба командуют ротами. Следовательно, наверняка, отлично знают друг друга, часто встречаются.
Естественно, разговор начался с проблем роты в области обуви и обмундировании. Старший лейтенант просто захлебнулся от негодования, принялся перечислять многочисленные беды:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...