ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— невежливо возмутился Тарас Викторович. — Не бойтесь и не сомневайтесь — с убийцей Николая и его семьи поквитаюсь по высшему счету. Никуда не сбежит!
Генерал внимательно всмотрелся в слегка прищуренные, окаймленные снизу синеватыми полуовалами, глаза сыщика. Его насторожило выражение «поквитаюсь по высшему счету». То-есть, пришибу падаль!
Если сказать честно, он и сам бы не возражал против ликвидации вонючего монстра. Скажем, при попытке к бегству либо при оказании вооруженного сопротивления сотруднику правоохранительноого органа. Но заместитель министра сказал четко: не вздумай самовольничать, преступника представить перед судом целого и невредимого. А с начальством, как известно, не поспоришь.
— Ты вот что, Тарас Викторович, не вздумай самовольничать, — машинально слово в слово повторил генерал выражение замминистра. — Никаких попыток к бегству либо сопротивлений — упыря доставить… в полной сохранности…
— А он пожалел Николая, его жену и детей? — тихо спросил Добято, но в этом вопросе было столько щемящей боли, что генерал вздрогнул. — Добренькими хотим быть?
— Добренькими или недобренькими — другой вопрос. Здесь дело слишком принципиальное, политическое — вмешался Совет Европы… Сечешь, сыщик?… Твой противник, похоже, вышел на международный уровень. Права человека, защита совести и прочая белиберда… Короче, так и быть, пару оплеух садисту можешь отпустить, разрешаю. И за меня — тоже… Но — никаких выстрелов, никаких попыток бегства!
— Слушаюсь! — вытянулся Добято.
Там будет видно, подумал он. Одно ясно — оплеухами Гранд, если на Дальнем Востоке действительно не капитан Королев, а мерзкий ублюдок, не отделается.
Сыщик вышел из кабинета начальника, с высоко поднятой головой, пересек приемную. Не хотелось, чтобы любопытная секретарша и сидящие возле её стола два милицейских деятеля подумали — мужик получил солидный втык, вот и качается, переживает.
Это была не гордость — попытка уберечься от жалости. Не дай Бог, подумают: возраст у мужика — предельный, пора ему вместо выслеживания преступников няньчить внуков. Наверно, генерал провел с ним соответствнную раз»яснительную беседу. В расшифровке — выметайся из органов, старче, свой ресурс ты уже выработал, освободи место молодым.
Выйдя в безлюдный коридор и аккуратно прикрыв за собой дверь, Тарасик подошел к окну, вытер скомканным носовым платком вспотевший лоб. Значит, доставить кровожадного упыря в целости и сохранности? И в качестве заботливого сопровождающего прикомандировать к нему друга убитого прокурора?
Смеются они или издеваются?
Неожиданно вспомнилась свадьба Кольки, в которой Тарас выполнял роль шафера, смеющиеся лица новобрачных, пожелания счастливой жизни до самого гроба, любви, верности и, конечно, много детишек. Тогда никто даже помыслить не мог, что молодые доживут всего-навсего до сорока лет и погибнут вместе с малолетними сыновьями от пуль садиста…
— Вам нехорошо, — осторожно дотронулась до плеча сыщика молоденькая девчушка. — Может быть, проводить в медпункт?
Добято снова вздернул лысую голову. Жалость? Ну, уж нет, милая, жалей кого другого, а я ещё мужик — ого-го!
— Спасибо, дочка, никаких медпунктов! Просто задумался.
Девица оглядела «старика» озорным взглядом, будто проникла в его мысли. Повернулась и застучала острыми каблучками по коридору.
Тарас Викторович усмехнулся. С горечью и досадой. Дожил, называется, сыскарь, бабы жалеют, предлагают под ручку проводить к медикам. А он, между прочим, действительно, — ого-го, только нужно следить за собой, не поддаваться слабости.
По дороге в уголовку сделал привычную «зарядку» — несколько раз напряг и расслабил мышцы, приказал мозгу работать в мирном режиме. Мысленно сделал сам себе своеобразный массаж.
Кажется, помогло.
