ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Здравия желаю, — по военному отчеканил «московский инспектор».
— Здравствуйте, — хмуро ответил Сергей Дмитриевич «штатской» фразой. — Что нужно?
Спросил до того неприветливо — уши заложило. Захотелось бросить трубку, предварительно обложив хама толстыми лепехами мата. Но сыщик привык иметь дело с разыми людьми: и с хамами, и с добренькими, с работягами и интеллигентами. Поэтому не выругался и обидчиво не завздыхал.
— Прежде всего, хочу поблагодарить вас за заботу и внимание. Зимин поведал мне о вашем приказании устроить нас с прапорщиком поудобней, организовать приличное питание…
Несколько минут трубка молчала. Наверняка, Парамонов лихорадочно вспоминает когда, при каких обстоятельствах он проявил эту самую, черт бы её подрал, заботу? Делать ему нечего, что ли?
Добято терпеливо ожидал, заранее зная ответ. Врать подполковник не станет — невелика проблема, чтобы для её разрешения употреблять ложь.
Невольно вспомнилась характеристика, которой в поезде наградил командира отряда Виноградов. Недалекий человек, звезд с неба не хватает, но честный до глупости — фальши ни на грамм. Явно не вписывается в современное общество. И военное, и гражданское.
— Спасибо, Тарас Викторович, за доброе мнение… Вот только я общался с ротным три дня тому назад. Когда ничего не знал о приезде комиссии… Что-нибудь не так?
— Что вы, что вы, — возмутился сыщик. — Все превосходно — нас устроили, обогрели, питаемся у квартирной хозяйки — на высшем уровне!… Как поживает полковник Виноградов? Когда собирается уезжать?
Резкое изменение темы разговора всегда заставляет собеседника перестроиться, следовательно, начисто вымарать из памяти предыдущую часть беседы. Действительно, услышав фамилию председателя комиссии, Парамонов глубоко вздохнул. Будто выматерился. Если бы мембрана была способна воспринимать скопившиеся в его душе далеко не литературные выражения, мигом бы оглохла.
— Сказал — завтра… Так что поторопитесь…
— Я уже говорил Леониду Валентиновичу: остаюсь. Решил поохотиться, отдохнуть. Доберусь своим ходом, скорей всего, через недельку… Надеюсь, понимаете?
— Понимаю, — с ходу врубился подполковник. Оживился. Для него даже непривычное выслеживание преступника — живое дело, не унизительное общение с Виноградовым. — Помощь нужна?
— Пока обойдусь, — передумав, неожидано отказался сыщик. Мало ли куда дотянулись хваткие щупальцы преступника, вдруг телефонистка «Тигра» — тоже из числа его осведомителей. — Понадобится транспорт для перевозки охотничьих трофеев — попрошу… Впрочем, есть одна, не просьба — просьбишка. Скажите, как поживает ваш Тетькин?
— Тетькин? — угрюмо удивился подполковник. — С чего вы интересуетесь хилым дневальным? Кто он вам: брат, сват, родственник? У меня таких, черт бы их драл в преисподней, «родственников» — четыреста голов.
— Нет, не родственник, просто запал в память болезненный мальчишка… И ещё — помните наш разговор в день приезда? Когда мы гуляли по плацу… Только вслух не вспоминайте, избави Боже, просто ответьте: помните или забыли?
— Ах вот вы о чем… Конечно, помню. Неужто этот дохляк, мать бы его в негашенку, причастен?… Вы не ошибаетесь?
— Думаю, не ошибаюсь, — неуверенно пробормотал сыщик. — Кажется, причастен…
— Ну, раз так… Тетькина ночью отвезли в районную больницу. Врачи говорят — какое-то отравление. Да я местным эскулапам, вдоль их и поперек, через фундамент в крышу, не особо верю. Так залечат здорового — мигом откинет копыта. А уж такого дохляка, как Тетькин — тем более.
Похоже, убрали «арбалетчика», отработал он задание Гранда. Еще один труп. Сколько их настрогал кровавый маньяк? Пора положить конец убийствам, отправить его на тот свет. Без пересадки в следственном изоляторе.
— Жив?
— В реанимации… Никого не… повязали? — с неожиданным любопытством спросил Парамонов. Скорей всего, надеялся на скорое освобождение от подметных писем.
— Сергей Дмитриевич!