В кабинете опустился на знакомый скрипучий стул, выудил из папки уголовного дела фотографию Николая и Полины, до рези в глазах разглядывал счастливых ребят. Рядом пристроил карточку Гранда. Вдруг показалось, что Николай покосился на соседа-убийцу и многозначительно подмигнул другу. Дескать, все правильно, все логично — повязать, а лучше пришибить вонючего садиста. Плюнь на все запрещения, плюнь и разотри!
Полина тоже поощряюще улыбнулась.
Азартный по натуре, Тарасик отличался безрассудной отвагой, совмещенной с осмотрительностью. Качества, неоценимые для человека, посвятившего свою жизнь борьбе с преступностью. Поэтому, предстоящее расследование не особенно беспокоило его — мало ли проведено более серьезных и не менее опасных? Зато предстоящая командировка позволит хотя бы на время отключиться от безрадостных размышлений о несложившейся семье.
К тому времени он прочно осел на новой своей жилплощади, сданной ему в наем престарелой бабкой. Комнатенка — так себе, более походит на утлый чулан, зато имеет отдельный выход и в прихожей — телефонный аппарат. Умело выследив отлучившуюся по делам жену, пробрался в бывшую свою квартиру и перенес к бабке два чемодана с бельишком, новыми рубашками, обувью. На первое время хватит, потом, когда появятся деньги, можно пополнить скудный гардероб.
Дело за малым — вернуться с Дальнего Востока живым и привезти окольцованного Убийцу. Или, ещё лучше, рапорт о его «вынужденной» ликвидации…
3
Покинув станцию, поезд «Москва-Владивосток» постепенно прибавил скорость. Купейный вагон — полупустой, сейчас путешествовать рядовому россиянину не по карману, а богачи предпочитают летать авиатранспортом. В купе Гранд один. Сидит, не зажигая света, задумчиво смотрит в темное окно.
Кажется, он сделал все возможное для того, чтобы уйти из-под наблюдения сыскарей. Из Москвы уехал на электричке, дважды пересаживался. Лицо замаскировал повязанным носовым платком. Дескать, доняла зубная боль, до самого сердца достала. Билет на скорый покупал ночью, когда билетерши и разные контролеры не так внимательны. Проверяющая билеты проводница отчаяно зевала — ей не до разглядываний и запоминаний. Следующее везение — пустое купе.
Куда и зачем он едет? Не лучше ли затеряться в московском многолюдии? Нет, не лучше! Обозленные кровавой расправой с прокурором и его семьей сыскари всех поставят на уши, переберут москвичей по камушку, по пылинке. Надежней укрыться в таежной глухомани.
Убийца попытался вспомнить события в квартире Храмцрвых и… не смог. Все происшедшее плавало в зыбком тумане. Единственно, что чятко виделось, — вскрытие с помощью отмычки входной двери. Потом — провал.
Нет, Гранд не жалел о сделанном — прокуроришка заслужил мучительную смерть. При воспоминании о его речи в суде во рту скопилась слюна, в голове появились тревожно мерцающие яркие блики. Привычные симптомы приближающегося приступа. Нет, сейчас на приступ он не имеет права — это слишком опасно! Убийца бросил в рот две рекомендованные психиатром таблетки, не запивая, проглотил их.
А вот бабу и пацанят он зря замочил. Впрочем, почему зря? Прокурорша служила адвокатом в юридической консультации, значит такая же ментовка, как её муж. Она могла запомнить, если не лицо, скрытое колпаком, то хотя бы фигуру Убийцы. Одно это позволило бы сыскарям выйти на его след… А пацанята? Гранд подумал и нашел оправдание — вырастут и тоже станут ментами…
Еще две таблетки… Правда, это уже перебор, но рисковать не стоит. Прихватит, не дай Бог, приступ, проснется проводница, вызовет начальника поезда, может быть, сопровождающих состав ментов… Лучше не думать о расправе с семьей прокурора, вспомнить детство, юность, родителей.
Гранд помотал головой, будто вытряс из сознания опасные мысли.
Отец — видный ученый-юрист, профессор, доктор наук, академик, заведующий кафедрой Юридического института. По роду своей деятельности он повязан не только с высокими государственными сферами — сын подозревает, что и с криминальными группировками. Такова уж жизнь — хочешь жить, умей вертеться. А батя жить хотел на полную катушку, носил самые дорогие костюмы и сорочки, требовал от жены застольного изобилия.