— Ладно, простите. Это я — к слову, — неуклюже извинился подполковник. — Сейчас мне не до вашего Тетькина… Тело младшего лейтенанта нашли… Смотреть страшно…
Еще один труп!
И все они — на совести слишком медлительного московского сыскаря! Добято до боли в десках сжал зубы.
— Понятно… Записки получали?
— Да… Сразу — две. Все — того же содержания… Больше нет просьб?
— Еще одна. Такая же крохотная… Сейчас в штабе нет случайно Михаила Серафимовича?
— Подождите. Пошлю искать.
Михаил ответил практически мгновенно. Будто сидел в приемной, ожидая звонка.
Вот жизнь у фээсбэшников, позавидуешь! Болтается в штабе, дерьмовый контрразведчик, щупает девочек, попивает самогончик. А людей отщелкивают, как фазанов. В лет.
— Слушаю тебя, Тарасик? Как делишки? — радостно воскликнул особист и перед мысленным взором сыщика возник грустно опущенный носяра в сочетании с острым пронизывающим взглядом.
— Разговор — не телефонный. Нужно встретиться, — неприязненно попросил он. — Подскочить можешь?
— Сергей Дмитриевич, думаю, проинформировал — запарка у меня страшенная… Что-нибудь срочное?
— Даже сверхсрочное!
— Ну, тогда сделаю. Жди.
Кажется, в заварившейся каше, которая вот-вот может пригореть, без второго «кашевара» не обойтись. От Парамонова ожидать поддержки не приходится, дай Бог, выделит пару сержантов во главе со взводным. А вот для оперативной разработки накопившихся версий участие Михаила — единственно приемлемый вариант… Тем более, что носатый фээсбэшник обладает, не в пример сыщику, солидными возможностями. Один агент, внедренный, по его словам, в «голубую» роту, чего стоит!
Впрочем, кой-какие меры можно предпринять и без помощи особиста.
Добято принялся выбивать на рычагах телефонного аппарата нечто среднее между походным маршем и современной трескотней, почему-то именуемой «мелодией».
Наконец, телефонистка не выдержала — ответила.
— Аппарат разобьешь, торопыга! Что нужно?
— Тигр? Отлично! Пожалуйста, соедини меня с медвежьепадьевской почтой.
— Линия занята, — сухо ответила девица, до того сухо, что Добято налил из графина отдающей хлоркой воды и залпом выпил. Полегчало. — Позвоните позже.
— Не могу позже! — взмолился сыщик. — Освободите, ради Христа, свою линию! Девушка, — перешел он на заискивающий шепоток, — неужели такая красавица, как ты, откажет несчастному человеку? Понимаешь, жена рожает, теща лежит при смерти, у тестя — инфаркт, друг летит в космос — просит проводить…
«Тигрица» — оттаяла, рассмеялась.
— Так и быть, соединяю.
Двоюродная сестра Евдокии ответила усталым, невыразительным голосом, совсем не похожим на недавнюю смешливость и задор. То ли утром поцапалась с мужем, то ли приключилось несварение желудка.
— Слушаю вас.
— Светочка, говорит человек, с которым вы недавно так мило беседовали. Помните? Я ещё добивался срочной отправки телеграммы. По бездействующему телетайпу. А вы отсоветовали. Ну, напрягите извилины! Такой симпатичный мужчина, лысый, зато с густыми усами, которые так нравятся женщинам…
— Вспомнила, — наконец, рассмеялась почтарка. — Так и не отправили телеграмму? Хотите продиктовать по телефону?
— Нет, необходимость телеграфировать отпала… Я — по другому вопросу.
— Решили признаться мне в любви? Лично я не возражаю — надоел до смерти занудливый муженек, но не советую: он у меня злой до невозможности и ревнючий. — Опять не отгадали, — на этот раз рассмеялся Тарасик. Сделал это неохотно, насилуя себя, после известия о трупе и полутрупе не до дамской болтовни и до салонных шуточек. — Есть маленькая просьба. Дело в том, что мы с Серафимом решили перебазироваться в другой район, Светозарский. Наверно, надолго. Оттуда вылечу в Хабаровск и — в Москву. Естественно, с трофеями, типа соболиных и беличьих шкурок… Но дело не в трофеях. Евдокия будет волноваться из-за долгого отсутствия драгоценного муженька, вот я и решил предупредить её.
Вообще-то, разумней и, главное, правдоподобней был бы в данной ситуации сам прапорщик, но сыщик решил не впутывать жирного «помощника» в задуманную игру. Как там не говори, Евдокия спит с Толкуновым, заботится о нем — кто знает, какие чувства бурлят в сопостельнике, как он посмотрит на просьбу Добято обмануть близкую ему женщину?
— Куда вы пропали? — забила тревогу Светлана. — Алло! Тигр! Тигр! Абонента украли!
— Я здесь, Светочка! Выполните мою просьбу — успокойте сестру.
— Спасибо за заботу. Конечно, передам, успокою. Сегодня же. Евдоха обязательно заглянет на почту, молочком побалует, вот и порадую сеструху приветиком от любимого мужичка… Как там чувствует себя мой жирный родственник? — снова рассмеялась Светлана. — Не похудел? Поцелуйте его от имени двух сестер в макушку… Охотничьих вам успехов!
— Вам — тоже. Почтарских.
Если Евдокия — тот самый «клоп», которого сыщик пока-что не нашел, она поспешит к своему хозяину, понесет ему радостную информацию: сыскарь прекратил опасную «охоту». Можно успокоиться и возвратиться в «родную» роту.
Надежд на подобный исход затеянной игры маловато, каких-нибудь полпроцента, но вдруг Гранд успокоится, соответственно, выползет из своей норы. Под прицел Добятовского пистолета.
Мысли о возможной, дай-то Бог, удаче покружились в голове Тарасика и исчезли, сменившись другими, более приземленными и поэтому — реальными.
Значит, Зимин соврал? В принципе, ничего подозрительного, захотелось похвастаться близостью с командиром отряда, порисоватся перед московским представителем. И все же не мешает взять на заметку. От маленькой лжи до большой — один шаг. Тем более, когда это касается офицера, близкого к исчезнувшему Убийце…
26
Парамонов сидел в кабинете за столом, бездумно читал строевую записку. По правую руку — папка с почтой, по левую — непременный стакан остывшего чая — невесть какой по счету.
Не зря говорил командир взвода, в котором начинал службу солдатом Сергей Дмитриевич: одна капля из тучи не падает, обязательно — дождем.
Предвестником «дождя» было исчезновение командира «голубой» роты. Продолжение немедленно последовало. Появилась едучая комиссия под председательством страшного полковника Виноградова, забегали по ротам в»едливые майоры, начались ежевечерние воспитательные разборки. Мало того, убийство младшего лейтенанта, командира взвода. И — грязные анонимки, изготовленные, конечно, мстительным лжеКоролевым.
Подполковник свыкся с мыслью о неминуемом увольнении из армии по несоответствию. Но все же в нем жила микроскопическая надежда — обойдется, вкатят очередной выговорешник, самый распоследний, и этим ограничатся. Во всяком случае, именно так заканчивались прежние чрезвычайные происшествия.
Следующая «капля» подкосила эту надежду.
Не успел командир отряда переговорить с сотрудником московской уголовки — выпрыгнула новость, не менее страшная, нежели пропажа «капитана». Позвонили из районной больницы: рядовой Тетькин скончался, не приходя в сознание. Причина прежняя: отравление неизвестным ядом. Именно, ядом, а не протухшими селедками, которыми приходится кормить личный состав по причине разразившегося в России экономического кризиса.
Пришлось доложить Виноградову. Сразу о двух трупах. Взводного и дневального.
— Очередное ЧП, — неожиданно спокойно отреагировал полковник, но тут же «поправился». — А чего, спрашивается, можно ожидать от воинской части, которая не без вашей помощи превратилась в бардак… Впрочем, ошибаюсь: в бардаке — чистота и порядок, а в вашем отряде…
И пошло-поехало на добрые сорок минут.
Откуда только у начальства столько желчи, размышлял Парамонов, глядя на тонкую папку с почтой. Явно медицинская недоработка — военным врачам бы время от времени откачивать её. В целях сохранения драгоценного здоровья и командиров-начальников и их подчиненных.
— Что собираетесь предпринять? — устав от беготни по кабинету, осторожно опустился в командирское полукресло полковник. — Командир роты, за ним — взводный, теперь — солдат, дневальный по штабу. Не пора ли остановиться?
— Пора, — миролюбиво согласился командир отряда. — Начальник штаба уже разработал план мероприятий. Подключим особый отдел, попросим выслать из Окружного госпиталя компетентную комиссию, проинформируем милицию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...