Мать — тихая, пришибленная мужем и жизнью женщина, трудится в каком-то издательстве. Зарабатывает пенсионный стаж. Основное занятие — обслуживание мужа и сына.
Первый приступ у профессорского отпрыска случился неожиданно и страшно. Чем то ему не угодила ласковая кошечка Мурка. То ли царапнула, то ли не так мяукнула. Озверев, мальчишка выдрал ей хвост, поочередно — лапки, потом открутил голову. Пытаясь спасти любимицу, мать оттащила от неё взбесившегося садиста, но тот вырвался, с недетской силой швырнул мать на пол, вцепился ей в горло. Прибежавший отец с трудом скрутил мальчишку, связал ему руки и ноги полотенцами.
А что делать дальше? Отвезти сына в поликлинику к психиатру? В тот же день добрые полгорода будут оповещены о том, что сын всем известного ученого — психически ненормальный человек. Мало того, мальчика могут отправить в психбольницу, поставить на учет… Какой позор!
После недолгих раздумий профессор позвонил своему приятелю, работающему психиатром в Кремлевской больнице. Однажды он помог ему, организовал оправдательный приговор племяннику, одному из участников ограбления пункта обмена валюты. Долг платежом красен!
Приятель в помощи не отказал. Выданный им диагноз был страшен — по всем законам и правилам больной должен переселиться в психбольницу. Навсегда. Излечение маловероятно, во время приступов сын профессора опасен для окружающих. Психиатр выписал успокоительные таблетки. Заверил отца и мать больного в том, что результаты обследования никому известны не будут.
Таблетки помогали. Приступы, конечно, были, но редко и в более мягкой форме. Больной не бросался на людей, не истязал животных.
После окончания школы Гранд избрал военную карьеру, поступил в училище. Успешно окончил его и, не без помощи разворотливого академика, получил назначение в один из подмосковных гарнизонов. Парень с детства любил армию, в мечтах видел себя этаким полководцем, под началом которого — тысячи зависящих от него людей — офицеров и солдат.
И вот — сорвался. По неизвестной причине молодой лейтенант набросился на своего сержанта. Если бы не вмешались подоспевшие офицеры, он задушал бы несчастного. Садисту грозил трибунал.
Снова его спас отец, по его просьбе друзья из военной прокуратуры замяли дело. Но армию пришлось покинуть.
Таблетки помогали все хуже и хуже. Очередной жертвой маньяка стал немолодой мужчина предпенсионного возраста. Потом — двенадцатилетняя девчонка. Потом — молодая женщина. Желание убить, растерзать приходило неожиданно, без причин. То ему казалось, что жертва бросила презрительный взгляд, то просто возникало непреодолимое желание убить.
Однажды в постели он прикончил любовницу. Не просто прикончил — кухоным ножом отрезал груди, вскрыл живот. Убийцу арестовали. По тогдашним законам за все совершенные преступления ему грозила смертная казнь. Прокурор потребовал именно такого наказания. В своей почти часовой речи он перечислил и дал оценку совершенным маньяком преступлений.
Тогда, бессильно сжимая кулаки, Гранд поклялся отомстить Храмцову.
И опять вмешался отец. Добиться оправдатеьного приговора не удалось, но суд, учитывая невесть какие смягчающие обстоятельства, вынес неожиданное решение — пятнадцать лет строгого режима.
На зоне преступник пробыл чуть больше года. Там он и получил странную свою кликуху. С помощью отцовских друзей из числа мафиози бежал. Долго скрывался по подложным документам, даже посещал родительскую квартиру. Клятва, данная им в суде, не забылась…
Гранд усмехнулся. Пусть теперь Храмцов произносит вонючие свои речи перед архангелами…
В полночь Убийца проснулся в скверном настроении. Куда и зачем он едет? Где найти безопасную берлогу, в которой затаиться до того времени, когда сыскари перестанут его искать? Правда, в квартире Храмцовых он не оставил «пальчики», никто не видел его, когда он входил и выходил. И все же повадки ментов хорошо знакомы — из-под земли достанут.
Поезд стоял на какой-то станции. По перрону бегали продавцы сувениров и снеди, прогуливались пассажиры.
Неожиданно дверь в купе открылась. В проеме с небольшим чемоданом — офицер в звании капитана.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...